Глава Коврова Юрий Морозов заявил, что принятие решения о закрытии города на карантин зависит исключительно от поведения ковровчан в оставшуюся часть праздников

Руководство Коврова ожидает, что после майских праздников статистика заболеваемости коронавирусом в городе может измениться в худшую сторону, если ковровчане не изменят легкомысленного отношения к самоизоляции. И тогда не исключено, что муниципалитет могут закрыть на карантин
Новости Автор: 7 мая 2020, 18:34 16 19637
фото пресс-службы администрации г.Коврова

Власти Коврова - второго по значимости города Владимирской области - на первую часть майских праздников понадеялись на сознательность граждан, полагая, что они проведут дни с 1 по 5 мая в режиме изоляции, но эти надежды не оправдались — ковровчане гуляли по городу, выезжали на шашлыки. Это следует со слов главы города Коврова Юрия Морозова на пресс-конференции 7 мая (аудиозапись есть в распоряжении Зебра ТВ). Градоначальник ожидает, что если граждане будут вести себя так же легкомысленно в течение второй части майских выходных, то статистика после этого ухудшится, и город оружейников указом губернатора Владимирской области может быть закрыт на карантин, как Петушинский район и город Кольчугино.

Морозов заявил, что если его плохие предчувствия по статистике заболеваемости COVID-19 не подтвердятся, то он в глубоком поклоне принесёт свои извинения горожанам:

«Я с удовольствием скажу, что я был неправ, и поклонюсь ковровчанам в ноги за то, что у нас не вырастет статистика, если это будет так после майских праздников. Прямо сам выйду и скажу: "Спасибо, товарищи дорогие!" При этом есть информация, что немного по-другому будет выглядеть ситуация».

Юрий Морозов напомнил, что городские власти, обеспокоенные ростом заболеваемости, уже дважды просили губернатора Владимирской области Владимира Сипягина закрыть Ковров на карантин, но им было отказано. Морозов намекнул, что если горожане продолжат себя вести так же беспечно, то его третья просьба может быть и удовлетворена:

«Когда статистика [заболеваемости коронавирусом] идёт вразрез с хотелками нашими, пожеланиями, хорошей жизнью, какими-то нашими прогнозами, тут уже никто ни на что смотреть не будет, просто на гашетку нажмут и закроют всё».

Глава Коврова в общих чертах прокомментировал ситуации с коронавирусом в Городе воинской славы, где на утро 7 мая были зарегистрированы 106 случаев заболевания из 1079 в целом по Владимирской области. Морозов, в частности, пояснил, что в некоторых случаях врачи отказывают в госпитализации пациентам с признаками простуды, так как такие больные могут лечиться в домашних условиях, не занимая койки, которые нужны тем, у кого проявляются симптомы COVID-19.

Kovrov_centralhospital.jpg ЦГБ Коврова, фото GK

В последнюю неделю выяснилось, что 60 коек в инфекционном отделении Ковровской Центральной городской больницы не хватает для всех нуждающихся, поэтому пациентов с подозрениями на коронавирус перевозили во Владимир, Карабаново и другие муниципалитеты, где были свободные места для оказания медпомощи. Юрий Морозов заявил, что ориентировочно 15 мая будут введены в эксплуатацию ещё 60 коек на базе горбольницы №1, и тогда жители Коврова смогут лечиться в родном городе.

Kovrov_hospital1.jpg Ковровская больница №1

Вот фрагмент выступления Юрия Морозова по ситуации с коронавирусом в городе Коврове.

Morozov.jpg

Юрий Морозов, глава города Коврова:

С наступающим всех праздником - 75-летием Победы в Великой Отечественной войне! Здоровья всем, успехов, всего самого доброго! [Желаю всем] быстренько выйти с наименьшими потерями моральными из этой ситуации нехорошей, которая связана с коронавирусом, приступить к нормальной жизни. И не вспоминать это вообще никогда.

Вопрос:

Читатели сообщают о случаях, когда в больнице не принимают больных [коронавирусом], чтобы не портить статистику...

Юрий Морозов:

Не про статистику разговор совсем. Не принимают больных не потому, что не хотят, а потому что, наверное, нет показаний для того, чтобы больной действительно находился на лечении [в стационаре].

И если раньше по каждому чиху мы ходили в больницу, и нам говорили, что «да, ребята, уже пора ложиться», то сейчас здесь немножко другая ситуация. Действительно, врачи принимают на себя решения, кто на самом деле нуждается в госпитализации, а кто - нет, кто может лечиться дома. Там есть определённые показатели, которые наши доктора определяют визуально и с помощью измерений температуры, давления. Всё это можно определить, и, в принципе-то, попадают [к врачам] большей частью [те, кто не нуждается в госпитализации].

Вчера [6 мая] вот был случай: большой начальник звонил с Владимира, и говорил: «У меня подчинённая, мне надо её срочно госпитализировать. Она два дня болеет дома, врач пришёл, посмотрел, сказал ей: “Всё плохо, но мест нет, поэтому мы тебя не берём, тебе там сорок лет с копейками, небольшой возраст, выживешь, всё нормально будет. А будет плохо звони"». Начинаю разбираться - что такое? Врач пришёл, посмотрел: показаний даже к назначению лекарственных каких-то [препаратов не выявил]. Обычная простуда, сопли, температура чуть повышенная, никаких симптомов нет. Но я им говорю: «Раз вам надо - давайте, товарищи, госпитализируем. Только у нас здесь, извините, с симптомами [коронавируса] уже заболевших товарищей кладут! Вы хотите, чтобы человека, который только-только [плохо себя почувствовал], может дома ещё вылечиться, положили туда, где все болеют?». Отвечает: «Нет не хочу». Я спросил: «А чего хотите?» Ответ: «Хочу, чтобы её полечили!» Я говорю: «Да не вопрос!» Звоню в область, говорю: «Товарищи, там есть начальник, переживающий за свою подчинённую, давайте положим полечить!» Отправили выездную бригаду ещё одну, посмотрели на неё и сказали: «Сиди дома, подруга, всё у тебя будет хорошо! Не надо тебе в больницу». Успокоились, всё поняли.

То есть, когда действительно человек нуждается в экстренной помощи, она ему оказывается. Когда необходима госпитализация, она производится. Наша паника порой, наши страхи, наши опасения за свою жизнь, за близких [заставляет нас нагнетать ситуацию], а ещё распишут там в интернете в цветах и красках, какие все врачи-то нехорошие. Да врачам надо в ноги поклониться - как они работают. Вы мало знаете, товарищи, как в сегодняшней ситуации, практически в круглосуточном режиме, валясь с ног, наши медики нас с вами защищают. И для того, чтобы хоть как-то оценивать их работу, надо хотя бы обладать мало-мальскими познаниями не только в медицине, но ещё и по конкретным заболеваниям.

Вопрос:

Про то, как наши ковровчане соблюдают режим самоизоляции...

Нельзя ли каким-то образом усилить контроль за ковровчанами, потому что в праздники корреспонденты по работе передвигались и видели, что у нас практически не соблюдается режим самоизоляции - стайками народ ходит без масок, все массово пошли на шашлыки, и всё такое прочее. Вот как ещё воззвать к разуму людей?

Юрий Морозов:

Вы понимаете как? Бороться с сознанием людей невозможно. Репрессивные меры включить можно, но только дадут ли они эффект? Если мы сами понимаем, что всё зависит от нас, и всё равно идём и нарушаем, и делаем так, как не надо, а потом надеемся, авось пронесёт... Поверьте мне - не пронесёт. И во всеуслышание сейчас уже говорят про вторую волну [эпидемии]. Уже говорят про то, что если будет после майских праздников действительное ухудшение эпидемиологической ситуации, а она прогнозируемо ухудшится, если люди массово будут выходить на улицы, будут массово нарушать режим самоизоляции и общаться, и контактировать, не так, как им, скажем так, рекомендовано. Мы получим с вами «эффект» - и очень быстро.

Я думаю, что неделя, край - 10 дней, после того, как закончатся майские праздники, если всё у нас действительно так, как вы сказали, и народ действительно ведёт себя нехорошо, да, есть такие факты, есть информация, мы увидим это по статистике, [что ситуация ухудшиться]. Статистика полетит наверх, ну и до свидания всяким открывающимся там торговым центрам, парикмахерским, салонам красоты и так далее. И режим жёсткой изоляции будет введён дальше. И те пропуска, про которые сейчас говорят, что вот они введены, да как-то так [несерьёзно], и справки можно [использовать для передвижения по населённым пунктам], и пропуска можно электронные, и вроде всё можно, поэтому можно вообще ничего не брать и не делать [ничего из того, что власти предписывают].

Поверьте мне: включить [репрессивные меры], на кнопку нажать, и включить сигнал «стоп-машина» труда не составляет - [и тогда] или тебе предупреждение, или протокол о штрафе, или уже - до свидания - меры какие-то административного воздействия прямо на месте. Я уже говорил, что очень много народу сейчас в различных структурах получило юридически подтверждённые полномочия применять административное воздействие на граждан, и на предприятия, нарушающие режим, введённый указом губернатора и президентом.

Дабы это не возводить в какую-то необходимость, и не говорить, что вот только так, и никак иначе, мы всё-таки понадеялись ещё раз, проговорив с силовыми структурами, на сознательность наших горожан.

Мы умышленно больше не призываем никого ни к чему, не агитируем за советскую власть уже долго. Вы видите, мы не выходим [к людям], не говорим ничего, потому что, во-первых, это уже надоело людям. Во-вторых, на каждом уровне включаешь телевизор, радио - оттуда одна и та же информация идёт [о том, насколько важно соблюдать режим самоизоляции]. Мы считаем, что забили [ковровчанам] мозги уже до такой степени, что [эта тема] уже отскакивает как от стенки горох. Давайте, поживём - увидим.

Нельзя сейчас, в такой ситуации, когда где-то послабления какие-то [планируется ввести], нажимать на гашетку.

Но сразу скажу, что вот Петушинский район, в режиме карантина проживающий, если у кого-то есть знакомые - пообщайтесь, как там. Мы настаивали, чтобы и у нас [в Коврове] был такой же режим - нам отказали, два раза мы писали губернатору, опасались за то, что у нас предприятий и организаций очень много, и скопление жителей, плотность населения на один квадратный километр значительная. Люди-то везде одинаковы сознательностью своей, а вот сами условия проживания - разные. И вот, основываясь на этом, мы просили, чтобы нам усилили режим, но, к сожалению, этого не сделали. Кроме меня, эту идею никто не поддержал, Чубайс - перед вами, можно сказать. Живём, как живём, и - слава богу!

Я с удовольствием скажу, что я был неправ, и поклонюсь ковровчанам в ноги за то, что у нас не вырастет статистика, если это будет так после майских праздников. Прямо сам выйду и скажу: «Спасибо, товарищи дорогие!» При этом есть информация, что немного по-другому будет выглядеть ситуация».

Я о чём? О том, что вот, например, позавчера принято решение губернатором усилить режим и ввести карантин на территории Кольчугино. Не было [там] ничего, не предвещало ничего, [а потом -] всплеск огромный, заболеваемость дикая. Вчера решение это было документально оформлено... Кольчугино - в карантине. Почему? Ну, догадайтесь сами.

Когда статистика [заболеваемости коронавирусом] идёт вразрез с хотелками нашими, пожеланиями, хорошей жизнью, какими-то нашими прогнозами, тут уже никто ни на что смотреть не будет, просто на гашетку нажмут и закроют всё. Вот и всё.

Поэтому вот здесь ещё раз повторяю: наше с вами житьё-бытьё дальнейшее - в наших руках; как мы будем общаться между собой, как мы будем вести себя в общественном транспорте, в магазинах, общественных местах - вот этого зависит очень многое. Мы сейчас уже имеем на территории города вспышки не только там, где люди приезжали из каких-то зарубежных стран, привозили [инфекцию], и, вроде как, в бытовых условиях есть подтверждённые уже вещи, и в организациях, и предприятиях. Да, они [вспышки заболеваемости] локализуются очень быстро, но они есть, они вышибают значительно количество народа. Непросто всё, поэтому поживём-увидим.

Вопрос:

У нас практически ежедневно дают информацию о заболеваемости коронавирусом, о том, сколько обследовали, о смертности... Но почему-то не говорят о количестве людей, которые выздоровели. То есть, это какое-то нагнетание - раз заболел, попал [в инфекционное отделение], то всё. Люди-то, наверное, выздоравливают, а мы об этом почему-то не знаем.

И ещё вопрос: несмотря на ваш запрет, была проведена Пасхальная служба в церквях города в присутствии прихожан. Как вы сказали, порядка 700 жителей города принимали в ней участие. Почему же церковники так невнимательно отнеслись к этому запрету? Будут ли какие-то меры приняты?

Юрий Морозов:

Насчёт выздоравливающих. Они есть, их пока немного. Подтверждать, что выздоровел человек, необходимо минимум двумя, а лучше - тремя, анализами через энное количество времени после того, как он пошёл на поправку. Это делают, во-первых, не все; во-вторых, не всем; а, в-третьих, не до них сейчас. Выздоровел человек - и пошёл спокойно к семье, его не трогают. Он находится ещё в каких-то полусамоизоляционных моментах домашних, и, если ухудшения нет, считается, что он выздоровел.

Никакого нагнетания обстановки нет. Если честно, просто не до них [выздоровевших], потому что всё-таки недостаточно мощностей, которые есть на сегодняшний день, по тестированию на территории Владимирской области для того, чтобы удовлетворить всех желающих получить анализ - положительный, либо отрицательный - в кратчайшие сроки. Не хватает мощностей для всех желающих.

У нас есть, например, реклама нескольких медицинских центров, открывшихся и работающих на территории города Коврова, приходите, мы вам все анализы возьмём, всё сдадим. Да не проблема! Это частная история, которая будет достоверна [только] на какой-то процент, в зависимости от того, какие реактивы и тестовые методы применяют в этих медицинских центрах. Но суть-то в том, что официальная статистика не принимает данные вот этих медицинских центров частных как официальные, и только те анализы и заключения, которые проходят через аккредитованные Роспотребнадзором лаборатории, принимаются к официальным источникам и распространяются на территории Владимирской области. Так и по всей России. Вот почему идёт разрыв [в сведениях о выздоровевших].

Если у человека сомнения - выздоровел они или нет, частная клиника ему поможет, если есть желание. Если тебя не трогает Роспотребнадзор после того, как ты приболел, и тебе сказали, что всё хорошо, и от тебя отстали врачи, то живи спокойно.

В Москве, например, достаточно мощностей - они чётко несколько клиник на выздоравливающих направили, и эти клиники берут [анализы] только у выздоравливающих - они не работают [больше] ни с кем. И вот они только потом попадают в статистику как выздоровевшие. У нас несколько иная ситуация, вот почему со статистикой такая белиберда.

Теперь что касается служб Пасхальных.

Запрет можно наложить [только] на ту организацию, которая находится в ведомстве муниципалитета. Церковь отделена от государства, имеет свою подчинённость. Поэтому мы проговаривали, что, да, действительно, не рекомендуем и не то, что не разрешаем, а нежелательно, чтобы проводились службы в присутствии граждан. Мы говорили об этом людям, мы говорили со священнослужителями, мы написали, на основании предписаний Роспотребнадзора, свои предостережения и предписания, в каждую церковь отправили.

Ещё раз повторю: мы констатировали факт нахождения в каждом храме прихожан - сколько их пришло на освещение продуктов в субботу [18 апреля] днём, сколько на ночных службах было. Около 700 человек побывали - вместе со служителями - в храмах в ночное время в городе Коврове.

Чем это закончится? Посмотрим. Но пока вот, тьфу-тьфу, прошло время, есть всплески, но небольшие, скажем так.

Не допустили мы несколько прихожан, приехавших из Москвы, пытавшихся посетить наши церкви. Это мы сами сделали с полицией - просто увидели машины, подъезжающие не с нашими номерами, и, спросив у людей, с какой целью они прибыли в ночное время к храму, и откуда, [разворачивали их]. Но это единичные случаи.

Мы не ставили кордоны, не закрывали ничего, поэтому - как есть, так и есть. Опять же, [сделали ставку] на сознательность [ковровчан]. Никого не останавливали. Единственное, что сделали, на всякий случай с отцом Михаилом мы поговорили, что мы дадим им маски, а они сами раздадут каждому прихожанину, который заходит в храм, чтобы хотя бы в храмах не было распространения. Это было сделано. Всё остальное - ну, что сделаешь? Понятно, что и нам-то не очень приятно такие заградительные меры и такие вещи проговаривать и устанавливать. Но жизнь - она такая штука интересная, разная, сегодня - голубая, а завтра - красная. Поэтому, что есть, то - есть.

Вопрос:

Если [больных с подозрением на коронавирус] госпитализируют, то куда? Есть информация, что не в Ковров...

Юрий Морозов:

В Коврове на сегодняшний день из запланированных 120 коечных мест, которые должны быть созданы для лечения инфекционных больных, созданы и работают 60 - на территории Центральной городской больницы. Вторые 60 - на стадии выхода из реконструктивных и ремонтных работ. Ориентировочно 15 мая эти дополнительные 60 коек ещё на территории городской больницы №1 будут сданы и введены в эксплуатацию. Неделю назад ситуация была другая - в ЦГБ загрузка была процентов 50-60 от 60 коек, которые там были. То есть, были свободные места. Потом, за последнюю неделю, ситуация выровнялась не в хорошую сторону, и койки в ЦГБ закончились все, и, действительно, мест не хватало последние 2-4 дня для того, чтобы разместить всех нуждающихся [в госпитализации]. И принято было решение, как оно, кстати, работало, на других территориях, нас просто это не касалось, и мы не знали этого, а уже месяц система работала так, что если где-то в территории не было мест, то больные направлялись в другие ближайшие муниципалитеты, где есть свободные койко-места. Для нас это начало работать буквально в последние несколько дней, когда нам стало этих 60 [коек] не хватать. Как только мы введём ещё 60 в больнице №1, нам хватит их с лихвой, опять будет запас. Насколько - будем смотреть по ситуации.

Да, сейчас есть такие факты, что [ковровчан с подозрением на коронавирус] отправляют и во Владимир, отправляли в Карабаново, отправляли ещё куда-то, где есть койки. Это нормальная ситуация взаимоотношений [главных врачей учреждений здравоохранения] между собой. Линейное взаимодействие между главврачами очень сильное, они в любом случае не оставят человека без помощи, даже если на территории города Коврова сегодня заполнены все инфекционные места.

Вопрос:

В каком состоянии люди, проходящие лечение в стационаре?

Юрий Морозов:

Даже я этого не знаю. Во-первых, эта информация меняется с быстротой, которую не отследишь. Часть [больных находится] под ИВЛ, незначительная; средней тяжести - большая часть; где-то процентов 20% - средней тяжести. Только два человека вызывают опасения на сегодняшний день. Ситуация меняется постоянно - вчера их было трое, а позавчера был один. Потом кому-то [становится] хуже, а кому-то - лучше. Сегодня ситуация - вот такая.

Telegram-канал Зебра ТВ: новости в удобном формате