Регистрация / Вход Пн, 18 декабря 2017, 19:36

Муниципальные школы станут государственными?

Владимирская область отказалась от участия в пилотном проекте по передаче школ с муниципального уровня на региональный. Но такой переход всё равно состоится, так как областные власти уверены, что муниципалы не справляются с содержанием школ
28 Августа 2017, 14:17 30 3414

Все общеобразовательные учреждения Владимирской области, находящиеся в подчинении органов местного самоуправления, в обозримом будущем могут перейти под управление региональных властей. Об этом стало известно на пресс-конференции директора департамента образования администрации Владимирской области Ольги Беляевой. Главная причина - муниципалы не в полной мере справляются с содержанием и финансированием школ.

Подпись видеоОльга Беляева

«ШКОЛА РЕШАЕТ ПРОБЛЕМУ САМА, КАК МОЖЕТ»

Тема переподчинения школ с местного уровня на региональный была поднята Ольгой Беляевой в контексте обсуждения вопроса с охраной школ. Директор департамента образования доложила, что все общеобразовательные учреждения обеспечены охраной. На это ей заметили, что решение этого вопроса не является заслугой государства, а результатом усилий родителей учащихся по сбору средств на организацию охраны детей в стенах школ. И зачастую безопасность обеспечивают пенсионеры, которые вряд ли смогут дать отпор лиходеям. Ольгу Беляеву спросили, нет ли у властей планов привлечь подразделения полиции или Росгвардии к охране школ.

Директор департамента образования пояснила, что глава Минобрнауки РФ Ольга Васильева в курсе всех проблем в школах, и не только с обеспечением охраны. В министерстве уже рассматривают возможность переподчинить школы с муниципального уровня на региональный, так как органы местного самоуправления не справляются. Например, если говорить всё о той же охране, то деньги на это из местных бюджетов практически не выделяются:

«Поэтому у неё [министра образования] есть планы, я думаю, что вы тоже эти планы знаете — у неё в планах переподчинение образовательных организаций, которые находятся на территории субъекта субъекту [областной администрации]. Вот план — кардинальный. Ольга Юрьевна [Васильева] считает, наверное, так же, как и вы, от части — как и я, что муниципалитеты не всегда могут выполнять свои обязанности в полном объёме. В частности, то, что касается охраны образовательных организаций, эта тема — не новая, она каждый год поднимается».

Вопрос:

  • Вы оптимистично доложили нам, что все школы охраняются охранными организациями

Ольга Беляева, директор департамента образования администрации Владимирской области:

  • Да, у меня есть такие сведения

Вопрос:

  • Но вы прекрасно знаете, что это — не ваша заслуга

Ольга Беляева:

  • Не охранными [организациями школы охраняются], а сторожами

Вопрос:

  • Маленькие школы, как правило, сторожами муниципальными, а большие школы — охранными организациями

Ольга Беляева:

  • По-всякому

Вопрос:

  • Охранные организации, вы же понимаете, что это не заслуга государства

Ольга Беляева:

  • Я знаю

Вопрос:

  • Все охранные организации нанимаются родителями

Ольга Беляева:

  • Да

Вопрос:

  • То есть, фактически можно сказать, что школы охраняются не государством, а родителями.

Ольга Беляева:

  • Нет

Вопрос:

  • Между тем, школы, особенно большие, относятся к высшей категории террористической опасности по всем критериям, установленным постановлением правительства, и так далее. Родители, которые идут на то, чтобы охранять детей, потому что не могут оставлять своих детей без охраны, действительно добровольно, действительно голосуют, действительно собирают деньги на охрану. Но, тем не менее, у них остаётся вопрос: а почему охраной-то государство не занимается?

  • Почему школы, где тысячи детей сосредоточены в одном месте, это высшая категория террористической опасности, не охраняются Росгвардией? Не охраняются полицией?

  • Те же охранные организации, уже не говоря о сторожах — бабушках, пенсионерках, это очень слабая охрана

  • Вопрос заключается в том, почему школы — объекты высшей террористической опасности - не охраняются государством, Росгвардией, полицией? И существуют ли какие-то планы на этот счёт, потому что министр образования, отвечая на аналогичный вопрос, сказала что вроде какие-то планы есть. Вот вы знаете о том, чтобы школы охраняла всё-таки Росгвардия?

Ольга Беляева:

  • Я хочу сказать относительно планов [министра образования и науки] Ольги Юрьевны [Васильевой], поскольку она знает многие ситуации — и те, о которых сейчас меня спрашивали, и ту ситуацию, которую вы сейчас озвучиваете, есть ещё ряд позиций

  • Она понимает, что этот вопрос [о государственной охране школ] на уровне муниципалитетов решить невозможно, понимаете? А сегодня по закону — это исключительная ответственность органов местного самоуправления

  • Поэтому у неё [министра образования] есть планы, я думаю, что вы тоже эти планы знаете — у неё в планах переподчинение образовательных организаций, которые находятся на территории субъекта субъекту [областной администрации]. Вот план — кардинальный

  • Ольга Юрьевна [Васильева] считает, наверное, так же, как и вы, от части — как и я, что муниципалитеты не всегда могут выполнять свои обязанности в полном объёме. В частности, то, что касается охраны образовательных организаций, эта тема — не новая, она каждый год поднимается

  • Да, на это [на охрану школ] деньги не выделяются, к сожалению; не выделяются муниципальными органами управления образованием. Или выделяются очень небольшие деньги. Поэтому школа решает проблему сама — так, как она может решить

«ВСЕ ЖЕ ЖДУТ, ЧТО БУДЕТ ЛУЧШЕ»

Второй раз тема переподчинения школ от городов и районов департаменту образования была затронута при обсуждении проблем сельских учреждений. В частности, Ольга Беляева обеспокоена за судьбу школ, получающих финансирование по нормативам. Их будущее незавидно, и рано или поздно их ждёт оптимизация. Обыватели называют этот процесс «закрытием» или «ликвидацией» школ на селе, однако в департаменте образования с таким подходом категорически не согласны:

«Понимаете, хотим мы этого или не хотим, численность детей в селе не увеличивается, поэтому постоянно идут процессы оптимизации. Что такое оптимизация? Это не ликвидация; это- укрупнение образовательных организаций, опять же - во имя этих организаций, чтобы они могли получить больше средств. А раз они получают больше средств, они могут создать лучшие условия - в любом смысле этого слова - для ученика».

Ольгу Беляеву спросили, есть ли у департамента какие-то планы по оптимизации школ. И тут выяснилось страшное — такие планы есть, но не в ведомстве Ольги Беляевой, а в органах местного самоуправления. Дальше больше — муниципалы, принимая решения в системе образования, ничего не обязаны согласовать с департаментом образования администрации Владимирской области. В частности, они суверенны при назначении начальников городских и районных управлений образования, самостоятельны при назначении директоров крупных школ, все решения по «оптимизации» сети учреждений также принимаются без согласования с региональными властями. Ольга Беляева считает, что это не совсем верно:

«Они не обязаны это делать. Это исключительно полномочия органов местного самоуправления. Вот это тоже к ответу, который я уже дала, понимаете? Они не обязаны с нами ничего согласовывать. Это кажется странным; это на самом деле многим непонятно. Не надо согласовывать назначение начальника [городского или районного] управления образования с департаментом; это нигде не прописано, нет в законе такой позиции, чтобы шло согласование. Или директоров крупных школ тоже никто не согласует с нами. Это как бы детали всё того же вопроса, о котором вы говорите».

И в этом момент снова заговорили о возможной передаче школ с местного уровня на региональный. Дело в том, что в начале 2012 года во Владимирской области такой управленческий финт проделали с больницами и поликлиниками в муниципалитетах — их всех, вплоть до фельдшерско-акушерских пунктов, переподчинили от муниципалитетов областном департаменту здравоохранения. Предлог был тот же — органы местного самоуправления не справляются с их содержанием и с реализаций полномочий по оказанию медицинской помощи населению. Пять лет спустя трудно сказать, что такое решение проблемы улучшило ситуацию в здравоохранении.

Ольгу Беляеву спросили, «если такие планы будут реализованы в системе образования, у нас будет как в здравоохранении, или будет как-то по-другому»?

Директор департамента ушла от прямого ответа на этот вопрос, но сказала, что областные власти не хотят, чтобы в образовании стало хуже, именно поэтому и отказались от участия в пилотном проекте по переподчинению школ.

Беляева сказала, что пока есть два варианта этого перехода — как в Москве (нам он априори не подходит), и как в Самарской области, где решили не трогать самодостаточные Самару и Тольятти, но объединить мелкие муниципалитеты в образовательные округа, и уже в таком виде взять на баланс государства.

Во Владимирской области 1008 общеобразовательных учреждений. Когда и в каком виде они перейдут в госсобственность, пока не ясно. Но это точно произойдёт, и в Белом доме «думают над этим», сказала Ольга Беляева:

«Здесь всё равно главный вопрос — финансовый вопрос. Всё равно финансовая составляющая здесь очень сильна. И надо понимать, какие средства надо для того, чтобы качественно содержать [во Владимирской области] огромную сеть из 1008 [образовательных] учреждений. Качественно её содержать, ведь все же ждут, что будет лучше. А чтобы было лучше, надо очень хорошо подумать, всё измерить, рассчитать, изменить законодательство обязательно, прежде чем менять что-то в этой структуре».

Ольга Беляева, директор департамента образования администрации Владимирской области:

  • Нужно думать о других школах, которые получают по нормативу, и, получая по нормативу, они себе не могут позволить дополнительную ставку, условно говоря, социального педагога, психолога, или даже совместителя по одному из предметов. Даже так может быть. Вот здесь возникают вопросы

  • Но ответ на этот вопрос только один [- оптимизация образовательных учреждений]. Только один, потому что, понимаете, хотим мы этого или не хотим, численность детей в селе не увеличивается, поэтому постоянно идут процессы оптимизации

  • Что такое оптимизация? Это не ликвидация; это- укрупнение образовательных организаций, опять же - во имя этих организаций, чтобы они могли получить больше средств. А раз они получают больше средств, они могут создать лучшие условия - в любом смысле этого слова - для ученика

Вопрос:

  • По итогам прошлого года у вас есть, сформировались, может быть, какие-то планы по оптимизации...

Ольга Беляева:

  • Это не наши планы, это планы муниципальных органов управления образования. Учредителями этих организаций являются органы местного самоуправления

Вопрос:

  • К вам поступали такие предложения [по оптимизации]? Вообще, это как-то же с вами согласовывается, правильно?

Ольга Беляева:

  • Со мной не согласовывается

Вопрос:

  • А с департаментом [образования]?

Ольга Беляева:

  • Нет. Они не обязаны это делать. Это исключительно полномочия органов местного самоуправления. Вот это тоже к ответу, который я уже дала, понимаете? Они не обязаны с нами ничего согласовывать

  • Это кажется странным; это на самом деле многим непонятно. Не надо согласовывать назначение начальника [городского или районного] управления образования с департаментом; это нигде не прописано, нет в законе такой позиции, чтобы шло согласование

  • Или директоров крупных школ тоже никто не согласует с нами. Это как бы детали всё того же вопроса, о котором вы говорите

Вопрос:

  • В продолжение вашей тематики: вроде бы есть орган государственной власти, который за всё это отвечает, но с вами ничего не согласовывают

Ольга Беляева:

  • Ну, не ничего, ну уж не так, чтобы прямо вообще ничего [муниципалитеты с нами не согласовывали]

Вопрос:

  • Ну, основные вопросы с вами не согласовывают

Ольга Беляева:

  • Что значит «основные»? Они не являются основными

Вопрос:

  • Назначение начальника управления образования — это не основной вопрос?

  • Закрытие школы — это не основной вопрос?

Ольга Беляева:

  • Это, конечно, важный вопрос

Вопрос:

  • И вы озвучили, что якобы у министра образования есть планы перевода образовательных организаций в подчинение региона

Ольга Беляева:

  • Да

Вопрос:

  • То есть пойти по пути системы здравоохранения, и сейчас говорят, что этот путь, по которому пошло здравоохранение, ситуацию к лучшему кардинальным образом не изменил. Вот если такие планы будут реализованы в системе образования, у нас будет как в здравоохранении, или будет как-то по-другому?

Ольга Беляева:

  • Вы знаете, нам ведь предложили участвовать в пилотном проекте — мы пока отказались, потому что мы как и раз не хотим, чтобы ситуация ухудшилась. Надо всё продумать, потому что на сегодня есть только два варианта, уже реально существующие модели вот этого перевода [образовательных учреждений с муниципального уровня на региональный]

  • Первая модель — это московская, но Москва — это вообще отдельное государство, мы на них даже ориентироваться не можем

  • А вторая модель — это Самарская область. Она отошла от территориального признака, вот у нас сейчас муниципалитет и территориально образовательный округ, образовательное пространство. Она от этого принципа отошла; она объединила мелкие в свои образовательные округа, и под себя их забрала

  • Условно говоря, это может быть Ковров и Ковровский район, я для примера, не то, что это будет, я просто говорю для примера. И таким образом она [Самарская область] сократила число подведомственных сегодня муниципальных образований, у них это округа. При этом они два крупных города — Самару и Тольятти — оставили, они под себя их учреждения не подвели, понимая, что там решение вопросов найдётся, потому что они платёжеспособны — и Тольятти и Самара

  • Здесь всё равно главный вопрос — финансовый вопрос. Всё равно финансовая составляющая здесь очень сильна. И надо понимать, какие средства надо для того, чтобы качественно содержать [во Владимирской области] огромную сеть из 1008 [образовательных] учреждений. Качественно её содержать, ведь все же ждут, что будет лучше. А чтобы было лучше, надо очень хорошо подумать, всё измерить, рассчитать, изменить законодательство обязательно, прежде чем менять что-то в этой структуре

  • Поэтому сегодня мы пока отказались от пилота. Но думать об этом — мы тоже думаем; мы не можем не думать