Регистрация / Вход Вт, 26 сентября 2017, 15:47

Заметки пациента

wikki
Виктория Александрова
11 Сентября 2017, 18:12 4 1433

С детства мои отношения с отечественной медициной складывались натянутые. Вероятно, это пошло с ощущения беспомощности в узком коридоре, пахнущем аптекой, пОтом и полном кашляющих и сморкающихся людей, когда обреченно вопрошаешь: «Кто последний?». Так что наши отношения с государственной медициной основаны на взаимной неприязни. Это как с родственниками - проще любить и уважать на расстоянии.

Ну а чтобы не быть голословной — пара примеров из личной практики. Сразу оговорюсь, я пишу это не для того, чтобы очернить врачей, к которым предъявляют огромные, почти нечеловеческие, требования. Каждый из них - отдельная личность со своими специфическими чертами характера и уровнем профессионализма. Это, скорее, камень в огород медицинской системы, которая щедро прибавляет врачам забот, давая взамен сущие копейки.

Начнём с того, что я два года не была в определённой мне богом и бумагами поликлинике. Тогда система электронной записи через «Регистратуру 33» ещё только вводилась. Но уже назревал конфликт между теми, кто пришёл по записи, и теми, кто честно по привычке отсиживал очередь под дверью терапевта в надежде на приём. Тогда «вишенкой на торте» моих отношениях с отечественной медициной стала женщина, рассказавшая, что приходит к терапевту уже третий день подряд и не успевает попасть на приём. Лично я провела в очереди 4,5 часа.

С тех пор я предпочитала переносить болезни на ногах, поскольку пробиваться к терапевту за больничным — дело неблагодарное, требующее бычьего здоровья и удавьего терпения. Прошло два года, и, что называется, существенно ничего не изменилось. Ну а конфликт только обострился.

Но - по порядку. Приспичило мне пройти диспансеризацию, тем более, безвозмездно, то есть даром. Отдельным стимулом стала информация, что идти к терапевту за направлением не нужно. Если опустить подробности и километровые очереди, то все кабинеты я прошла в общей сложности за 3,5 часа. Не успела я подумать, что всё, в принципе, не так уж и плохо, как беда подкралась, откуда не ждали.

Оказалось, идти к терапевту всё-таки нужно, чтобы она ознакомилась с результатами. Как водится, электронная очередь на «Регистратуре 33» была расписана на три недели вперёд, квест со звонком в больничную регистратуру был провален, потому я пошла на приём «зайцем».

Штурм кабинета терапевта начался с больничной регистратуры, где девушки настойчиво интересовались, по какой причине, зачем и во сколько я иду ко врачу. Услышав, что не знаю и что готова отсидеть очередь, чтобы попасть на приём, регистраторша округлила глаза, но карточку выдала.

Неприятный бонус ждал дальше. У кабинета оказалась очередь, в которой человек 10 таких, как и я, ждали своей участи без записи в интернете и регистратуре. Сама врач по приходу уведомила, что без записи не принимает и уйдёт, как только часы пробьют полночь.

Атмосфера накалялась с каждой потерянной минутой. Именно поэтому в такой очереди ещё яростнее ненавидят «спрашивающих» - тех самых, кто «Я на минуточку, только спросить». На моих глазах одна нервозная женщина силой держала дверь перед девушкой, а когда настойчивая девушка всё-таки пробилась, кинула ей вслед непечатное слово.

С другой стороны, упрекнуть женщину не повернется язык, ведь «спрашивающие» отнимают драгоценное время врача, который может не успеть принять именно тебя. Лотерея. Впрочем, под конец все пятеро оставшихся, в том числе и я, ломанулись к врачу всем скопом. На меня по счастью обратили внимание, поскольку с диспансеризации врач получает финансовые бонусы. Послав на дополнительный анализ врач мягко проворковала, что «если с анализами что не так, то мы вас найдём». То есть, никто тебе прямо не скажет, что у тебя по итогам диспансеризации всё хорошо. Сиди и жди, теряя драгоценные и без того нервные клетки.

Пришла на дополнительный анализ (где, конечно же, оказалось, что идти к терапевту совсем не было нужно), там послали обратно к терапевту - забрать карту диспансеризации, в которую заносятся все параметры и итоги диспансеризации. И вот у двери столь горячо любимого терапевта я превратилась в «спрашивающего». Хорошо хоть, пропустили к медсестре без проблем - никто голову дверью прищемить не рвался и вслед не матерился. Медсестра попросила подождать и некоторое время металась по соседним кабинетам, это насторожило. В итоге - получила диспансерную карту без данных предыдущих осмотров. На вопрос о том, куда делась первая карта, получила ответ, что «её не нашли». Ушла со смешанными чувствами, вспоминая байки о том, как у людей теряются медкарты по дороге от врача в регистратуру. Но оказалось, что нервные клетки растеряны зря, ибо обе диспансерные карточки в итоге объединили.

Ну а о том, что с моими анализами по итогам диспансеризации всё в порядке, я узнала, когда пошла к хирургу, и моя медкарта попала мне лично в руки, а знакомые медики помогли расшифровать врачебный почерк.

Впрочем, здесь тоже нужна небольшая предыстория. Начались проблемы с суставами — профессиональные и наследственные, а тут ещё зимой растянулась на ступеньках, по видимому, ударившись пальцем. Межфаланговому суставу это не понравилось, он опух и начал болеть. Я, как послушная девочка, побежала к хирургу. Первый хирург посоветовал согревающий водочный компресс и «Найз». Сустав на такое лечение не реагировал, распухал и синел дальше.

Второй хирург, к которому я попала только через месяц (спасибо «Регистратуре 33»), оказался полным антагонистом доброго доктора Айболита. Ну то есть, совсем. Я, конечно, понимаю, что этот человек много лет занимается разрезанием людей, сломанными конечностями и другими непростыми вещами, на фоне которых мой палец — не то, что капля в море, а вещь, не заслуживающая ни малейшего внимания. Но это, знаете ли, мой рабочий палец моей рабочей руки, и дорог он мне, как часть меня. Именно поэтому как-то обидно прозвучала из уст хирурга фраза: «Ну что вы беспокоитесь, рентген не нужен, палец-то на месте, не отвалился. Вот если бы отвалился...». Недобрый дяденька хирург выписал мне водочный компресс и «Найз». Палец кое как прошёл, а осадок остался.

В третий раз я попала к хирургу аккурат после диспансеризации: палец решил, что хорошего помаленьку и распух с новой силой. Я, памятуя о том, что самолечение - грех, побежала к врачу. О том, как забавно перемешивалась под дверью очередь из тех, кто пришёл на прием повторно, и тех, кто идёт в первый раз, подробно рассказывать не буду. Пациенты крепились, как могли, развлекая друг друга медицинскими байками.

Третий хирург оказался, по моим ощущениям, довольно адекватным. Осмотрев палец и послав меня на рентген, врач прописал водочный компресс, мазь и таблетки «Найз». Направление на рентген дало надежду на более детальное рассмотрение проблемы. Но, без ложки дегтя, конечно, не обошлось. Я искренне сочувствую врачам, у которых прибавляется не только бумажной, но и электронной работы. Теперь, помимо вклеивания дополнительных листочков в медкарту, они обязаны вбить диагноз ещё и в компьютерную программу. Но откровенным издевательством было сунуть мне в негнущиеся от боли пальцы ручку и сказать: «Пишите рецепт, чем вам лечиться».

Я приходила к врачу ещё раз, чтобы посмотреть результаты рентгена. И услышала из его уст фразу, из-за которой я, скорее всего, больше с суставными проблемами в поликлинику не пойду. Она сказала: «Теперь больше к хирургу с этой проблемой не ходите, идите сразу к терапевту». Спасибо, учту.

А от сустава, кстати, действеннее всего оказался обычный лопух, который снял и отёк, и боль. Слава отечественной медицине. И бабушкиным рецептам.