Регистрация / Вход Чт, 13 декабря 2018, 04:54

Человек-легенда

Bureev
Адольф Буреев
7 Декабря 2018, 14:44 2 624

Вместо вступления

Десять лет назад, в канун 90-летия этой даты, мне, знавшему Тихона Степановича с моих школьных лет и до его кончины, уже выпадала честь написать воспоминания об этом достойнейшем человеке. Но так как тогда почти все средства массовой информации в области (как и во всей стране) оказались в руках тех, кому Т.С. Сушков всей своей жизнью и деятельностью был – ненавистен, то доброе слово о нём оказалось мало кому доступно.

Вот почему я сейчас решил не мудрить особо, а в основном повторить сказанное тогда – лишь сделать «внесённые временем» правки. Так, некоторые соратники по работе Тихона Степановича, чьё мнение о нём я цитировал, за минувшее десятилетие ушли из жизни.

И ещё одно. Жизненный путь Тихона Степановича был настолько чётко целенаправлен и предопределён великой идеей борьбы за социальную справедливость, что искать какие-то новые «нюансы» в его весьма непростой, а порою действительно легендарной биографии было бы не просто излишне, а и в какой-то мере – странно. Это люди с позицией флюгера могут сегодня щеголять своей принадлежностью к комсомолу, КПСС, патриотам России, а с переменой власти (временной, между прочим!) предстают перед изумлёнными согражданами ярыми приверженцами совершенно противоположных взглядов и представлений. Да, вот в разговоре о них их прошлое надо действительно переосмысливать (где и как они лукаво фальшивили?), а то и принципиально перелицовывать.

Но не таков был Тихон Степанович Сушков!..

Символ эпохи

Более полувека своей жизни, с 1946-го и до самой кончины в 1999-м, Т.С. Сушков отдал служению людям нашей древней земли, при этом 25 лет (с 1960-го по 1985-й) – в высокой должности председателя облисполкома. Да и какому служению! Его доблестный труд не только достойно отмечался целым рядом государственных наград, но и - что поистине символично! - ему были присвоены высокие звания почётного гражданина города Владимира и области, причём второе – уже посмертно. Народная же молва совершенно заслуженно именует Тихона Степановича - патриархом земли Владимирской.

А ещё его можно назвать живым символом славной советской эпохи, яркой иллюстрацией судеб миллионов выходцев из трудового народа, раскрепощённого Октябрём. Моложе революции всего на год, он вместе с людьми своего поколения честно прошёл путь первого в мире рабоче-крестьянского государства, приняв самое активное участие как в преодолении неимоверных трудностей, так и в достижении социалистическим Отечеством высочайших успехов. В полной мере испытал он и позор поражения любимой страны в 1991-93 гг., пережил горечь предательства ряда перерожденцев, некогда числившихся его соратниками, но сам при этом до последнего вздоха остался бойцом, верным высоким идеалам социальной справедливости. Они же, эти светлые идеи, элементарно просты: ни один человек не должен паразитировать на другом. Экономика обязана работать на всех граждан, а не на кучку алчных и беспринципных ловкачей. Увы! Контрреволюция 1991-93гг. беспощадно попрала эти, утверждённые трудом, а то и кровью нескольких поколений советских людей, правила жизни, восстановила и забытую было эксплуатацию, и уничтоженную ещё в 30-е безработицу, и вопиющее социально-экономическое неравенство. А что сделано со страной, в которой было построено первое в мире государство трудового народа, и говорить – излишне…

Переломную ситуацию эту в своё время чётко охарактеризовал знаменитый на всю страну председатель сельхозкооператива С.П. Гинин, который немало потрудился под руководством ещё более знаменитого председателя облисполкома. «Тихон Степанович, - сказал он на траурном митинге, - ушёл из жизни, оставив людям результаты огромного своего труда и человеколюбия. Смута времени нарастающей лавиной стала перемалывать мораль и подвиги его поколения, ломать и уродовать жизни десятков миллионов людей. На закате жизни это стало его великой болью, которую он унёс с собой».

Со страною вместе

Т.С. Сушков родился в бедной полукрестьянской-полушахтёрской семье в небольшом, забытом богом селе Дмитряшевке ныне Воронежской области. Не в силах прокормить семью на крошечных земельных наделах, мужики регулярно уходили на шахты вкалывать на тамошних хозяев, в то время как собственные хозяйства оставляли на жён и детей. Которых, как и тех мужчин, которые не могли работать в забое, нещадно эксплуатировали – вплоть до организации колхозов – деревенские кровососы: кулаки.

img-Y30104357-0001.jpg

С раннего детства пас коров и маленький Тиша. И единственно, что могло бы ожидать его в жизни, это перемена кнута на обушок. Однако после Великой Октябрьской социалистической революции всё стало круто меняться. Ранее отсталая, на четыре пятых неграмотная страна начала преобразовываться никогда и нигде в мире невиданными темпами. При этом прежде всего менялись люди. Вскоре даже из пожилых крестьян не осталось таких, которые бы расписывались – «крестиком». Грамоте научились, читая и выводя в тетрадках: «Мы – не рабы! Рабы – не мы!». Дети же и молодёжь не просто все до единого заканчивали школы, но и затем стремились поступить в профессиональные училища, техникумы, вузы.

Среди них был и Тихон Сушков. В 1933-м он в числе самых лучших окончил неполную среднюю школу, затем как застрельщик молодёжи районной МТС, где начал свой трудовой путь, был послан на шестимесячные областные комсомольские курсы, потом рекомендован в Задонское педучилище. О его успехах в овладении науками говорит такая деталь. После училища он был назначен не только преподавателем истории, географии и Конституции СССР, но и завучем школы.

Наверняка именно тогда у него зародилось оставшееся на всю жизнь уважение к самоотверженным «сеятелям разумного, доброго, вечного»!

Так, в своих опубликованных воспоминаниях широко известная землякам труженица народного образования и активная общественница А.И. Артёмова (до самого своего ухода из жизни возглавляла совет Владимирской областной организации ветеранов войны, труда, Вооружённых Сил и правоохранительных органов), а в своё время – самая молодая в России заслуженная учительница, ставшая по рекомендации Тихона Степановича заведующей городским отделом народного образования в Гусь-Хрустальном, а затем и заведующей облоно (ред. - областной отдел народного образования), с добрым чувством рассказывает, с каким вниманием относился занятый тысячью дел председатель облисполкома Т.С. Сушков к нуждам и заботам педагогов всех уровней, насколько тактично решал он кадровые вопросы, изыскивал возможности укреплять материально-техническую базу детских учебно-воспитательных учреждений.

«За 12 лет совместной с ним работы в облисполкоме, - пишет она, - я видела его сердитым и очень строгим, но никогда – несправедливым. Его слова не расходились с делами, а обещания становились обязательствами».

И вот результат:

«Достаточно сказать, что за те годы в области было возведено 84 новых школьных здания, к 153 пристроены классные комнаты, осуществлена пристройка 18 учебных мастерских, 9 спортивных залов, 29 школьных столовых. Построено 67 дошкольных учреждений, 23 – внешкольных. Капитально отремонтированы 10 из 12 детских домов…»

Стоит сравнить это с нынешним временем «демократических преобразований»!..

Суровый экзамен

Хочу подчеркнуть, что такая «увязка» главных дел жизни героя с его биографией – чуть ли не со временем «босоногого детства»! – вовсе не журналистский приём, а тем более – не натяжка. Мне уже довелось неоднократно рассказывать в газетах о Т. С. Сушкове, и каждый раз, готовя материал, я снова и снова убеждался, что все высказанные в начале статьи определения, в том числе - «легендарный» применяется к Тихону Степановичу отнюдь не случайно.

Судите сами.

… Долго заниматься педагогической деятельностью Т.С. Сушкову не пришлось. Время было тревожное: неотвратимо надвигалась большая война, и страна всё делала, чтобы успеть подготовиться к ней. Так, было отменено большинство отсрочек от призыва в армию, и в декабре 1939-го школьный завуч стал красноармейцем: начал проходить новую школу – солдатского возмужания. Учился он ратному делу, как и всегда, успешно, благодаря чему вскоре стал офицером.

А тут и суровый экзамен на зрелость ждать не заставил.

Особенно памятной для Тихона Степановича стала осень 42-го - на Волховском фронте, в печально известном Мясном бору.

В ходе многодневного кровопролитного боя во взводе связи, которым командовал младший лейтенант Т. Сушков, почти не осталось людей, поэтому восстанавливать перебитые кабели всё чаще отправлялся сам взводный. Так было и в самый напряжённый момент, когда гитлеровцы перед очередной атакой к артиллерийско-миномётному обстрелу наших позиций добавили бомбардировку с воздуха. Нитка провода порвалась сразу в нескольких местах, а командир стрелковой бригады сурово требует: «Связь!» Ведь от неё зависит судьба подразделений, жизнь сотен людей, даже – исход всего фронтового сражения.

И младший лейтенант Т. Сушков в очередной раз смело ринулся в огненный ад. Можно б долго описывать, как он находил в ещё дымящихся после разрывов воронках концы проводов, соединял их, прозванивал линию, докладывая о выполнении задания, и тут же был вынужден снова искать повреждения, но, думается, достаточно представить всего лишь один момент – подобный ему многократно показан в художественных кинофильмах о войне.

… В очередной раз найдя повреждение, младший лейтенант начал скручивать обрывки кабеля, но в это время рядом грохнул разрыв, и горячие осколки стеганули по рукам. Они моментально стали, словно чужими, а в голове поплыл кровавый туман. Теряя сознание, офицер зажал концы проводов зубами – и связь заработала!

Вот так и рождались легенды!

Но это – ещё не всё. Оказывается, за тот подвиг Тихон Степанович был представлен к ордену Красной Звезды, однако, награда нашла его много лет спустя. Уже в 1971 году два жителя посёлка Мга, Г. Матвеев и К. Ланковский, собирая в лесу грибы, случайно нашли в осыпавшейся землянке снарядный ящик с полуистлевшими документами времён военного лихолетья. Среди них был и написанный от руки наградной лист на младшего лейтенанта Т.С. Сушкова.

Эта реликвия ныне хранится во владимирском музее…

Великая сила любви

И - ещё самая настоящая легенда, пусть уже семейная. О ней мне рассказала верная спутница жизни Тихона Степановича - его жена Анна Васильевна, во время нашего разговора тяжело, неизлечимо больная, но не теряющая бодрости духа под ласковым присмотром дочери Людмилы Тихоновны – доктора наук, профессора ВлГУ. Такая вот семья Сушковых!

- Осенью 42-го, - сказала Анна Васильевна, - я служила начальником приёмо-сортировочного отделения военного госпиталя. Приехали мы в Мясной бор на полуторке эвакуировать раненых. Разложили их в кузове. Смотрю, лейтенантик – самый плохой. Всё время сознание теряет. Жалость такая! Не довезу, думаю. «Чего же ты? – говорю. – Держись!» Он с трудом разлепил глаза, попытался улыбнуться: «Не переживай, сестричка! Не помру. Подожди, я ещё женюсь на тебе». – «Ладно уж, не болтай, «жених»! Силы береги». А ведь так затем и случилось…

В том, что «лейтенантик» выжил, была большая заслуга «сестрички» Анечки. Об этом Анна Васильевна, до самых последних лет активно участвовавшая в ветеранском хоре, даже напела:

«Я его слепила из того, что было.

А потом что было, то и полюбила!..»

После госпиталя Т. Сушкову поставили диагноз – «нестроевой», однако, он уговорил начальство оставить его командовать учебным подразделением. В нём он и прослужил не только до победы над гитлеровской Германией, но и над милитаристской Японией. Поступок – тоже из категории легендарных!..

Вновь – за учёбу

Нашим земляком Т.С. Сушков стал, можно сказать, случайно. После увольнения из армии в 1946-м молодые супруги приехали во Владимир, где у Анны Васильевны жил дядя – И.И. Михайлов.

Энергичного коммуниста-фронтовика тут же приметили – прежде всего секретарь по кадрам Владимирского горкома партии С.С. Заржицкая. Именно она посоветовала Тихону Степановичу:

-Вам, голубчик, учиться надо!

В городе как раз открылась годичная партшкола – в неё его и направили. Затем Т.С. Сушков поступил в учительский институт…

Впрочем, учился Тихон Степанович – всю жизнь, причём не только в учебных заведениях. Уже после его кончины Людмила Тихоновна, разбиравшая бумаги отца, показала мне рабочий блокнот с «размышлениями на досуге». Характерным твёрдым почерком там написано: «Не гнись, говорил дедушка Григорий, а то через тебя все будут прыгать. Не вытягивайся, как делают другие, - это ещё хуже. Живи своим умом, не давай себя ввести в заблуждение, воспринимай только разум общества».

Эти слова бы девизом всей жизни Тихона Степановича!..

Авторитет - по заслугам

О жизненном пути Тихона Степановича можно рассказать очень много, и каждый этап из него был бы не только наверняка интересен, а и весьма поучителен. Однако границы очерка неумолимы, поэтому – всего лишь о некоторых моментах, которые, на мой взгляд, особенно примечательны и характерны как для Т.С. Сушкова, так и для всей той недавней нашей славной эпохи.

«Владимирская карьера» началась для Т.С. Сушкова с назначения помощником первого заместителя председателя облисполкома. Но вскоре его как блестяще показавшего себя в деле рекомендовали на самостоятельную работу - председателем Небыловского райисполкома (был тогда такой район – Небыловский). Организаторские качества, а главное – умение найти подход к людям проявились и тут, в результате чего когда встал вопрос о преемнике первого секретаря райкома партии А. П. Квашнине, коммунисты были единодушны: «Только Тихон Степанович!»

img-Y30103908-0001.jpg

О том, как Т.С. Сушков справлялся с доверенными ему делами, свидетельствуют такие «детали». В 1949 году газета «Известия» опубликовала посвящённый ему очерк В. Полторацкого под характерным названием – «Небыловские перемены». А через какое-то время обком партии посчитал, что раз в этом районе ситуация – вполне нормальная, в то время как в соседнем – сплошные проблемы, то нужно умелого партийного вожака «перебросить» - туда. Небыловские же коммунисты на своей партконференции поднялись стеной: «Не отдадим!» И представителю обкома Н.И. Нечипоренко потребовалось немало трудов, чтобы доказать людям: «Надо!»

Периодически бывая в родном селе Небылое, до сих пор слышу о Тихоне Степановиче лишь самые добрые слова: «Помню, как порядок навёл!», «Пример с него брали!» Но чаще – уже типа: «Моим родителям очень помог!». Ведь время неумолимо, и современников тогдашнего «первого» остаётся всё меньше. Поэтому осмелюсь поделиться своими личными впечатлениями о Тихоне Степановиче «небыловского периода»: ещё школьником мне посчастливилось довольно близко его узнать – мой отец работал с ним вместе. Причём делаю это, разумеется, вовсе не для того, чтобы похвастаться близостью к большому человеку – просто, как мне кажется, крупинки воспоминаний могут добавить оттенки в мозаичный портрет этой замечательной личности.

В то время на всю страну гремел роман Семёна Бабаевского «Кавалер Золотой Звезды». В районном Доме культуры организовали читательскую конференцию по нему, а затем – и театрализованную постановку. Разумеется, главного персонажа играл – Тихон Степанович. Причём ему даже реквизит не потребовался: вышел на сцену в том самом военном кителе, что носил повседневно – только фронтовые награды навесил. Помню, кто-то из нас, мальчишек, заметил было: «А Звезды-то геройской – нет!», на что ему совершенно логично ответили: «А разве он и так – не герой?»

Как-то несколько лет назад довелось перелистать знаменитую книгу. Поймал себя на мысли, что персонажа её представляю - именно как Тихона Степановича…

Скромность

Будучи первым человеком в районе, Т. Сушков даже своей квартиры не имел – снимал с семьёй угол в крестьянском доме. Дом тот сохранился, и старожилы показывают его приезжим: «Вот где жил сам знаменитый Сушков!»

Характерно, что такую скромность в быту Тихон Степанович сохранил и, будучи уже на самом верху областной административной лестницы. Мне довелось несколько раз бывать в его квартире на улице, ныне называющейся Большие Ременники. Самая обыкновенная – трёхкомнатная. Хотя в своё время председателю облисполкома планировалась (чтобы не стыдно было и иностранных гостей принять) в специально спроектированном доме, остроумно прозванном горожанами «дворянским гнездом», более просторная и удобная. В списке на получение его фамилия значилась – первой. Но он отказался: «Нехорошо коммунистам-руководителям выделяться!»

Бывая в квартире Сушковых, я каждый раз удивлялся:

- Здесь даже мебель остаётся всё та же!

Последний раз высказал это Людмиле Тихоновне (повторюсь неслучайно) – доктору технических наук, профессору Владимирского госуниверситета.

- А зачем её менять? – в свою очередь, удивилась она. - У нас даже мысли никогда не было за модою гнаться. Мещанский эгоизм папа вообще ненавидел!

Да, патриот-коммунист видел совсем иной смысл жизни, нежели тот, что втолковывается сейчас россиянам либерал-демократами. В своих «размышлениях на досуге» Тихон Степанович, в частности, записал:

«На мою долю выпало три великих счастья.

Первое. Мне, как и многим гражданам Советского Союза, пришлось участвовать в жестоких боях против немецких захватчиков и одержать победу над ними.

Второе. Выполнить свой долг – освободить российские территории от японских империалистов, незаконно отторгнутые от России в 1905-1907 гг.

Третье. После войны – возможность приехать в замечательный Владимирский край и проработать здесь более пятидесяти лет».

Поистине – слова настоящего Гражданина!..

Врут «демократы»!

С первых дней своего воцарения «демократы» изощряются в сочинении небылиц о «периоде тоталитаризма»: дескать, все в нашей стране были запуганы, доносили друг на друга, чуть ли не каждый второй сидел «за анекдот». И пример в доносительстве якобы показывали прежде всего – «партократы».

Свидетельствую, как было на самом деле.

img-Y30104858-0001.jpg

Руководящая «верхушка» Небыловского района периодически собиралась на «домашние посиделки». И вот однажды, когда гостили у нас, я выбрал момент, чтобы высказать Тихону Степановичу недоумение: «Одноклассник мой, Валька Бындин, по радио слушал «Голос Америки». Там изощрялись: «В городе Сталино на улице Сталина загорелся завод имени Сталина. Пожарная команда имени Сталина потушила завод имени Сталина, за что получила премию имени Сталина». Ну зачем мы даём повод смеяться?» Тихон Степанович спокойно разъяснил: «Конечно, мы в чём-то перебарщиваем в выражении своей любви к товарищу Сталину. Но ведь враги наши даже на этом пытаются играть! Так стоит ли им повод давать? Поэтому и ты не вступай в их игру, и другу своему посоветуй зря не трепаться».

И – всё! Не то что с сидящим рядом за столом начальником районного отделения МГБ майором Хламовым «информацией» не «поделился», но даже моему отцу ничего не сказал. За что, кстати, много лет спустя он упрекнул Тихона Степановича.

Я служил в Чехословакии, был уже капитаном, приехал в отпуск, и мы с отцом отправились в гости к Сушковым. За столом вспомнили «небыловские» годы. Дёрнуло и меня «вставить слово»: «А помните, Тихон Степанович, как я вас тогда о Сталине спросил?»

- Отлично помню!

И с юмором передал моё «наивное детское вольнодумство». Отец аж побагровел и со всего размаху влепил ложкой по моему «бестолковому капитанскому лбу». А Тихону Степановичу:

- Тихон! Так почему же ты мне тогда ничего не сказал?

- А зачем? Сын твой и без твоего щёлканья ложкой по лбу всё понял – смотри, каким лихим офицером стал!..

Суровая правда

Небыловские «посиделки» запомнились мне не только потому, что я был весьма своеобразным их участником. Сидя за дощатой перегородкой, я выполнял роль няньки: следил, чтобы уложенная на постель моих родителей дочка Сушковых (нынешняя доктор технических наук, профессор!) «не разбрыкивалась», а если проснётся и заплачет, давал ей пустышку. Естественно, что за этим важным, хотя и нехитрым занятием невольно прислушивался к разговорам взрослых, особенно когда Тихон Степанович прерывал скучные споры «то о пахоте, то о посевной»:

- Да что мы всё о делах толкуем? На работе, что ли, не наговорились? Давайте-ка вспомним тех, кого с нами нет. Да и помянем их…

Война тогда не была далёкой историей, а у сидевших за столом фронтовиков ещё раны как следует не зарубцевались. У моего же отца так они время от времени даже вскрывались: из напичканного осколками колена выходили потревоженные ходьбой колючие металлические «занозы» из крупповской стали.

Но больше всего тревожили фронтовиков душевные раны.

- Эх, сколько хороших ребят пришлось похоронить!.. Порой – прямо в окопах…

- Но без отмщенья никто не остался! Вот, помню, у нас пулемётчик был. Из своего «дегтяря» не меньше роты фашистов скосил!..

Уже тогда я невольно обратил внимание на то, что редко кто говорил о себе, а тем боле – хвастался бы своими подвигами: только о боевых товарищах. Да и можно ль было друг перед другом фальшивить? Одинаково хватившим военного лиха – по полной!

Особая эта щепетильность непросто запомнилась мне, но и служила в жизни своеобразной лакмусовой бумажкой. Так, читая книги о войне, чутьём угадывал, где – суровая правда, а где – придуманные красивости. Но особенно часто вспоминал те застольные разговоры, когда сам писал для газет материалы о ветеранах. Вот типичная ситуация. Рассказывает собеседник в канун 9 Мая:

- Служил я писарем. И вот однажды на нас вышла группа немцев, оказавшихся в нашем тылу. С танком! Начштаба скомандовал: «В ружьё!» Заняли мы оборону. Танк подбили, часть немцев сдались, другие разбежались…

К следующей годовщине Победы танков оказывалось уже два, через год – три… И судя по всему, подбивал их мой герой – чернильницами…

Ещё урок.

- Да, мстили мы оккупантам – по полной. Но ведь и отходчив русский человек! Приведут пленных немцев – вон этот, с головою разбитой, может, как раз твоего друга убил, но ведь смотришь на него уже не так, как в бою. «Перевязать бы надо!..» И, бывало, кормили их, от себя отрывая…

- Отходчивы не всегда были. Власовцев и полицаев редко до штаба доводили. Причём – пулю на них даже жалели!..

- Ну, так это потому, что предатель – в сто раз хуже открытого врага!

Ох, чересчур часто в последние годы вынужденно вспоминаются эти слова!..

Учитель – в большом и малом

И ещё об уроках на всю жизнь.

Почти каждый из тех, кому посчастливилось знать Т.С. Сушкова, вспоминает о нём как о мудром Учителе:

- Если бы не война, он наверняка бы стал знаменитым педагогом. Талант воспитателя был у него – в крови. К примеру, я только что институт закончил и сразу был руководителем назначен. А опыта – никакого. И если бы не Тихон Степанович, который помог мне уверенность обрести… Причём ведь он никаких нотаций не читал, не поучал, а каждая встреча с ним настоящим уроком была…

Я думаю, основное воздействие на людей оказывала уже сама его личность. Такой человек внимание обратил! А уж ежели похвалил…

В подтверждение осмелюсь опять-таки привести пример из далёкого детства. Точнее – уже начинавшегося юношества…

В период работы Тихона Степановича в Небылом средствами передвижения в райкоме и райисполкоме были обыкновенные лошадки. Общая – на оба руководящих учреждения - конюшня располагалась на территории ныне возрождённого Косьмина монастыря. Причём сено для лошадей заготавливалось силами самих сотрудников.

Так уж получилось, что ни первый секретарь райкома, ни второй (мой отец) из-за фронтовых ранений в косцы не годились. Помню, как Тихон Степанович в разговоре с моим отцом сокрушался по этому поводу:

- Жаль, что мы, руководители, людям личный пример показать не сможем. Но тебе проще: у тебя уже вон какой взрослый сын!

Сказано это, видимо, было специально с таким расчётом, чтобы я услышал. И хотя я только что перешёл в девятый класс, сразу же загорелся: конечно же, подменю отца! Тем более что косить давно научился.

Но оказалось, что косить в одиночку и «в ряду», то есть вместе со взрослыми мужиками – очень большая разница. И прокос показался таким ли длинным!.. Всё, не выдержу, упаду. Тем более что за мною шёл райкомовский кучер – могучий, целым вернувшийся с фронта Гаврила.

- Не спи! Пятки подрежу!..

Однако он же в конце прокоса решительно взял у меня мою косу:

- Давай-ка, я её поточу, пока ты отдышишься…

Как я выдержал вечернюю зорю, и сам не знаю. Но в голове билась только одна мысль: «Зря храбрился! Не сегодня, так завтра

скисну…»

И тут подъехал Тихон Степанович:

- Ну, как дела, мужики? Я вам тут подкрепиться привёз – забирайте из дрожек.

«Подкрепление» было по тем временам – царским: две буханки чёрного хлеба, картошка в мундире и квашеная капуста, пучок зелёного лука и пара бутылок водки.

- Кому первому наливать? Кто больше всех отличился?

- Ему! – неожиданно указал на меня Гаврила.

- Вообще-то, рановато…

- На равных косил.

- Ну, если на равных!.. Так и отцу с матерью передам. Молодец!

Потом он потихоньку, чтобы никто не видел, спросил меня:

- Что больше всего болит: поясница? Руки? Ничего? Хорошо! Но губу-то – залижи: ведь в кровь искусал. Значит, и дальше выдержишь!

На утренней зоре, да и потом, я старался – откуда только силы брались. На всю жизнь усвоив: если крепко зубы сцепить да губу закусить – любые трудности пересилить можно!..

Необычные почести

По рекомендации обкома партии Т. Сушков работал также в Юрьев-Польском и Суздальском районах, причём, конечно, тоже - с полной отдачей. Как он сам говорил, особенно запомнилось ему «секретарство» в Суздале:

img-Y30105030-0001.jpg

- Район поначалу среди отстающих числился, но потом мы набрали темп и на равных начали с передовым Владимирским районом соревноваться. Был тогда такой, и возглавлял райком партии в нём знаменитый Михаил Григорьевич Графский – в будущем Герой Социалистического Труда. И ничего, мы даже на первые места иногда выходили. Таких ли почестей удостаивались!..

Кстати, тоже – своеобразная примета времени! Кое-кто сейчас, может быть, даже улыбнётся насчёт тех «почестей», но Тихон Степанович на полном серьёзе с гордостью пояснял:

- В общеобластной праздник на стадионе «Торпедо» сам знаменитый на весь Союз наездник Владимир Фомин на своей тройке с нами, победителями соревнования, круг почёта по беговой дорожке совершал!..

Главное дело жизни

Но, разумеется, наиболее плодотворным хотя и до предела напряжённым, а зачастую – и, мягко выражаясь, весьма непростым периодом деятельности Тихона Степановича было время его работы председателем Владимирского областного Совета народных депутатов. Бессменно четверть века в должности: по нынешней «классификации» - губернатора!

Рассказывать о том времени трудно не только потому, что это поистине необъятная тема, но и из-за сложности объяснять теперь, через два с лишним десятилетия либеральных «реформ», особенно молодым читателям, почему же тогда, несмотря на все трудности послевоенного времени, наша Владимирская область, как и вся страна, постоянно развивалась и хорошела. Причём – без каких бы то ни было иностранных инвестиций, без которых якобы (как нам ныне внушают!) Россия – вообще ни на что не способна. Хотя ведь любому мало-мальски мыслящему человеку понятно, что отнюдь не в «благодеяниях» Запада или в отсутствии таковых дело – только в том, какие задачи ставит перед собой общество, сорганизованное по тем или иным принципам.

Пример недавнего положения в стране в сравнении с нынешней ситуацией – налицо.

Так, за упомянутые «сушковские» четверть века население области увеличилось более чем на 200 тысяч человек, а областного центра – вдвое. Было построено 3 новых города и 8 рабочих посёлков. Объём промышленного производства, в том числе и совершенно новых отраслей, возрос в 3,6 раза, строительство жилья – в 3,5 раза (по миллиону квадратных метров ежегодно сдавалось и распределялось бесплатно!), ввод лечебных учреждений – почти в 4 раза.

Особенно наглядно это видно на примере сельского хозяйства. Так, если тогда в области осушались болота, чтобы расширить посевные площади, было построено 3 комплекса по откорму молодняка крупного рогатого скота на 38 тыс. голов, 21 молочно-товарная ферма на 800-1200 голов каждая, бройлерная фабрика на 10 млн тушек в год, свинокомплекс на 108 тыс. голов, то сейчас многое из этого, да и то с превеликим трудом, лишь восстанавливается после «лихих девяностых», а заброшенные поля – постепенно распахиваются. Но делается-то всё это ведь - на фоне потери страною 41 млн га посевных площадей (представим полосу земли шириной 400 км и протяжённостью в 1000!), снижения производства тракторов в 22 раза, а комбайнов – в 66 раз, сокращения в разы поголовья скота…

Именно тогда, в «сушковско-пономарёвские» годы, во Владимире появились современные Восточный и Юго-Западный жилые районы, новые здания драмтеатра, филармонии, Дворца пионеров, больничные комплексы в Добром и парке «Загородный» и многое другое, что до сих пор служит большинству населения, а не лишь владельцам окружённых высокими заборами роскошных особняков или обитающим в многоуровневых апартаментах элитных новостроек хозяевам некогда общенародных средств производства.

С телеэкранов, правда, твердят, будто бы всё – налаживается, а страна так даже вроде как на подъёме.

Однако «весомые» достижения в экономике (во всяком случае, именно так всё преподносится), на мой взгляд, не только весьма сомнительны, но и не способствуют решению социально-экономических проблем. Так, ну строят у нас предприятия иностранцы – и что же, радоваться этому? То есть тому, что наши работяги, используя природные ресурсы страны, вкалывают на забугорных дядей? Или всё-таки стоило бы задуматься: а что же такое – колониализм? Неоколониализм!..

То же самое – и касательно собственных «благодетелей» - новоявленных хозяев некогда общенациональной собственности: «работодателей» (почему, интересно, - не «работодарителей»?). Ведь строят они – в основном торгующие чаще всего импортом магазины, рестораны, казино, «массажные» кабинеты и прочее: для развлечения толстосумов. А мы по наивности не понимаем, что экономика-то – вовсе не самоцель. Она - всего лишь средство: либо повышения жизненного уровня большинства народа, либо обогащения меньшинства за счёт большинства…

Каков настрой жизни…

Разумеется, проще всего было бы все совсем ещё недавние, но на фоне нынешней разрухи кажущиеся невероятными достижения Владимирской области поставить (как, кстати, это делается в некоторых «юбилейных» публикациях) лишь в заслугу умелым руководителям: в первую очередь работавшим в тесном творческом «тандеме» первому секретарю обкома партии М.А. Пономарёву и председателю облисполкома Т.С. Сушкову. И это было бы правдой, потому что именно при них область вышла в число самых передовых в стране, стала своеобразным полигоном для проверки и внедрения новейших методов хозяйствования и решения социальных проблем, была награждена орденом Ленина.

img-Y30104458-0001.jpg

Однако главная причина тех достижений – в другом: сам социально-экономический строй, а потому - и «настрой» в стране тогда был – соответствующий. Освобождённые от эксплуатации люди не на хозяев – на себя трудились. Отсюда – и результаты.

В самом деле, задумаемся же! В том числе – и над истинной сущностью нынешнего якобы «вставания России с колен», преодоления кризиса и последствий враждебных санкций, уверенного (?!) роста экономики и т.д. А в период «царствования» в губернии, недавно лишённой доверия избирателей С. Орловой, так вообще (по её словам) в нашей области всё «пёрло»!

Но ведь чудес-то не бывает! Уже сейчас, при новом губернаторе, там и тут вскрывается громко разрекламированная показуха. А положение с некогда знаменитыми, но рухнувшими или продолжающими разваливаться владимирскими предприятиями? Да тут – вообще катастрофа! А в других регионах? Практически – то же самое. За исключением разве что Московского, который собирает «дань» – со всей страны…

Да, плохо прикрываемая даже настойчивой пропагандой беда – всеобщая. Причём причина её – отнюдь или хотя бы не столько в отсутствии управленческих способностей руководителей разных уровней (как опять-таки пытаются нам втолковать в «телеящике»), сколько в сущности реанимированной «либерал-демократами» нынешней социально-экономической формации. Достаточно сказать, что «хозяева»-то жизни при всех бедах российской экономики, на фоне миллионов, живущих ниже черты бедности, при безработице, росте цен и т. д.: как говорится, «несмотря ни на что и вопреки всему» - продолжают сказочно богатеть…

Эта «ремарка» сделана для того, чтобы подчеркнуть: заслуга таких, как Тихон Степанович - убеждённых коммунистов, самоотверженных борцов за народное дело, строителей нового мира - в том, что они чётко видели свою цель и пути претворения грандиозных задач.

Главное и основополагающее было – освободить трудовой народ от эксплуатации паразитирующим меньшинством. Именно для этого готовилась и свершалась Октябрьская пролетарская революция. Поставленная задача была успешно решена путём упразднения частной собственности на средства производства – средства эксплуатации.

Столь же успешно, хотя и очень большой ценой, была осуществлена задача защиты завоеваний трудового народа от попыток свергнутых эксплуататоров возродить милые им былые порядки в Гражданскую войну и военную интервенцию, в период становления Советской власти, в страшные годы фашистского нашествия… Лишь в последние десятилетия советского периода мы явно потеряли бдительность – и печальный итог налицо. Средства производства вновь стали частными, возрождена эксплуатация, экономика стала работать не на весь народ, а на кучку ловкачей, в обществе воцарилось вопиющее социально-экономическое неравенство…

Ради исторической правды…

В этой связи стоит обратить внимание на демагогические попытки прислужников нынешних «хозяев жизни» извратить суть произошедшей социально-общественной (да и – экономической) катастрофы. Нам упорно внушается, будто «зато» в стране «воцарились» свобода и демократия, ушли в прошлое «сталинско-бериевские» жестокости. Причём упор делается именно на пресловутые «репрессии невиновных». Коммунисты-де не с врагами боролись, а «просто» зверствовали по своей «коммунистической» сути. «Демократические разоблачители» соревнуются между собой в оглашении «десятков, а то и сотен миллионов невинно погубленных коммунистами»…

Давно известны и многократно опубликованы собранные специально созданной Б. Ельциным и возглавляемой предателем-перевёртышем А. Яковлевым «дабы показать всему миру масштабы преступлений»истинные данные о репрессиях. Даже с учётом того, что вооружённый бандитизм тоже в 30-е считался политическим преступлением и подпадал под «знаменитую» 58-ю статью – никаких миллионов расстрелянных! Но я приведу пример очередного позорного «облома» «демократических обличителей» с их бессовестной ложью – на местном примере.

Знаменательно, что возглавить созданную в 1988 году «Комиссию по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий при администрации Владимирской области» поручили не кому-нибудь, а именно коммунисту высшей пробы - человеку незапятнанной репутации и безупречной принципиальности Т.С. Сушкову. И Тихон Степанович делал порученное дело со своей обычной старательностью. Никакой предвзятости, демагогии, политиканства – только объективный, основанный на документах подход к каждой человеческой судьбе.

Что было делать не всегда просто, так как среди членов комиссии, а особенно «на местах», то есть в городах и районах, встречались активисты – носители совсем иных принципов. Смею утверждать это, потому что определённое время был «официальным» членом этой комиссии (как журналист – политобозреватель газеты «Владимирские ведомости») и участвовал в ряде её заседаний.

Вот пример. Активист из Гусь-Хрустального предлагает внести дополнительные льготы детям политрепрессированных. Я задаю уточняющий вопрос:

- А сколько их уже имеется?

Перечисляет: столько-то.

- А сколько их у детей погибших фронтовиков?

- Ни одной… Но ведь дети «врагов народа» не только фактически росли сиротами, а ещё и унижались. Репрессированный, которого я привёл в пример, отбывал срок на лесоповале, вернулся через десять лет инвалидом…

- А за что он был осуждён?

- За дезертирство.

- Моя жена, - говорю, - тоже выросла сиротой: её отец на фронте погиб, но никаких льгот – не имела. Мы же сейчас что фактически делаем? Наглядно подсказываем нынешним военнообязанным: в случае чего в дезертиры идите, а не на фронт! На фронте можете пулю получить – и дети ваши без ничего окажутся. За дезертирство же отсидите – а дети льготы получат…

На мой взгляд, спокойная, деловая, профессиональная работа Комиссии помогла тем, чьи предки действительно пострадали от чьих-то доносов или нечестных следователей, восстановить доброе имя близких людей, а многим владимирцам самим настроиться на вдумчивое отношение к тому, что происходило в непростые годы социалистического строительства и борьбы за выживание рабоче-крестьянского государства.

Поводом подумать стал и изданный Комиссией двухтомник «Боль и память» - «Книга памяти жертв политических репрессий Владимирской области». Подумать и над тем, что мы всё-таки не удержались от влияния тех, кто нагнетает проблему. Так, лично у меня сложилось впечатление, что перечислены здесь не только осуждённые по «политической» 58-й статье, причём – в годы пресловутого «большого террора», но вообще все прошедшие через суды земляки, начиная с двадцатых годов и кончая – послевоенными. Судимых и за дезертирство, и за действительно вредительство Советской власти (от десяти лет до расстрела), и, видимо, просто за пьяную драку или мелкую кражу (три года лишения свободы и даже - «вынесено общественное порицание»). Но все перечисленные в сборнике «невинные жертвы политрепрессиий» - реабилитированы! Невольно думаешь: а неужели те же дезертиры – и впрямь «невинные»?..

Несогласные со мной легко могут перепроверить: сборник есть в библиотеках…

Руководитель – от бога

Да, разумеется, всё (или, по крайней мере, многое) в жизни общества зависит от существующей в стране общественно-экономической формации, которая, в свою очередь, определяется формой собственности на средства производства. Так, бывали феодализм и капитализм, при которых кто благоденствовал? Также и при Советской власти (когда средства производства принадлежали всему народу или трудовым коллективам) на кого работала экономика? Вполне естественно, на весь народ и работала!

Однако верно и то, что многое в советские времена было достигнуто и благодаря конкретной, поистине умелой организаторской работе таких самоотверженных руководителей, как Т.С. Сушков. Не зря его преемник на посту председателя облисполкома В.В. Долгов, да и все те, кому довелось работать рядом с Тихоном Степановичем, до сих пор вспоминают:

- Мы удивлялись, как он может не только держать в памяти имена-отчества буквально сотен людей, с которыми сталкивался по службе, но и досконально знать деловые качества каждого.

- В любое дело, будь то создание новой отрасли промышленности или строительство свинофермы, он вникал – до малейших подробностей.

- Было просто непонятно, когда он отдыхает!..

О его же непосредственной манере действовать, пожалуй, лучше всего рассказал его многолетний друг писатель В. Солоухин:

«…Наш разговор то и дело прерывался телефонными звонками, и Тихон Степанович прямо при мне отдавал важные распоряжения, координировал действия областных организаций, отчитывал нескольких ответственных работников.

Это было стилем его работы: ничего не откладывать не только на завтра, но хотя бы на десять минут. Выслушав очередную просьбу и положив трубку, он начинал действовать… Летели звонки на заводы, на склады, в отдалённые районы, совхозы и РТС… Телефонные звонки множились, разветвлялись, метались по всей области, возвращались назад, пока задача не находила решения».

В интересах области

Но впрочем, это – всего лишь один штрих: о «кабинетной» работе. Основную же часть трудового дня Тихон Степанович обычно проводил «на местах»: в колхозах, на стройках, среди коллег в городах и районах. Хотя часто и – «на верхах»: шестикратно избранный депутатом Верховного Совета РСФСР, он 20 лет председательствовал там в комитете по охране природы Российской Федерации. Был вхож в любые кабинеты не только министров, но и членов Политбюро ЦК КПСС. Интересы области отстаивал смело и убедительно!

Из множества примеров того – всего лишь один, на мой взгляд, наиболее убедительный.

В своё время, когда появилось новейшее научно-техническое направление – лазерное, именно Т.С. Сушков сумел убедить руководство страны, чтобы место для строительства производственно-испытательного Центра и города при нём – нынешнего Радужного - было выбрано возле Владимира. А ведь на это претендовало несколько территорий, в том числе и ближайшее Подмосковье.

Так уловить веянье прогресса (а заодно – и многочисленные выгоды для области) мог только человек, действительно державший руку на пульсе эпохи! Ведь до сих пор таких Центров в мире – только два: у нас и в США. Даже французы не сумели создать ничего подобного, хотя и пытались. И, несмотря на все катаклизмы последнего времени, легендарный государственный научно-исследовательский испытательный лазерный Центр «Радуга» до сих пор в основном сохранил свой потенциал и остаётся надёжной основой для дальнейшего прорыва России в мир самых смелых научных открытий и передовых технологий.

Умел и твёрдость проявить

В то же время Т.С. Сушков не был лишь этаким авторитетным «просителем в верхах» или, как сейчас принято выражаться, лоббистом Владимирской области. С ним не считали зазорным советоваться самые видные руководители ряда отраслей – в том числе в ранге министров и ответственных работников ЦК КПСС. А когда того требовала обстановка, он отнюдь не стеснялся проявить принципиальную твёрдость и жёсткость характера.

Так, большой резонанс, причём не только у нас в области, в своё время вызвал поистине знаменательный эпизод, когда приехавший на пике своего карьерного взлёта в Юрьев-Польский «румяный комсомольский вождь» (так остроумно назвал его Е. Евтушенко) с чванливой высокомерностью отозвался о молодых активистах и даже не постеснялся заявить, что районную организацию ВЛКСМ «нужно вообще разогнать». Присутствовавший при этом Тихон Степанович в гневе ударил по столу кулаком.

- Не вам судить о наших комсомольцах! Да что вы знаете об их работе? О том, в каких условиях они трудятся?..

И он перечислил столько «живой конкретики», назвал такие инициативы и деловые почины молодёжи, что высокий московский гость не нашёлся что возразить…

Старожилы рассказывают и о том, что Т.С. Сушков умел сохранить самообладание и найти правильное решение в самых непростых, а порою – и в по-настоящему опасных ситуациях. Так, в начале 60-х в Муроме случилось ЧП, прогремевшее не то что на весь Союз – даже забугорные «голоса» о нём взахлёб изощрялись.

В городском отделении милиции оказалось несколько нечестных на руку сотрудников, которые при случае не гнушались обобрать подвыпившего гражданина. Естественно, народ был недоволен. А тут как раз произошёл несчастный случай с одним мужчиной, который подзасиделся за столом, а потом, чтобы не опоздать на поезд, попытался ухватиться за борт проезжавшего мимо грузовика, но упал и ударился головой об асфальт. Милиционеры подобрали его и, не заметив травмы, поместили в КПЗ. Несчастный умер от кровоизлияния в мозг, но провокаторы из числа бывших зеков распустили слух: «В милиции насмерть забили!»

Вскоре у горотдела милиции собралась толпа. В окна полетели камни, бутылки с бензином.

Массовые беспорядки в то время были явлением невероятным! Надо было применять решительные меры, а тогдашний первый секретарь обкома партии Майоров растерялся. В Муром срочно выехал Сушков. Он смело подошёл к бушующей толпе и вступил в разговор с зачинщиками. Спокойная манера держаться и рассудительность произвели впечатление. Тихону Степановичу поверили, тем более что он твёрдо пообещал во всём разобраться – лично. Слово сдержал: виновные как с той, так и с другой стороны, были выявлены и по закону наказаны, а порядок – восстановлен.

«Самый человечный человек»

Всё, что Т.С. Сушков сделал на высоком посту, работая в деловом тандеме с первым секретарём обкома КПСС М.А. Пономарёвым, а если точнее, то – в созданной ими команде единомышленников, даже перечислить невозможно. Однако он проявил себя, да и запомнился людям не только как руководитель и общественно-политический деятель большого масштаба, но и, выражаясь словами поэта, как «самый человечный человек». Считаю вполне уместным привести эти слова, хотя мы все знаем, о ком они были написаны!

img-Y30104952-0001.jpg

О его внимании к товарищам по работе вспоминают буквально все, кого сводила с ним судьба. И это советовали обязательно подчеркнуть те, с кем я беседовал, готовя и ранее написанные для газеты материалы, и эти воспоминания.

- По тем вопросам, которые нужно было решать лично с ним, Тихон Степанович принимал обычно по вечерам – когда спадала деловая текучка. Причём не было случая, чтобы он говорил: «Поздно уже – приходите завтра». Он вообще не любил ничего откладывать. А если мы сами стеснялись его чересчур «напрягать», он и отчитать мог.

- Что за церемонии такие! Ведь общее же дело делаем.

- Так я и свою личную проблему хотел заодно решить.

- Тогда – тем более. Не рабочее же время на это тратить.

Таких примеров в моём блокноте записано – масса. Не привожу конкретики лишь потому, что она полнее, причём – от первого лица - описана в подготовленной к 90-летнему юбилею Т.С. Сушкова книге воспоминаний. Упомяну лишь запомнившийся момент из разговора с супругой Тихона Степановича Анной Васильевной, которая рассказывала о к тому времени уже скончавшемся муже:

- Приходит он домой уже за полночь – от усталости аж качается. Но улыбается – прямо светится. «Ты чего весёлый такой?» - «Да знаешь, мать, скольким людям хорошим мне удалось сегодня помочь!» Хотя, случалось, некоторые из «хороших» ему потом за всё доброе и неприятности доставляли. Даже – настоящие гадости делали! Но он и в таких случаях не спешил в людях разочаровываться: «Понимаешь, мать, это его обстоятельства вынудили». И что интересно, как правило, те, кому он поверил, действительно потом в нитку тянулись, чтобы вину загладить…

Осмелюсь ещё коротко рассказать уже «сам от первого лица».

В конце 1993-го я переехал с семьёй из подпавшего к тому времени под влияние бандеровцев Львова, где закончил службу, во Владимир: «сбежал как подлый москаль на историческую родину». Впечатление было аналогичное описанному в научно-фантастическом произведении, когда космонавт вернулся из длительного полёта: улицы, дома, природа – прежние, а из знакомых узнать никого невозможно. Так все изменились: постарели. Даже растерялся!

Видимо, Тихон Степанович это заметил. Меня, кстати, на него Бедов Володя – однокурсник по институту - «вывел», когда привлёк к организации партийной газеты. Владимир Николаевич тогда, как оставшийся верным своим идеалам коммунист, вместе с Т.С. Сушковым и другими товарищами сил не жалел, чтобы восстановить областную партийную организацию.

Так вот, при первой же встрече Тихон Степанович так стал меня представлять-расхваливать своим единомышленникам, что мне даже неудобно было. Правда, подумалось: «Для пользы дела раздаёт авансы!» Однако он и для моей пользы это делал: чтобы я быстрее в новую обстановку вошёл, друзьями-коллегами обзавелся. Что и получалось с его помощью – аж «в областном масштабе». Так, буквально до своих последних дней жизни, увидев меня из президиума партконференции, манил к себе на сцену: «Иди сюда, поздороваемся!» - единственно для того, чтобы, держа мою руку в своей хотя и перебитой фашистским осколком, но крепкой ладони, объявить на весь зал:

- Это сынок моего фронтового друга!

«Сынок» же – четырежды дедушка! – непросто гордился таким вниманием, но и, конечно, из кожи лез, чтобы высокую рекомендацию оправдать…

Имя его – и сегодня в боевом строю

Весьма показательно, что Т.С. Сушков как поистине масштабная и по своим принципиальным качествам – знаковая личность до сих пор продолжает играть в общественно-политической жизни области весьма важную роль. Можно смело сказать, что имя его – и сегодня в боевом строю, а потому и постоянно попадает под ожесточённый огонь идеологических противников. Предатели-перевёртыши вовсю тщатся использовать некоторые порой непростые коллизии прошлого для того, чтобы оклеветать человека чести и долга и тем самым попытаться хоть как-то оправдать своё нынешнее приспособленчество. Стоит только просмотреть публикации к предыдущим «круглым» юбилеям Тихона Степановича (80- и 90-летиям) некоторых «почуявших веянье времени» приспособленцев, а совсем ещё недавно – ярых пропагандистов «единственно верного курса КПСС»! Думаю, и сейчас аналогичные «размышлизмы» тоже появятся.

Не осмеливаясь обливать грязью лично Т. Сушкова с его безупречной биографией, но в то же время желая хоть как-то угодить новым хозяевам, эти авторы пытаются «разрабатывать» тему якобы «противостояния Советов и партии»: сочиняют наивную сказочку о будто бы «перманентном конфликте» облисполкома с обкомом КПСС. А к надуманной коллизии и Тихона Степановича притягивают. Дескать, он, прогрессивный, отстаивал лозунг «Вся власть – Советам!», а «задубевшие в тоталитаризме» первые секретари – «Партия - наш рулевой!». «Только искры летели!» Сушков, мол, «не давал подмять себя», «отстаивал принцип народовластия» и т.п. Подтекст: и его, Сушкова - «борца с партократами», заслуга в том, что всевластие партии – кончилось.

Абсурдность такого подхода – поистине поразительна! Ведь нелепо даже пытаться вообразить, будто бы убеждённый до мозга костей в правоте идей марксизма-ленинизма коммунист Т.С. Сушков, вступивший в ВКП(б) на фронте, занимавший высокие партийные должности и являвшийся членом бюро обкома КПСС, вдруг не только боролся (?!) против партии, но и даже свой вклад внёс в её поражение.

Преподносящие ситуацию именно так в своих потугах докатываются до самых настоящих подлогов. К примеру, некий «открыватель истин» не постеснялся изречь, будто «у Т. С. Сушкова сложные отношения сложились с 1-м секретарём обкома партии М.А. Пономарёвым». Да, да, с тем самым, с которым он рука об руку более двух десятилетий проработал на благо области, находя полное понимание и поддержку в общих для них делах. Неслучайно Михаил Александрович прислал к 80-летию Тихона Степановича исключительно тёплое, написанное от руки поздравление, в котором есть и такие слова: «Как партийный работник, я всегда ощущал твоё понимание и поддержку, принципиальность и дружбу». Показательно и то, что, будучи больным, М. Пономарёв нашёл силы приехать на похороны Тихона Степановича – близкого друга и надёжного соратника.

А что же держащий нос по ветру борзописец? Да он просто не постеснялся передёрнуть прошлое: называя М.А. Пономарёва, «имел в виду» Р.С. Бобовикова, с которым Тихон Степанович действительно не сработался, да вот только отнюдь не по причине «противостояния советской власти – с партийной». Всего лишь – из-за личных качеств Ратмира Степановича, кстати сказать, очень не нравившихся и многим работникам обкома. Но кинул на все услуги готовый писака тень на плетень - и пойди разберись теперь, как было на самом деле…

До последнего вздоха

А было же так. Даже уйдя на пенсию с должности председателя облисполкома, Т.С. Сушков остался по-настоящему жизнедеятельным гражданином и беззаветно преданным высокой идее борцом. Возглавив объединившую под своим началом межхозяйственные лесхозы фирму «Владпромлес», он продолжал активную общественную деятельность. Так, убеждённый коммунист – в недавнем прошлом первый секретарь обкома КПРФ, сенатор от Владимирской области, просто человек большой души А.М. Синягин написал о нём: «Когда в октябре 1992 года воссоздавалась владимирская организация КПРФ, с нами был Тихон Степанович. Он до последнего своего часа оставался коммунистом. Уже тяжелобольной, с трудом передвигаясь без посторонней помощи, он не пропустил ни одного пленума обкома, активно отстаивал идеалы, которым был верен всю свою жизнь, стыдя слабонервных, растерянных, шатающихся».

Поистине неоценим его вклад и в создание областной партийной газеты «За правое дело».

Впрочем, заслуженно высоко ценят жизнь и дела Т.С. Сушкова – не только его единомышленники-коммунисты, но люди самых различных взглядов и убеждений, потому что он ведь трудился – во имя всей области. И с каждым годом свидетельств этого уважения – всё больше. Так, поначалу его имя было присвоено плодопитомнику. Затем на доме, в котором он жил, появилась мемориальная доска. Несколько лет назад переименовали улицу в центре Владимира. О легендарном «патриархе земли Владимирской» выходят книги…

Память об исключительно яркой и плодотворной жизни Тихона Степановича до сих пор играет важную роль в общественно-политической жизни Владимирщины. Продолжателям дела, которому он без остатка отдал себя, его яркая жизнь служит образцом для подражания, а отступникам же его пример – как бельмо на глазу. Хотя, правда, ну что таким перевёртышам – «какие-то» морально-этические принципы!..

Так, чёрным камнем запал в память такой случай. На торжественном собрании в честь очередной годовщины ВЛКСМ мне довелось стать свидетелем примечательной сцены. Один из ветеранов с возмущением показывал такому же убелённому сединой товарищу на некоего известного во Владимире своим приспособленчеством господина, щеголяющего памятной комсомольской медалью на лацкане дорогого костюма:

- А ведь этот антикоммунист когда-то не только в ВЛКСМ, но и в партии состоял. Рядом с самим Сушковым работал! А теперь не постеснялся нацепить символ верности тому, что предал… Ведь до подобного даже власовцы вряд ли могли б докатиться!

- Да, Тихон Степанович, наверное, в гробу переворачивается от всего того, что сейчас некоторые из его бывших «соратников» творят…

Но если смотреть на происходящее с материалистической точки зрения, то переворачиваются (в глазах окружающих!) и корчатся (в своих бесплодных предательских потугах) – как раз такие «соратники»…

Борьба продолжается!

… Очень не хотелось бы заканчивать разговор о большом, уважаемом Человеке, человеке-легенде, подлинном образце для подражания на такой неприятной детали, но ведь мы помним, что всю свою жизнь и во всех обстоятельствах он был прежде всего – борцом. А так как сейчас борьба продолжается – как никогда!.. Борьба за умы россиян. Борьба за Россию. И имя Тихона Степановича Сушкова – в этой борьбе!

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

От редакции. Тихон Степанович родился в 1918 году в Воронежской губернии. Во Владимирскую область он приехал на работу после демобилизации из Красной Армии в 1946 году. До назначения на должность председателя облисполкома Сушков работал на руководящих должностях в ряде районов Владимирской области.

Тихон Сушков несколько раз избирался депутатом Верховного Совета РСФСР, где в течение 20 лет был председателем комитета по охране природы.

Тихон Степанович награждён (не считая медалей) орденами Ленина, Октябрьской революции, Трудового Красного Знамени, Отечественной войны I степени. Является Почётным гражданином города Владимира и Владимирской области.

Тихон Сушков скончался 14 мая 1999 года, он захоронен на Аллее Славы на владимирском городском кладбище Байгуши.

IMG-3645.jpg