Регистрация / Вход Пт, 24 мая 2019, 03:53

Как мой пра-прадед крепостных гнобил

fokin
Пётр Фокин
15 Мая 2019, 13:07 1077
Усадьба Храповицких в Муромцево, Судогодский район Владимирской области. XIX век. Фото: ridus.ru

Мой друг и коллега Дмитрий Артюх, занимаясь собственными исследованиями в архивах, наткнулся на упоминание моего пра-прадеда по материнской линии Фёдора Андреевича Подрезкова, который в первой половине XIX века был управляющим имением помещицы Екатерины Александровны Храповицкой в Судогодском уезде Владимирской губернии. Сведения о нём содержатся в альманахе «Муромцево. Между минувшим и грядущим», в монографии Ю.В. Павлова «Отношения Храповицких с крестьянами накануне 1861 года и в пореформенное время».

Если коротко: Фёдор Андреевич Подрезков был, мягко скажем, суровым мужиком, наказывавшим крепостных за пьянство и аморалку ссылкой в Сибирь или отправкой в рекруты.

А теперь подробнее.

Цитата из альманаха: «Храповицкие активно пользовались правом ссылки неугодных им крепостных и дворовых людей в Сибирь. Проступки, за которые помещик мог подвергнуть своих людей этому виду наказания, никак не регламентировались законом, и чиновники губернского правления, отправлявшие несчастных по этапу, не выясняли причины их высылки. Право ссылки, от лица помещиков, использовали и их управляющие».

В 1847 году Храповицкая выдала моему предку доверенность следующего содержания:

Фёдор Андреевич. Замечаю я, некоторые крестьяне моего состоящаго Владимирской Губернии в разных уездах, коими ты … управляешь, нередко дозволяют себе впадать в пьянство, нерадение и леность, и даже другия пороки, противныя благоустройству и вредныя для них самих; почему почитаю нужным … всех тех крестьян, кои впадут в пороки, представлять в зачет и без зачета в рекруты, а равномерно, буде бы надобность потребовалась, представлять к удалению из имения и отсылке на поселения как мужска, так и женская пола, на основании Существующих узаконений и все, что ты посему будешь чинить законно, во всем тебе верю и прекословить не буду.

Фёдор Андреевич Подрезков сам был дворовым человеком Храповицких и, по сути, ссылал от имени помещиков в Сибирь таких же, как он, бесправных людей. В основном за «продерзостные проступки и нетерпимое поведение».

В монографии упоминаются несколько случаев, когда мой пра-прадедушка, пользуясь тотальным доверием со стороны барыни, поломал судьбы крестьян. В частности: в Тобольск были сосланы Пётр и Февронья Абрамовы из деревни Передел, а также Устинья Данилова из села Ликино, Иван Фёдорович Майков из Муромцево и Василий Фёдоров из деревни Богданцево.

Родственников не выбирают, в общем.

Добавлю, что вышеописанное не означает, что я испытываю неприязнь к пра-прадеду.

Хочется написать, что мол «тогда были такие времена», но не буду.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции