Регистрация / Вход Вт, 06 декабря 2016, 11:07

Виноградов выступил в суде в защиту Мельникова

Бывший губернатор Владимирской области Николай Виноградов сообщил Фрунзенскому районному суду, что обвиняемый в неуплате налогов экс-гендиректор завода «Автоприбор» Алексей Мельников не имел корыстных побуждений в не перечислении в бюджет НДФЛ
16 Июня 2016, 09:31 49 5819

15 июня бывший губернатор Владимирской области Николай Виноградов выступил в качестве свидетеля защиты на судебном заседании по уголовному делу в отношении экс-генерального директора и единственного владельца ОАО «Завод «Автоприбор» Алексея Мельникова. Разбирательство проходит во Фрунзенском районном суде под председательством Андрея Мочалова.

Как известно, Мельникову предъявляют претензии по двум уголовным делам. По материалам дела, рассматриваемого судьёй Мочаловым, предприниматель обвиняется в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 199 прим. 1 УК РФ - «Не исполнение из личных интересов обязанностей налогового агента по перечислению налогов, подлежащих, в соответствии с законодательством РФ “О налогах и сборах”, исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет, совершённое в особо крупном размере».

Если говорить обывательским языком, по версии следствия, Мельников в период с 1 августа 2012 года по 28 октября 2013 года не перечислял в казну удержанный с работников «Автоприбора» налог на доходы физических лиц (НДФЛ) на общую сумму свыше 50 миллионов рублей. Обвинение настаивает, что Мельников совершил налоговое правонарушение из личной заинтересованности, выразившейся в том, что он хотел извлечь выгоды неимущественного характера «в виде обеспечения дальнейшего стабильного функционирования и развития» подконтрольного ему «Автоприбора» и «сохранения положительной деловой репутации». Мельников назвал доводы обвинение не состоятельным, и свою вину не признал.

С конца 2012 года предприятие находится в стадии банкротства. Последние 2 года Мельников не является директором завода, оставаясь единственным акционером (правда, все его без малого 500 миллионов акций находятся в залоге у банка).

С середины марта предприниматель содержится под арестом в рамках расследования второго уголовного дела сразу по двум статьям УК РФ — 196 (преднамеренное банкротство) и часть 1 статьи 201 (злоупотребление полномочиями). Мельников пробудет в СИЗО до 14 августа.

О том, что защита предпринимателя намерена вызвать свидетелем бывшего губернатора Владимирской области Николая Виноградова, стало известно в середине февраля.

Выступая во Фрунзенском суде, Виноградов охарактеризовал свои отношения с подсудимым как «служебные» и заявил, что не испытывает к нему неприязни.

Свидетель сказал, что знает Мельникова «как хорошего организатора, способного предпринимателя», что его «талант в управлении проявился в качестве руководителя завода Автоприбор». Экс-губернатор сообщил, что трудности на предприятии начались в 2009 году по объективным причинам, и Алексей Мельников занимал «деятельную позицию по нормализации ситуации» на «Автоприборе». Виноградов также подчеркнул, что не видел «корыстных устремлений» в действиях Мельников при не перечислении НДФЛ.

Бывший глава региона рассказал, что он организовал несколько встреч директора завода с членами правительства и представителями банковских структур, но это ситуацию не спасло.

Последний вопрос судьи Молчалова прозвучал в такой формулировке: «От этого предприятия, наверное, заметные были суммы не поступлений в бюджет»?

Николай Виноградов ответил, что «мы с задачей сбора налогов в целом справлялись, область считалась лучшей по ряду направлений».

Видео с сайта «Томикс ТВ», его можно посмотреть на канале издания на YouTube

Катерина Иголкина, адвокат Алексея Мельникова:

  • Как проходило ваше знакомство с Мельниковым? Как можете охарактеризовать его как специалиста? 

Николай Виноградов, в 1997 — 2013 годах губернатор Владимирской области:

  • Алексея Александровича я знаю с начала 90 годов как хорошего организатора, способного предпринимателя. Он работал в ряде управлений, в том числе по капстроительству. Я его знал также как депутата ЗакСобрания, председателя комитета по бюджетной и налоговой политике. Он много делал для повышения прозрачности бюджета, эффективности использования бюджетных средств. На мой взгляд, основной его талант в управлении проявился в качестве руководителя завода «Автоприбор»
  • Когда он принял это предприятие, это был 98 год, были большие долги, бартерные схемы расчета за продукцию, сложная обстановка в коллективе. Тогда еще осложнялась ситуация тем, что шло разделение — сначала входило предприятие в группу СОК. Но эти вопросы были завершены, предприятие обрело самостоятельность. И в течение двух лет нормализовалась обстановка на заводе
  • Для области это было немаловажно, поскольку для нас это была серьезная отрасль — 15 тысяч работающих, 5 предприятий. Была творческая создана обстановка в коллективе, много проводили семинаров, в том числе по подготовке кадров. По инициативе Алексея Александровича было много сделано для подготовки кадров. Система профтехобразования тогда находилась в сложнейших условиях. Мы понимали, что со старой учебной базой вряд ли можно решать задачи, которые стояли перед крупными предприятиями, такими как «Автоприбор»
  • Предприятие быстро вошло в число заводов, которые работали по программе локализации — то есть выпуска комплектующих для импортных автомобилей, в частности, «Форда». Предприятие одно из первых в области получило стандарт по управлению качеством и технологическими процессами, что позволило выйти на рынок. В общем-то решалось много производственных и социальных задач, одно из лучших предприятий было в области

Катерина Иголкина:

  • Почему тогда с 2008 года ситуация на «Автоприборе» начала ухудшаться?

Николай Виноградов:

  • Я считаю, что в целом стратегия развития автомобильного машиностроения в стране начала реализовываться со сбоями. Не произошло локализации [производства] в том плане, как рассчитывали. Основными потребителями были ГАЗ и ВАЗ, они стали уменьшать закупочные цены. На предприятии проводилось техническое перевооружение, необходимы были кредитные ресурсы. Серьезной поддержки со стороны госструктур не доставало, обстановка начала ухудшаться. Появился недостаток оборотных средств. Доходило до того, что предприятие доходило до грани остановки и даже останавливалось
  • Алексей Александрович приходил и говорил, что они собираются остановить выпуск комплектующих деталей. Поступали звонки с целого ряда заводов с просьбой не допустить этого. Мной была организована встреча Алексея Александровича с замминистра промышленности, где я просил обсудить вопрос оказания помощи заводу. Но бюрократические проволочки, отсутствие нормативной базы не позволили это сделать. В это время Алексей Александрович принял решение всё-таки выпускать продукцию, хотя в ряде случаев это было невыгодно. Низкие закупочные цены усугубляли ситуацию
  • Но тем не менее, чтобы не остановить многотысячный коллектив, продукция стала выпускаться. Руководство [завода], Алексей Александрович пошли по пути получения кредитных ресурсов. Эти вопросы решались сложно, с моим участием были организованы три встречи с президентом банка ВТБ [Андреем] Костиным, где мы обсуждали вопрос увеличения кредитных ресурсов, пролонгации кредитов. Банк тогда пошел по пути увеличения залоговой стоимости. был недостаток залоговой базы и недостаток кредитных ресурсов. Это создало сложную остановку на предприятии, но всё-таки коллектив держался и работал
  • Практически по всем направлениям мы находили понимание с руководством завода, и то, что завод удержался, один из пяти предприятий [региона по производству автокомпонентов] в настоящее время, это тоже, я считаю, заслуга Алексея Александровича
  • Дальше возникают вопросы, которые разбираются здесь. в суде. Я не вижу каких-то корыстных устремлений у Алексея Александровича. Более того, я считаю, что все возможное по нормализации деятельности предприятия с его стороны было сделано.

Катерина Иголкина:

  • Не с целью ли сохранить репутацию перед администрацией, перед партнерами — не эта ли цель была у него при принятии решения о сохранении поставок, нежели уплате НДФЛ? Либо были какие-то процессы, на которые невозможно было повлиять, которые не зависели от воли Алексея Александровича?

Николай Виноградов:

  • Для того, чтобы минимизировать затраты и повысить эффективность нужно было осуществлять техническое перевооружение и необходимо было пополнять оборотные средства. С другой стороны, если бы было остановлено предприятие, то остановилось бы оно надолго, соответственно, работа даже в условиях убыточности продолжалась. Необходимо было обеспечить работу смежников и собственного коллектива. Следующий момент: конкретизировано было законодательство об очередности уплаты НДФЛ было только в 2014 году. До этого была возможность отсрочить платежи. Но зарплата все-таки выплачивалась. Я не вижу никаких корыстных интересов

Катерина Иголкина:

  • Возможно ли было сорвать госпрограмму, остановить конвейер, не заплатить зарплату, но заплатить НДФЛ? Было ли это в воле Алексея Александровича? Либо он подчинялся приказам, программе развития области, и на него оказывалось давление со стороны других субъектов?

Николай Виноградов:

  • Вопрос имеет два основания — экономическое и социальное. С точки зрения обеспечения нормальной экономики можно было остановить предприятие, не выплачивать зарплату и выставить людей на улицу. Было бы это нормальным? Нет. Второй вопрос — социальная значимость. Сохраняются зарплаты, сохраняются люди. У предприятия была перспектива. И до последнего момента рассчитывали на поддержку со стороны государства и финансовых структур. Любая остановка связана с дальнейшими затратами по запуску, и вряд ли можно было бы вывести предприятие из этого пике вообще. Лично я по предмету этого судебного разбирательства не вижу никакого корыстного интереса.

Катерина Иголкина:

  • Известно ли вам, что Алексей Александрович предлагал банку ВТБ продать часть своего пакета акций с целью привлечения инвестора и дополнительных средств на предприятие?

Николай Виноградов:

  • Мне это не известно, но вполне возможно такие переговоры велись, я не могу сказать точно.

Алексей Мельников, подсудимый, бывший генеральный директор завода «Автоприбор»:

  • Информировал ли я обладминистрацию и вас лично о критическом недостатке, начиная с 2009 года, оборотных средств в на «Автоприборе»?

Николай Виноградов:

  • Однозначно да, это было несколько раз.

Алексей Мельников:

  • Я как руководитель предприятия занимался пассивным ожиданием разрешения ситуации на «Автоприборе», или с моей стороны это была деятельная позиция?

Николай Виноградов:

  • Я полагаю, что это была очень активная и деятельная позиция по нормализации состояния на предприятии.

Алексей Мельников:

  • Обращался ли [я] за помощью, когда видел, что исчерпал все доступные мне способы решения вопросов, и можете ли рассказать, какие еще шаги мы смогли сделать?

Николай Виноградов:

  • Я выходил в правительство, когда поднимался вопрос создания структуры локализации производства запчастей. Я был инициатором встречи с замминистра промышленности. Переговоров много было. Была встреча в Госдуме, были письма на имя президента и премьера. Много было обращений, да, это было.

Алексей Мельников:

  • Я помню летом 2010-го или 2011 года звонок — вы сказали, что надо ехать встречаться в Минпромторг. Что послужило толчком для этой встречи?

Николай Виноградов:

  • Как раз угроза остановки предприятия из-за недостатка оборотных средств. Обращались с ВАЗа тогда. От вас поступала информация, что больше не можем производить [комплектующие].

Алексей Мельников:

  • У вас сложилось когда-нибудь впечатление, что я перестал бороться за живучесть предприятия и сознательно инициирую ухудшение ситуации в ожидании банкротства?

Николай Виноградов:

  • У меня такого впечатления вообще никогда не складывалось. На мой взгляд, это было бы и глупо с вашей стороны.

Алексей Мельников:

  • Можете ли вы привести примеры получения мной, как руководителем предприятия, каких-либо материальных выгод со стороны областных структур?

Николай Виноградов:

  • Никакой информации у меня на этот счёт нет.

Алексей Мельников:

  • Замечали ли вы чтобы я добивался каких-то наград, регалий, общественных должностей, просил ли я преференций для себя лично или каких-либо организаций?

Николай Виноградов:

  • Ничего подобного с вашей стороны я не замечал.

Алексей Мельников:

  • Как вы считаете, продолжение деятельности предприятия, его индустриального, налогового потенциала, может быть предметом уголовного наказания?

Николай Виноградов:

  • Как я знаю, в законодательстве такого вообще нет, и быть не может. Поскольку естественно стремление нормального руководителя и собственника обеспечить нормальную деятельность своего предприятия.

Степан Володин, заместитель прокурора города Владимира, государственный обвинитель:

  • Вам известно, каким образом распределяются денежные средства, перечисляемые налогоплательщиками в бюджет?

Николай Виноградов:

  • Разные - по-разному. Часть [уходит] на федеральный уровень и распределяется в областной бюджет, часть идет только в областной. Часть - только на федеральный.

Степан Володин:

  • НДФЛ поступает в областной бюджет?

Николай Виноградов:

  • Да

Степан Володин:

  • Завод «Автоприбор» являлся крупнейшим налогоплательщиком?

Николай Виноградов:

  • Являлся.

Степан Володин:

  • Вы несколько раз повторили, что никакой корысти в действиях Мельникова не видели. Вам известно, что в обвинении, предъявленном Мельникову, это слово вообще не упоминается?

Николай Виноградов:

  • Я только отвечал на вопросы. Это мне неизвестно.

Степан Володин:

  • Как глава региона, когда к вам обращался Мельников, кроме организации каких-то встреч, переговоров, что могли еще предпринять в плане реального финансирования организации? И вообще могли?

Николай Виноградов:

  • Мы не обладали такой возможностью из-за недостатка средств. И гипотетически не могли. В любом случае это было бы нарушением законодательства. Регион не мог финансировать «Автоприбор». Была возможность в плане привлечения инвестиций, оказывать инвесторам какую-то помощь. Непосредственно финансировать — такого нет в законодательстве.

Андрей Мочалов, судья Фрунзенского районного суда города Владимира:

  • Когда к вам гендиректор обращался, ваша помощь носила административно-властный, организационный характер, вы как губернатор могли организовать встречи в Госдуме, правительстве. Вы сказали, что вам известно, что НДФЛ идет в бюджет области. Обладали ли вы информацией, что как налогоплательщик крупнейший завод «Автоприбор» стал задолжником по уплате этого налога?

Николай Виноградов:

  • Учет налоговых платежей осуществляется в рамках федеральной налоговой службы. По запросу мы имели возможность получать информацию, но никаких компетенций по каким-то шагам в этом направлении мы не обладали.

Андрей Мочалов:

  • Но информация о том, что завод является задолжником по НДФЛ имелась?

Николай Виноградов:

  • По запросу такую информацию получать мы можем, но поскольку мы не обладали компетенцией повлиять на этот вопрос, такой информации не было, хотя я знал, что задолженность есть. Когда появились на предприятии трудности, естественно, я пытался понять, почему это происходит.

Андрей Мочалов:

  • Сумма налога, которая не была перечислена предприятием, большая часть этой суммы указана как не перечисленная в бюджет области. Занимаясь помощью гендиректору в организации встреч, чтобы улучшить ситуацию на предприятии, вы обсуждали с ним вопрос погашения этой задолженности в бюджет региона?

Николай Виноградов:

  • Этот вопрос мной не обсуждался. Кроме может быть общего тона. Так не обсуждался, поскольку, повторяю, мы не обладали компетенциями. Как агитацию — я всех призывал платить налоги.

Андрей Мочалов:

  • От этого предприятия, наверное, заметные были суммы не поступлений в бюджет?

Николай Виноградов:

  • Мы с задачей сбора налогов в целом справлялись, область считалась лучшей по ряду направлений

Смотрите также
Мельников обвинил банк ВТБ в вымогательстве
Экс-гендиректор завода «Автоприбор» Алексей Мельников, обвиняемый в неуплате налогов, обратился в правоохранительные органы с заявлением о вымогательстве взятки со стороны сотрудников банка ВТБ
Судья поздравил Мельникова с днем рождения
Бывший гендиректор завода «Автоприбор» Алексей Мельников встретил свой 58-й день рождения на скамье подсудимых в зале суда