Регистрация / Вход Пт, 09 декабря 2016, 12:37

«Вы плывёте, и вдруг вам к поясу привешивают гирю»

О чём на суде в ходе допроса прокурором говорил обвиняемый в неуплате налогов бывший генеральный директор ОАО «Завод Автоприбор» Алексей Мельников
22 Августа 2016, 08:49 60 6000

Бывший генеральный директор ОАО «Завод “Автоприбор”» Алексей Мельников заявил о непризнании им исковых требований прокуратуры города Владимира о взыскании с него более 50 миллионов рублей в счёт погашения задолженности предприятия перед бюджетом за не перечисленный в период между августом 2012 года и октябрём 2013-го налога на доходы физических лиц.

DSC07197.JPG
DSC07178.JPG Государственный обвинитель Степан Володин и судья Фрунзенского районного суда города Владимира Андрей Мочалов

Мельников сделал это заявление в ходе его допроса государственным обвинителем, заместителем прокурора областного центра Степаном Володиным:

«Я себя виновным не признаю, соответственно, и иск не признаю».

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

Алексея Мельникова обвиняют в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 199 прим. 1 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ) - «Не исполнение из личных интересов обязанностей налогового агента по перечислению налогов, подлежащих, в соответствии с законодательством РФ “О налогах и сборах”, исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет, совершённое в особо крупном размере». То, что вменяется предпринимателю, происходило с 1 августа 2012 года по 28 октября 2013-го.

Если говорить обывательским языком, по версии следствия, Мельников не перечислял в казну удержанный с работников «Автоприбора» налог на доходы физических лиц (НДФЛ). В деле фигурирует сумма 50 миллионов 143 тысячи 924 рубля.

С конца 2012 года предприятие находится в стадии банкротства. Последние 2 года Мельников не является генеральным директором завода, оставаясь единственным акционером (правда, все его без малого 500 миллионов акций находятся в залоге у банка ВТБ). Предприниматель руководил «Автоприбором» в течение почти 17 лет.

Алексей Мельников пояснял ранее суду, что не мог перечислить в бюджет НДФЛ, так как в соответствии с требованиями закона о банкротстве, эти платежи переводятся в четвёртую очередь, до чего дело просто не дошло. Следствие и гособвинение настаивает, что НДФЛ должен был перечисляться во вторую очередь, как и заработная плата. Более того, сторона обвинения считает, что финансовые средства, удержанные «Автоприбором» с работников, не являются собственностью предприятия, выступающего в качестве налогового агента, а потому они должны были быть направлены в бюджет в соответствие с требованиями Налогового кодекса — не позднее, чем через два дня после получения сотрудниками заработной платы.

Мельников своей вины не признаёт.

Подробнее о претензиях к владельцу «Автоприбора» — в материалах Зебра ТВ «Мельников: “Обвинительное заключение несостоятельно”» и «Как же банкроту платить налоги?».

Налоговое дело в отношении бывшего гендиректора «Автоприбора» рассматривается во Фрунзенском районном суде города Владимира под председательством Андрея Мочалова.

Параллельно в отношении предпринимателя возбуждено ещё одно уголовное дело — по статье 196 УК РФ (преднамеренное банкротство) и ч. 1 ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями). В рамках расследования этих эпизодов Мельников с середины мая находится в СИЗО. 11 августа Октябрьский районный суд продлил срок его содержания под стражей ещё на два месяца.

О том, как Алексея Мельникова допрашивала его адвокат — в материале Зебра ТВ «“Тришкин кафтан” “Автоприбора”». Из этого допроса становится ясно, что на предприятии большое количество решений по расходованию средств принималось без участия Мельникова, который был высшим исполнительным органом ОАО и единственным его владельцем.

ЕСЛИ БЫ ЗАПЛАТИЛИ СРАЗУ ВСЕ НАЛОГИ, ТО ПРОИЗВОДСТВА БЫ НЕ БЫЛО

Прокурор Степан Володин начал допрос с того, что поинтересовался: если Алексей Мельников такой высококлассный управленец, как о нём многие отзываются, то как же так получилось, что завод «Автоприбор» находится в столь плачевном состоянии.

Подсудимый ответил так:

«Вы — человек спортивный, вот так вот, с виду; вероятно, бегаете или плаваете хорошо. Вот вы плывёте, плывёте, и вдруг вам к поясу привешивают гирю. Смотрят — вы всё равно плывёте. Взяли и привесили вторую гирю. Вы начали тонуть, а к вам подходят, и так, с мостков, вас спрашивают: “Что же ты так плохо плывёшь”»? Вот примерно тоже самое, можно сказать, и о заводе “Автоприбор”. Мы были и остаёмся всё ещё [на плаву], пока есть люди. Стены, машины — это дело наживное, механизмы, а пока есть люди, мы ещё остаёмся; [люди,] которые могут и умеют организовывать конкурентноспособное производство».

Володин спросил, не привлекался ли Мельников ранее к ответственности за нарушения, связанные с перечислением НДФЛ в бюджет? Подсудимый сообщил, что ранее по таким фактам возбуждалось уголовное дело. Чем оно закончилось, в ходе заседания не прозвучало.

Мельников также повторил, что «Автоприбор» стал накапливать невыполненные обязательства перед третьими лицами начиная с 2009 года, когда предприятие «познакомилось в банком ВТБ» и попало в «эту кабалу». Предприниматель заявил, что в этом учреждении работают люди, «которые не заинтересованы в развитии отечественной экономики, которые заинтересованы в том, чтобы дербанить производственные активы».

Бывший гендиректор «Автоприбора» сказал, что кредит у ВТБ пришлось брать «во время безысходности» по принципу «либо подписывай, либо ничего не получишь». В итоге деньги были получены, но совсем не на таких условиях, как было обговорено изначально (например, была резко снижена стоимость залога), да ещё с жесточайшими запретами; в частности предприятие не могло перекредитоваться в других банках.

Мельников рассказал, что он готов был продать принадлежащие ему акции предприятия для погашения кредита, а также назначить представителя банка на должность финансового директора «Автоприбора». Но ВТБ на это не пошёл, в итоге ситуация только усугубилась, а акции превратились в ничто.

Степан Володин долго допытывался у Мельникова, кто конкретно принял решение о взятии кредита на столь невыгодных условиях. Подсудимый долго отвечал, что это было коллегиальное решение, потом всё-таки признал, что деньги были одолжены у банка, а потом задолженность выросла, в результате его, Мельникова, действий.

На вопрос гособвинителя, зачем же тогда взяли кредит на таких условиях, Мельников ответил, что на предприятии «хотели работать».

Алексей Мельников пояснил Степану Володину, что он никогда не оспаривал размеров задолженности по НДФЛ; всё дело в том, что, находясь в процедуре банкротства, предприятие должно было, по мнению подсудимого, перечислять налог в четвёртую очередь, а до неё просто не доходило. Гособвинитель в ответ на это напомнил, что есть вступившие в силу решения Арбитражных судой разных инстанций, в которых сказано, что «Автоприбор» должен был уплачивать налог на доходы физических лиц во вторую очередь. Володин назвал странным, что Мельников этого не знал:

«Вы даже под страхом уголовной ответственности до сих пор не разобрались, получается, в этой ситуации».

Гособвинитель поинтересовался, кто конкретно на предприятии принимал решения по уменьшению сумм, подлежащих перечислению в бюджет? Это было коллегиальное решение, пояснил Мельников. Предприятие накапливало не исполненные обязательства, так как испытывало хроническую нехватку средств.

«Кто принимал решение [по урезанию суммы для перечисления в бюджет] конкретно... — я вам не скажу, но круг этих людей, он известен, - сказал Алексей Мельников. - Это сотрудники финансового отдела и бухгалтерии, с одной стороны, и производственники и управление закупок, которым нужно было людей обеспечить работой. Мне было известно, что деньги расходовались по закону, в том числе на производство».

Мельников заявил Володину, что если бы «Автоприбор» сразу перечислил все долги по НДФЛ в бюджет, то производства в принципе не стало бы.

«ПОКА ЕСТЬ ЛЮДИ, МЫ ОСТАЁМСЯ»

Загрузка плеера

Степан Володин, заместитель прокурора города Владимира, государственный обвинитель:

  • Вы долго в должности генерального директора ОАО «Завод “Автоприбор”» были?

Алексей Мельников, бывший генеральный директор ОАО «Завод “Автоприбор”»:

  • 16 лет

Степан Володин:

  • Вот вас по-разному характеризуют как руководителя организации. Ваши подчинённые в судебном заседании характеризовали довольно-таки с положительной стороны, как опытного грамотного управленца, организатора производственного процесса. Вы с этим согласны? Как сами себя оцениваете на этой должности?

Алексей Мельников:

  • Считаю, что у нас действительно получилось организовать конкурентноспособное предприятие, отвечающее требованиям такого сложного потребителя, как автопром. Учитывая то, что на территории области было пять таких предприятий, а осталось, по большому счёту, одно [«Автоприбор»] и полугосударственный «ОСВАР» [в Вязниках], я считаю, что мы доказали, что мы можем организовывать сложные производства с высоким уровнем и требованиям к качеству, и с низкими издержками

Степан Володин:

  • Ну, а как же те результаты, к которым привела ваша деятельность? Что сейчас с ОАО [Завод «Автоприбор»]? Что с заводом? Результатом чьих действий стало столь плачевное состояние производства?

Алексей Мельников:

  • Сергей Степанович, если позволите, встречный вопрос: вы — человек спортивный...

Степан Володин:

  • Алексей Александрович, мне вопросы задавать нельзя, я задаю вопросы, и меня, кстати, зовут Степан Николаевич

Алексей Мельников:

  • Я отвечу на этот вопрос некоторой аллегорией. Вы — человек спортивный, вот так вот, с виду; вероятно, бегаете или плаваете хорошо

  • Вот вы плывёте, плывёте, и вдруг вам к поясу привешивают гирю. Смотрят — вы всё равно плывёте. Взяли и привесили вторую гирю. Вы начали тонуть, а к вам подходят, и так, с мостков, вас спрашивают: «Что же ты так плохо плывёшь»?

  • Вот примерно тоже самое, можно сказать, и о заводе «Автоприбор»

  • Мы были и остаёмся всё ещё [на плаву], пока есть люди. Стены, машины — это дело наживное, механизмы, а пока есть люди, мы ещё остаёмся; [люди,] которые могут и умеют организовывать конкурентноспособное производство

Степан Володин:

  • Хорошо, давайте тогда попытаемся разобраться

  • Вот на вопросы защитника и в своём рассказе вы несколько раз ответили про то, что сроки, механизм, порядок — я вот даже записал, потому что не ожидал от вас, честно говоря, таких слов: сроки, механизм и порядок перечисления НДФЛ стали вам известные лишь в ходе судебного заседания по этому делу, к примеру. Или решение не платить НДФЛ вообще не принималось

  • И вот интересное ваше показание по отношению к формированию и исполнению тех самых ежемесячных бюджетов [ОАО «Завод “Автоприбор”»], в соответствии с которыми доходная и расходная части вообще в производстве и в целом существованиb завода формировались и платились

  • Собственно, на мой взгляд, серьёзный руководитель, особенно? когда на протяжении длительного времени предъявляются претензии и явные упущения, в частности в недоимке по НДФЛ и других моментах производственной деятельности, грамотный руководитель должен вникать в причины, по которым происходят те или иные сбои. Вы со мной согласны?

Алексей Мельников:

  • Я вникал, я знал причины, и знал, как от этих причин избавляться

Степан Володин:

  • Ну, давайте перейдём конкретно к причинам, по которым всё-таки НДФЛ в приличной сумме, превышающей 50 миллионов рублей, за период с августа 2012 года по октябрь 2013 года не был перечислен в бюджет

  • Скажите, вы до этого, до августа 2012 года, привлекались к налоговой ответственности, к уголовной ответственности в связи с неуплатой НДФЛ в бюджет?

Алексей Мельников:

  • Было возбуждение уголовного дела по неуплате НДФЛ

Степан Володин:

  • Я про уголовную и про налоговую ещё ответственность спросил

  • Сколько раз налоговый орган проводил проверки завода...

Алексей Мельников:

  • Налоговый орган проводил проверки много раз. Если мы говорим про НДФЛ, то он в тот период времени проверялся по периодам, то есть проверялся один раз в год

Степан Володин:

  • То есть можно из ваших слов сделать вывод, что раз в год налоговый орган проверял...

Алексей Мельников:

  • Каждый год проверял

Степан Володин:

  • Выявлялись нарушения? Мы уже слышали ваши показания, что [на ОАО «Завод “Автоприбор”»] в исчислении суммы НДФЛ не выявлялись нарушения налоговым органом, действительно, это так, в материалах дела имеются об этом сведения; а именно нарушения в связи с его перечислением, а точнее — не полным перечислением в бюджет, фиксировались налоговым органом?

Алексей Мельников:

  • Фиксировались. За все 16 лет моей работы, последние две проверки заканчивались тем, что на момент подписания актов у нас существовали невыполненные обязательства

Степан Володин:

  • То есть задолженность

Алексей Мельников:

  • Да, была задолженность

Степан Володин:

  • Эта задолженность, если за последние пять лет, я имею в виду до инкриминируемого вам периода, брать, какая динамика её была? Уменьшалась или...

Алексей Мельников:

  • Отрицательная динамика [была]. Начиная с 2009 года, как мы познакомились [взяли кредит] с банком ВТБ и как попали в эту кабалу, у нас был только один период в этой истории, когда удалось достучаться и договориться на самом высоком уровне — с участием [тогдашнего] губернатора [Владимирской области Николая Виноградова], президента банка и его первого заместителя

  • И мы в короткое время, меньше, чем за полтора месяца, вышли на те показатели, в которые никто не верил, но мы говорили, что мы будем вот на этом месте, у нас будет вот такая эффективность. И, несмотря на то, что нам не верили, мы этого достигли. И это тоже есть в материалах дела, есть очень подробный анализ графика недостатка оборотных средств предприятия

  • Но, к сожалению, тот человек [в банке ВТБ], который принимал решения по определению правил игры с заводом, сказал: «Я вам поверю после того, как вы выполните то, о чём говорите». И нам денег дали ровно на 180 дней. Скорость оборота наших средств в то время была 92 дня, сейчас она меньше - мы находим возможность уменьшать запасы, увеличивать скорость оборота. Но тогда она [скорость оборота финансовых средств] была такая, но, тем не менее, мы вышли на те показатели, и в том квартале у нас была прибыль

Степан Володин:

  • Алексей Александрович, к производственному процессу [мы перейдём] чуть попозже, просто чтобы не скакать

Алексей Мельников:

  • Налоги — это производство. Не может быть экономики без производства, добавленная стоимость у нас создаётся в производстве. Вы задали вопрос, я пытаюсь расширенно ответить, чтобы, может быть, другие вопросы исключить

  • Тогда, когда мы потом пришли и сказали, [что] «вот мы достигли [тех показателей, которые обещали], давайте перейдём на те условия, о которых тогда договаривались в кругу руководства завода, губернатора, президента и операционных начальников», оказалось, что этот человек [из банка ВТБ, который вёл дела с «Автоприбором»] ушёл в другой банк, руководить другим очень крупным банком

  • А в этом банке остались те люди, с которыми нам не удавалось найти общего языка, и которые не заинтересованы в развитии отечественной экономики, которые заинтересованы в том, чтобы дербанить производственные активы. Они их получают не за свои деньги, они их получают за деньги государства, государство их списывает, а они их здесь дербанят

«С РЕЗУЛЬТАТАМИ ПРОВЕРОК СОГЛАСНЫ»

Загрузка плеера

Степан Володин, заместитель прокурора города Владимира, государственный обвинитель:

  • Давайте всё-таки перейдём к порядку, механизму перечисления налога [на доходы физических лиц] в бюджет. Вы всегда были согласны с выводами, результатами налоговых проверок, в том числе той, которая привела к возбуждению предыдущего уголовного дела по факту неуплаты?

Алексей Мельников, бывший генеральный директор ОАО «Завод “Автоприбор”»:

  • С результатами согласны

Степан Володин:

  • А скажите тогда, пожалуйста, чем отличается налоговая проверка, которая привела к возбуждению настоящего дела, от предыдущей налоговой проверки, которая привела к возбуждению предыдущего уголовного дела по аналогичным фактам за другой период?

Алексей Мельников:

  • Чем отличаются?

Степан Володин:

  • Ну вы же согласны с ними были? А сейчас — не согласны

Алексей Мельников:

  • С чем не согласен?

Степан Володин:

  • С результатами налоговой проверки

Алексей Мельников:

  • Мы не оспаривали цифры [в акте] налоговой проверки

Степан Володин:

  • Я сейчас не про сумму говорю, а в целом про необходимость уплаты, в том числе про очередность [выплат в рамках процедуры банкротства ОАО «Завод “Автоприбор”»], про возможность завода перечислить именно НДФЛ

Алексей Мельников:

  • Та [первая] проверка проходила в условиях действия 155-ой статьи Гражданского кодекса.

Степан Володин:

  • То есть до введения процедуры банкротства

Алексей Мельников:

  • Да. Эта налоговая проверка [материалы которой легли в основу возбуждения настоящего уголовного дела] прошла и рассматривала тот период, когда действовал закон о банкротстве, и как вы поняли, наверное, в рамках судебного разбирательства, руководители владимирского отделения налоговой инспекции уверены были, что ничего не поменялось, что НДФЛ надо платить во вторую очередь, это видно во всех их показаниях. Как мы потом разобрались, оказывается, [при банкротстве НДФЛ надо платить] в четвёртую очередь

Степан Володин:

  • Мы ещё не разобрались, пока не принято решение суда. То есть, только в этом разницу вы видите?

Алексей Мельников:

  • Это решение уголовного суда, а если говорить об очерёдности, то это решение, которое определено...

Степан Володин:

  • Скажите, а вы знакомы с решением Арбитражных судов всех инстанций, в том числе Волго-Вятского окружного, высшей, по вопросу обжалования, не согласия вас, завода, с выводами налогового органа именно в части очередности, мы исследовали их в судебном заседании? Понимаете, о чём я говорю?

Алексей Мельников:

  • Объясните

Степан Володин:

  • Жалобы завода на решение налогового органа по начислению и необходимости перечисления свыше 50 миллионов НДФЛ в бюджет вот уже за исследуемый период

Алексей Мельников:

  • Насколько мне известно, я результатов этих судебных тяжб не знаю, потому что это было уже без меня

Степан Володин:

  • Но мы исследовали их в судебном заседании, они есть в обвинительном заключении, очень подробно описаны эти судебные решения

Алексей Мельников:

  • В судебном заседании исследовали эти решения, я их не прочитал. Считаю, что там-то как раз и нет этого вывода; вывод там есть о том, что мы оспариваем наложение взыскания. Наша позиция была такая, что применение максимального уровня снижения штрафов — это подтверждение того, налоговая инспекция сознаёт, и согласна с тем, что на заводе сложная ситуация экономическая. Но нам казалось настолько очевидным применить другую норму Налогового кодекса, которая подразумевает, что можно вообще за это не наказывать, потому что мы добросовестно выполняли все функции, за исключением перечисления в срок, и думали, и пытались доказать, что к нам можно применить такое взыскание, нулевое. Вот это только оспаривалось в суде

Степан Володин:

  • Странно, Алексей Александрович. Вы меня удивляете, потому что...

Алексей Мельников:

  • Давайте посмотрим документы …

Степан Володин:

  • Сейчас у нас допрос ваш происходит, поэтому мы уже эти документы, повторюсь, изучали, но из обжалования доводы завода по иерархии судебных инстанций — именно о необоснованном применении не той очерёдности налоговым органом предъявлялись судам каждой инстанции, и в каждом случае суд, в том числе высшая — Волго-Вятская — инстанция мотивированно довольно-таки отвечала, что эти доводы являются необоснованными, поэтому странная очень ваша позиция. Вы даже под страхом уголовной ответственности до сих пор не разобрались, получается, в этой ситуации

Алексей Мельников:

  • Разрешите, я всё-таки зачитаю. Вот у меня решение того суда, в который я подавал... Нет, это уже не я подавал, но всё равно. Как раз оспаривал конкурсный управляющий перечисление НДФЛ в мой период...

Степан Володин:

  • Первое обжалование вы имеете в виду?

Алексей Мельников:

  • У меня решение от 28 ноября 2014 года Владимирского областного суда

Андрей Мочалов, судья Фрунзенского районного суда города Владимира:

  • Уточните инстанцию, там написано

Алексей Мельников:

  • Арбитражный суд Владимирской области. Решение от 28 ноября 2014 года в рамках дела о банкротстве. В мотивировочной части, на 10-ой странице, написано, что заявителем не доказан факт предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований

Степан Володин:

  • Мы про разные вещи говорим

Алексей Мельников:

  • Я хочу сказать, что вот это судебное решение как раз и показывает на то, что не очередность тому вина, а вина в том, что управленцы, которых банк назначил, управляли сидя из Москвы — главный бухгалтер [ОАО «Завод “Автоприбор”»], другие бухгалтера, юристы сказали, что к ним никто не подошёл для того, чтобы истребовать эти доказательства, таких доказательств миллионы у них, это — раз. Второе, это был уже второй конкурсный управляющий, назначенный судом, и после него ещё 4 сменилось, в этой чехарде мало ли чего они могли от имени завода «Автоприбор» сделать? Это не значит, что это — моя позиция, и не значит, что их не успех; это какое-то косвенное доказательство моей уголовной вины

Степан Володин:

  • Давайте, чтобы эту часть допроса закрыть, просто несколько вопросов, только коротко ответьте. Вы знаете, что решение налогового органа о взыскании с завода свыше 50 миллионов НДФЛ в период с августа 2012 года по октябрь 2013 года обжаловалось в начале руководителю УФНС по Владимирской области, а затем трижды в Арбитражные суды всех инстанций? Вы знаете об этом?

Алексей Мельников:

  • Я знаю то, что не обжаловалась сумма нашей задолженности...

Степан Володин:

  • Я попросил коротко ответить: вы знаете, что обжаловались эти решения?

Алексей Мельников:

  • Да

Степан Володин:

  • Результаты этих обжалований вам известны?

Алексей Мельников:

  • Последних — нет

Степан Володин:

  • То есть вы не знаете, что решение налогового органа о взыскании с завода суммы НДФЛ, превышающей 50 миллионов, в период с августа 2012 года по октябрь 2013 года, то, за что вас сейчас судят, устояло, вступило в законную силу?

Алексей Мельников:

  • Нет

«МЫ ВСПОТЕЛИ, КОГДА ПРИНИМАЛИ ТАКОЕ РЕШЕНИЕ»

Загрузка плеера

Степан Володин, заместитель прокурора города Владимира, государственный обвинитель:

  • Тогда перейдём всё-таки к тому, о чём вы любите говорить - к производству

  • Вот вы неоднократно — и сейчас, и при допросе со стороны защиты — как-то однобоко, на мой взгляд, формулируете такие тезисы. Вы говорите, банк вам дал кредит, в этом корень зла, я правильно понимаю? Дал кредит на определённых условиях...

Алексей Мельников, бывший генеральный директор ОАО «Завод “Автоприбор”»:

  • Дело не в том, что он дал...

Степан Володин:

  • На невыгодных на вас условиях

Алексей Мельников:

  • … а как не дал, потому что договорённости, которые были, они подразумевали открытие линии в один миллиард рублей. Нам деньги вот сейчас, сразу — не нужно, потому что взял деньги — за них надо платить; деньги нужны по срокам

Степан Володин:

  • Вас не устроили условия, на которых банк вам предоставил кредит?

Алексей Мельников:

  • Процентная ставка была 22,5%

Степан Володин:

  • Я понял

Алексей Мельников:

  • Надо было платить, выполнять массу всяких ковенант, то есть требований дополнительных [прописанных в кредитном договоре]. За нарушение каждой ковенанты с нас сдирали штраф. Это ещё...

Степан Володин:

  • Это понятно, Алексей Александрович, вы уже говорили, не надо повторяться

Алексей Мельников:

  • ... по миллиону-полтора каждый месяц

Степан Володин:

  • Я к тому, что вы говорите: «банк дал». А взял-то кто? Скажите, эти деньги брал кто?

Алексей Мельников:

  • Завод дал залог. Залог мы отдали оцененный банковским оценщиком — самый лучший, понравившийся им...

Степан Володин:

  • Алексей Александрович, не уходите от ответа. Кто получил этот кредит? Это чьё решение было — на этих самых невыгодных условиях, с этими самыми штрафными санкциями, о которых вы неоднократно говорите? Кто принял решение получить на таких условиях кредит?

Алексей Мельников:

  • Руководство завода

Степан Володин:

  • Вы конкретнее не можете сказать?

Алексей Мельников:

  • Руководство завода...

Степан Володин:

  • Вы к этому отношение имели лично?

Алексей Мельников:

  • … потому что этот вопрос обсуждался [на совете директоров]

Степан Володин:

  • Ну, я понимаю, конечно, обсуждаются такие вопросы. Вы лично к этому вопросу имеет отношение?

Алексей Мельников:

  • Во время безысходности - тогда, когда тебе диктуют, «либо подписывай, либо ничего не получишь», а за спиной тогда у меня было четыре тысячи человек, которых я должен был каждый день обеспечить работой, чтобы они получили достойную заработную плату - мы не в один день приняли такое решение [взять кредит в банке ВТБ]. Мы вспотели, когда принимали такое решение

  • Наша вина в том, что мы не зафиксировали обязательства, которые звучали с той стороны. Сейчас вон много чего говорят, «давайте распустим Варшавский договор, а НАТО не будет расширяться»; сказали, порадовались, по рукам хлопнули, только НАТО расширяется. То же самое и здесь получилось

  • И в том анализе, как раз и показано, сколько раз мы запрашивали обещанные нам кредиты, под которые мы дали залоги, а нам сказали, что вот эти все площади, на которых расположено производство электроники, где наливные полы, где тройное остекление, где климат-контроль, где чистота воздуха обеспечена, - они стоят шесть тысяч рублей за квадратный метр в залоге. На вопрос «почему», и на вопрос «а как мы действуем в рамках Гражданского кодекса, который не подразумевает односторонних сделок и принятия таких решений», сказали «а у вас есть другие возможности? идите»

  • А у нас, по тем же ковенантам [в кредитном договоре], мы не могли нигде прокредитоваться, напрямую, в финансовом учреждении, ни уйти к другим [банкам], потому что залоги у них, а на последующий залог они отказывались идти

Степан Володин:

  • Алексей Александрович, ну, всё-таки вот...

Алексей Мельников:

  • Я готов был, как вы слышали на прошлом заседании, [принадлежащие мне] акции [ОАО «Завод “Автоприбор”»] продать...

Степан Володин:

  • Я пока про акции не спрашиваю, скажите чётко...

Алексей Мельников:

  • … а мне не дали, потому что они, оказывается, им так нужны. Вот сейчас они [все акции] в ничто превратились

Степан Володин:

  • Алексей Александрович, скажите, результатом чьих действий, чьих конкретно действий, стало получение в начале, а потом наращивание суммы кредита?

Алексей Мельников:

  • Результатом производственной деятельности

Степан Володин:

  • Чьих конкретно действий? Какого человека?

Алексей Мельников:

  • Моих действий

Катерина Иголкина, адвокат Алексея Мельникова:

  • Уважаемый суд, прошу снять вопрос, не относится к материалам дела

Судья Андрей Мочалов:

  • Вполне относится

Степан Володин:

  • Скажите, результатом чьих действий стало возникновение и увеличение задолженности по этому кредиту?

Алексей Мельников:

  • Результатом [деятельность] банка

  • То, что задолженность — это только результат бездеятельности, я бы сказал, бездеятельности, если бы они что-то хотели делать, а здесь была целенаправленная злонамеренная деятельность по загонянию предприятия в условия, когда оно будет готово на всё

Степан Володин:

  • Но кредит-то кто брал? То, что банк давал, мы это услышали раз десять; скажите, кто кредит-то брал?

Алексей Мельников:

  • Я его не взял на тех условиях, на которых мы договорились. Что значит взять кредит через шесть месяцев после принятия банком заявки? Вы представляете: шесть месяцев предприятие в простое, вынуждено сохранять персонал, потому что у нас есть действующие контракты, нам обещают каждую неделю - «завтра, завтра, завтра, послезавтра вы получите деньги»; ты всё время как спортсмен перед стартом — разогреваешься, разогреваешься, а тебя не пускают [на поле]

Степан Володин:

  • А зачем же вы его взяли-то тогда?

Алексей Мельников:

  • Ну, вот мы его взяли, потому что хотели работать

Степан Володин:

  • Понятно

Алексей Мельников:

  • Мы его взяли не для того, чтобы прогулять

Степан Володин:

  • Понятен ваш ответ

Алексей Мельников:

  • Мы его взяли для того, чтобы купить сырьё, для того, чтобы обеспечить [выполнение заказов]. Мы купили сырьё; сырьё вернулось нам выручкой после произведённой продукции, а подкрепления-то нет. Мы эту выручку снова пустили, то на зарплату не хватает денег, то на предприятие. И налоги в это время платили. И, самое главное, платили банку. Банку платили 22% [годовых] за то, что он не даёт денег

Степан Володин:

  • Всё ясно

Алексей Мельников:

  • При вас оглашалась часть только моей переписки с банком, где всё более, чем наглядно и достойно объяснено, подсказаны и предложены варианты действий. В качестве контроля, как вы знаете, я предлагал должность финансового директора [ОАО «Завод “Автоприбор”»] банку. Им не это надо было

Степан Володин:

  • Алексей Александрович, всё ведь понятно. В общем-то, в части прихода денежных средств на предприятие, ну, лично я разобрался.

«Я БЮДЖЕТЫ НЕ ФОРМИРОВАЛ»

Загрузка плеера

Степан Володин, заместитель прокурора города Владимира, государственный обвинитель:

  • Теперь несколько вопросов по расходованию денежных средств, перечислению их, в том числе по обязательным платежам, и в бюджет налогов, НДФЛ, в частности. Всё-таки, какие отношение — вы уже обозначили в двух словах - вы, как генеральный директор, какое отношение вы имели к формированию ежемесячных бюджетов [ОАО «Завод “Автоприбор”»]?

Алексей Мельников, бывший генеральный директор ОАО «Завод Автоприбор»:

  • Я не формировал бюджеты; бюджеты формировались по процедуре №23 [по перечню бизнес-процессов на предприятии]. Я бюджеты утверждал, и то не каждый раз

Степан Володин:

  • Алексей Александрович, я вот даже ещё не успел до конца сформулировать свой вопрос. Какое отношение, я хотел узнать, вы, как генеральный директор, имели к формированию конкретных сумм, необходимых для перечисления НДФЛ в бюджет в ежемесячных бюджетах завода в условиях крайнего дефицита денежных средств?

Алексей Мельников:

  • Я просто повторю свой ответ: я бюджеты не формировал

Степан Володин:

  • Вы знали, что в период с августа 2012 года по октябрь 2013 года денег на НДФЛ, конкретно на НДФЛ, недостаточно на заводе?

Алексей Мельников:

  • Конкретно на НДФЛ — я не знал, денег не хватало на все налоги, в том числе на НДФЛ. Если мы о бюджетах заговорили, я формировал установку

  • Установка следующая: что налоги надо было платить, да? Том второй [материалов дела], страница 205-ая, там есть несколько БДДСов, беру первый БДДС — бюджет движения денежных средств — заказов к нам пришло, и [потребители] готовы были купить у нас продукции, на 160 миллионов 576 тысяч рублей. Налоги мы запланировали от этого прихода, что мы можем заплатить налогов, 26 миллионов 859 тысяч. И поставили — не я поставил, люди, которые отвечали за центр расходов [завода «Автоприбор»] поставили — в том числе налоги предыдущих периодов 12 миллионов 700. По этому бюджету у меня нет [сведений], как он закончился

  • Но вот есть бюджеты другие, например, октябрь, страница 210-ая [в материалах дела]. Заказов пришло на 170 миллионов 100 тысяч рублей. Денег оборотных хватило на [то, чтобы исполнить заказов на] 130 миллионов 700 тысяч рублей. Мы планировали, мы — как завод, они — как специалисты, планировали налогов заплатить 29 миллионов 400 тысяч, [в том числе] НДФЛ — 10 миллионов 300 тысяч. Из-за того, что мы сделали не 170 миллионов, денег хватило только на 130, налогов было уплачено 15 миллионов, из них НДФЛ — 5 миллионов

Степан Володин:

  • Вот хороший пример. Это, кстати, когда было, я прослушал?

Алексей Мельников:

  • Октябрь

Степан Володин:

  • Октябрь 2012 года?

Алексей Мельников:

  • Не знаю, какого, у меня здесь не написано. Октябрь

Степан Володин:

  • Всё-таки кто принимал решение о том, вот вы правильно сказали, запланирована одна сумма для перечисления в бюджет, а по факту, это сложно отрицать, задолженность увеличилась лишь из-за неуплаты НДФЛ, а по факту перечислено меньше, притом — существенно меньше. Кто принимал решение о том, чтобы конкретную сумму в ежемесячном бюджете урезать?

Алексей Мельников:

  • Решения принимались директорами на совещаниях в сложных моментах, на совещаниях у исполнительного директора

  • В то время, как сейчас я на суд езжу почти каждый день, в то время я каждый день ездил в Москву. Вот за каждым письмом, которые мы прочитали, в адрес особенно больших начальников, таких как премьер-министр, вице-премьеры или министры, приходилось с этим письмом раз двадцать съездить в Москву, чтобы по его итогам что-то попытаться решить, походить по разным кабинетам, по приёмным, попытаться достучаться до людей

  • Кто принимал решение [по урезанию суммы для перечисления в бюджет] конкретно в октябре — я вам не скажу, но круг этих людей, он известен. Это сотрудники финансового отдела и бухгалтерии, с одной стороны, и производственники и управление закупок, которым нужно было людей обеспечить работой

Степан Володин:

  • Но вам было известно о том, что те деньги, что имелись на предприятии, расходовались на производство?

Алексей Мельников:

  • Мне было известно, что деньги расходовались по закону, в том числе на производство

Степан Володин:

  • И при этом увеличивалась задолженность по налогам, в том числе НДФЛ. Вам было это известно?

Алексей Мельников:

  • В том числе увеличивались наши задолженности, не только по налогам — все задолженности

Степан Володин:

  • То есть вы знали, что деньги были, и они направляются на производство, и задолженность по налогам и другим обязательным платежам увеличивается?

Алексей Мельников:

  • Деньги были и они направлялись, согласно статьи 134 закона о банкротстве — в первую очередь, во вторую очередь, в третью очередь, и в четвёртую очередь. И в рамках этих очередей, по календарной отчётности поступивших требований они распределялись

Степан Володин:

  • Хорошо

«НА ПРОИЗВОДСТВО ЭТИХ СРЕДСТВ НЕ ХВАТАЛО»

Загрузка плеера

Степан Володин, заместитель прокурора города Владимира, государственный обвинитель:

  • А чем вы тогда можете объяснить, что при выемке платёжных документов в кредитных учреждениях, в банках, где были открыты и обслуживались расчётные счета предприятия, не были обнаружены платёжные поручения завода именно по перечислению НДФЛ? Они не были в принципе обнаружены, вы знаете об этом, за исследуемый период — ни во вторую очередь, ни в четвёртую, ни в какую бы то ни было ещё. Их просто не было

Алексей Мельников, бывший генеральный директор ОАО «Завод Автоприбор»:

  • Вы какой вопрос хотите мне задать?

Степан Володин:

  • Чем вы можете объяснить, что завод не направлял платёжные поручения по уплате НДФЛ, не перечисленного с августа 2012 года по октябрь 2013 года, на счета в банке?

Алексей Мельников:

  • Насколько я слышал здесь в показаниях работников бухгалтерии, финансового отдела [ОАО «Завод “Автоприбор”»], они сказали, что в картотеках было достаточное количество платёжных документов для покрытия всех наших обязательств. Если вы хотите отнести меня к октябрю 2013 года, я об этом даже и не знал — чего, и где, и сколько лежит. Сейчас я говорю со слов специалистов, которым у не было оснований не доверять, потому что они показали свою профессиональность и грамотность, и в суде это тоже не было опровергнуто

  • В показаниях [сотрудницы «Автоприбора»] Набиевой, по-моему, это звучит о том, что, я своими словами скажу, что на расчётных счетах предприятия лежало не исполненных инкассовых поручений, платёжных требований по уплате НДФЛ, всегда не меньше, чем на этот момент был должен завод. И объясняла она это тем, что там лежали, в том числе инкассовые требования, не отозванные по ранее исполненным заводом обязательствам

  • Как в своём допросе показала [сотрудница «Автоприбора»] Блинникова Ирина Владимировна, по-моему, если я не ошибаюсь, нет смысла класть платёжку, платёжное поручение, если на эти же цели в картотеке лежит инкассовое требование, потому что, согласно банковским правилам, инкассовое требование на одну и ту же цель выполняется раньше, чем платёжное поручение. Вот это я дословно помню в высказываниях Блинниковой

Степан Володин:

  • Как вы можете тогда объяснить, как всё-таки деньги расходовались на производство? Они же безналично, с расчётных счетов завода в банках расходовались в те дни когда они там имелись, деньги, не средства? А скажите, а если бы там всё-таки были не исполненные платёжные поручения по уплате НДФЛ - на счетах где были деньги, которые шли на производство - были бы платёжки на картотеках этих счетов, то можно было бы деньги тратить на производственные процессы?

Алексей Мельников:

  • Ещё раз?

Степан Володин:

  • Как можете объяснить расходование со счетов завода денежных средств на производственные нужды, при их наличии...

Алексей Мельников:

  • Так

Степан Володин:

  • ... когда могло ли такое происходить, если на картотеке этого же счёта были бы не исполненные платёжные поручения завода по перечислению НДФЛ в бюджет?

Алексей Мельников:

  • НДФЛ в бюджет перечисляется в четвёртую очередь. И тогда, когда все обязательства, имевшиеся в картотеке банка... На заводе могло быть много обязательств, их действительно гораздо больше, в банке заканчивалась третья очередь, платилась четвёртая очередь.

Степан Володин:

  • На производство денежные средства тратились разве в какой-то очерёдности?

Алексей Мельников:

  • В третьей

Степан Володин:

  • Они просто при наличии тратились

Алексей Мельников:

  • Да, при наличии, в третью очередь

  • Вы, что, по другому читаете закон о банкротстве? Давайте ещё раз [изучим закон], может, я чего не понимаю?

Степан Володин:

  • Алексей Александрович, мы же сейчас не закон будем считать, а вас допрашиваем. Ответьте, пожалуйста, тогда...

Алексей Мельников:

  • Вот, в третью очередь удовлетворяются требования...

Степан Володин:

  • Алексей Александрович, мы законодательство уже анализировали в предшествующих судебных заседаниях, и в прениях сторон ещё раз, я думаю, к этому вернёмся

  • А сейчас меня интересуют фактические обстоятельства, при которых было совершено, по мнению государственного обвинения, преступление, поэтому ответьте, пожалуйста на вопрос: в период с 1 августа 2012 года по 28 октября 2013 года имелся дефицит денежных средств на заводе; этот дефицит был только по обязательным платежам, налогам, или на производство денежных средств также не хватало?

Алексей Мельников:

  • На производство этих средств не хватало

  • Как только я вам показал на примере двух бюджетов , БДДСов, составленных заказов, которых от нас требовали... На самом деле, каждый раз на вторичный рынок можно было и больше выбросить товара

  • [Потребители] от нас требовали: «Отдайте нам, вы же подписали договора». Некоторые договора у нас трёх-пятилетние, как минимум годовые договора, [и потребители требовали]«Вы же обещали нам, отдайте нам эти изделия»

  • У нас не находилось достаточных средств, чтобы купить сырьё, сделать добавленную стоимость, продать, получить денег, и, в том числе больше заплатить налогов, и, в том числе НДФЛ

Степан Володин:

  • Понятен ваш ответ, Алексей Александрович. А теперь скажите, а вот эти 50 с лишним миллионов не перечисленных в бюджет НДФЛ, если бы их всё-таки завод заплатил своевременно, как и положено, если бы заплатил, на производство денег так же бы не хватало?

Алексей Мельников:

  • Я думаю... Вы имеете в виду, ничего не меняя, взять и заплатить [налоги]? 

Степан Володин:

  • Да

Алексей Мельников:

  • Ну, производства бы не было

«ИСК НЕ ПРИЗНАЮ»

Загрузка плеера

Степан Володин, заместитель прокурора города Владимира, государственный обвинитель:

  • Ну, и последний, наверное, вопрос. В ходе расследования, по результатам расследования, прокуратурой города предъявлено исковое заявление о взыскании [с вас] суммы не перечисленного налога, НДФЛ. Ваше отношение к этому иску? Вы признаёте исковые требования?

Алексей Мельников, бывший генеральный директор ОАО «Завод Автоприбор»:

  • Не понял

Степан Володин:

  • В материалах уголовного дела имеется исковое заявление о взыскании с вас, лично с вас, как обвиняемого и подсудимого по настоящему уголовному делу, денежных средств, подлежащих перечислению в бюджет, из обвинения, сумму, превышающую 50 миллионов рублей

  • Вы эти исковые требования признаёте?

Алексей Мельников:

  • Я так полагаю, я буду обязан эти исковые требования исполнить, если я признаю себя виновным

  • Я себя виновным не признаю

  • Я считаю, что настолько очевидна правота позиции, которую занимает и руководство завода, и я, как подсудимый... Есть какие-то неясности, давайте [разберёмся], мы для этого в суде и встретились. Я пытаюсь доказать, что...

Степан Володин:

  • Алексей Александрович, простой ответ — признаёте или не признаёте исковые требования?

Алексей Мельников:

  • Я себя виновным не признаю, соответственно, и иск не признаю

Степан Володин:

  • Всё понятно, спасибо, нет вопросов больше

Смотрите также
Мельников обвинил банк ВТБ в вымогательстве
Экс-гендиректор завода «Автоприбор» Алексей Мельников, обвиняемый в неуплате налогов, обратился в правоохранительные органы с заявлением о вымогательстве взятки со стороны сотрудников банка ВТБ
Судья поздравил Мельникова с днем рождения
Бывший гендиректор завода «Автоприбор» Алексей Мельников встретил свой 58-й день рождения на скамье подсудимых в зале суда