Регистрация / Вход Вт, 21 февраля 2017, 15:31

Перинатальный ликбез

Директор департамента здравоохранения администрации Владимирской области Александр Кирюхин попытался объяснить прессе, что перинатальный центр в столице 33-го региона соответствует своему статусу
13 Декабря 2016, 16:38 11 2842

13 декабря директора департамента здравоохранения администрации Владимирской области Александра Кирюхина на пресс-конференции спросили насколько перинатальный центр во Владимире «является перинатальным»? Вопрос был задан в контексте трагедии с жительницей Владимира Анной Бобриковой, в начале июня после родов впавшей в кому, и скончавшейся в московской клинике в середине октября. Муж Бобриковой Сергей Плаксин заявлял, что перинатальный центр не соответствует нормам и требованиям, предъявляемым к медицинским учреждениям данного типа.

Kiruhin

Александр Кирюхин начал с того, что вкратце рассказал историю строительства этого многострадального учреждения в микрорайоне Доброе, которое шло более 20 лет. Одно время даже партия «Единая Россия» брала возведение перинатального центра под свой контроль (правда, директор департамента здравоохранения об этом умолчал).

Перинатальный центр, как известно, задумывали с целью передислокации родильного дома №1 с улицы Большая Нижегородская.

Кирюхин пояснил, что когда объект начали строить, то проект уже являлся устаревшим:

«И когда его начали строить, то нормы [для] перинатального центра [были] совершенно другие, потому что сейчас [другие] СанПиНы, всё меняется. За 20 лет медицина настолько ушла [вперёд], но проект-то был двадцатилетней давности, и он продолжал строиться. В последние годы он как бы ускорился».

Потом стройка снова застопорилась. Это было связано с тем, что городские власти в 2011-2012 годах оппозиционно настроенные к тогдашнему губернатору Николаю Виноградову, отказались передавать учреждения здравоохранения с муниципального уровня на региональный. С приходом Светланы Орловой врио главы региона в марте 2013 года, все больницы и поликлиники передали в собственность области, за исключением перинатального центра. Александр Кирюхин подчеркнул, что в то время в роддоме №1 уже «было опасно рожать».

В итоге волевым решением губернатора администрации области взяла достройку объекта на себя.

«И там было три блока — “А”, “Б” и “В”. И вот блок “А” сдали, и туда заселили родильный дом, а блоки “Б” и “В” не сдавали, и поэтому, когда его сдали, блок “А”, туда переселили родильное [отделение с Большой Нижегородской], а патология ещё здесь [в роддоме №1] оставалась. Это просто надо посмотреть ту историю, эпопею, которая тогда была много лет. Сейчас, как бы на расстоянии видится, может быть, по-другому, но надо вернуться в ту жизнь, которая была», - рассказал начальник облздрава.

Александр Кирюхин был назначен директором департамента здравоохранения в конце апреля 2013 года. Он сообщил, что в то время блоки «Б» и «В» не были готовы, но их всё равно приняли в эксплуатацию. Кирюхин тогда заявлял, что это было сделано с нарушениями. Все недоработки были устранены подрядчиком.

Главный врач Владимирской области признал, что на 100% реализовать план по строительству перинатального центра не удалось:

«Он, конечно, тем мощным перинатальным [центром] федерального [уровня не стал], конечно, нет, другой совершенно уровень, и так далее».

Отдельная тема — оборудование центра. Оно было заказано в соответствии с проектом 20-летней давности, и, понятно, что большая его часть морально устарела. Современную медтехнику пришлось закупать «дополнительно». Сегодня Александр Кирюхин заявляет, что, оказывается, учреждение отвечает всем необходимым требованиям:

«Сегодня [этот объект] как бы представляет практически полностью современный перинатальный центр».

Перинатальные центры отличаются от обычных родильных домов наличием различных дополнительных опций. Соответственно, их отсутствие превращает суперсовременные и высокотехнологичные учреждения родовспоможения в обычные роддома. Александр Кирюхин рассказал, чего во владимирском перинатальном центре нет, хотя должно было бы быть.

Первое. Отсутствует женская консультация, но, по мнению начальника облздрава, в этом ничего страшного нет:

«Скажите, вот женская консультация оказала бы помощь, допустим, Ане [Бобриковой], находясь в перинатальном центре? Нет».

Женская консультация зато есть в городской больнице №5 (известной, как МЧС «Автоприбор» и «Точмаш»), расположенной в двух шагах от перинатального центра. Там же находится репродуктивное отделение.

Кроме этого, необходимо было при перинатальном центре организовать отделение санитарной авиации. Но из-за нехватки кадров решили довольствоваться тем, что подобная служба работает при областной клинической больнице.

Но что-то из необходимого оборудования всё-таки закупается, сказал Александр Кирюхин:

«Вот не было у нас там, допустим, ЭКМО — экстрамембранной оксигенации крови, [которая назначается] при тяжёлой пневмонии, теперь она появилась. Вчера не было, сегодня — есть».

Директор департамента здравоохранения также заявил, что во Владимирской области «вопросы» есть по любому учреждению здравоохранения, а не только по перинатальному центру.

Загрузка плеера

Александр Кирюхин, директор департамента здравоохранения администрации Владимирской области:

  • Что такое перинатальный центр?

  • Я ранее говорил, что перинатальный центр строился городом Владимиром очень длительное время, и шёл он под названием как «строительство перинатального центра». 20 лет фактически [здание] строилось

  • И когда его начали строить, то нормы [для] перинатального центра [были] совершенно другие, потому что сейчас [другие] СанПиНы, всё меняется

  • За 20 лет медицина настолько ушла [вперёд], но проект-то был двадцатилетней давности, и он продолжал строиться. В последние годы он как бы ускорился

  • Потом помните, была эпопея, когда муниципальные учреждения все передавали в область, и город самый последний не передавал. Потом всё передали, а перинатальный центр не передали, и ни город его не строил, ни область, и он стоял такой пустой. А хотя родильный дом №1 [на Большой Нижегородской] пришёл уже в такое состояние, что там было тоже опасно рожать

  • Поэтому там было принято решение постановлением губернатора — застройщиком, заказчиком определили областную администрацию, ну и департамент здравоохранения уже на стадии [возобновления строительства подключился]

  • И там было три блока - «А», «Б» и «В». И вот блок «А» сдали, и туда заселили родильный дом, а блоки «Б» и «В» не сдавали, и поэтому, когда его сдали, блок «А», туда переселили родильное [отделение с Большой Нижегородской], а патология ещё здесь [в роддоме №1] оставалась. Это просто надо посмотреть ту историю, эпопею, которая тогда была много лет

  • Сейчас, как бы на расстоянии видится, может быть, по-другому, но надо вернуться в ту жизнь, которая была

  • Когда мы [с моей командой] в 2013 году пришли [в департамент здравоохранения], блоки «Б» и «В» не были готовы, но их приняли. Я тогда говорил об этом, что их приняли с нарушениями

  • Что тогда сделал департамент? Мы направили письмо строителям, которые были подрядчиками, чтобы они устранили все недоделки. И они в течение года по блокам «Б» и «В» все недоделки устранили в соответствии с теми нормативами, которые нужно [было соблюсти], потратив на устранение больше миллиона. Я даже помню, что там двери не соответствовали [нормам], окна не закрывались, поддоны все развалились. И тогда подрядчик всё устранил,и после того, как мы окончательно всё приняли, было принято решение из роддома №1 открыть перинатальный центр

  • Он, конечно, тем мощным перинатальным [центром] федерального [уровня не стал], конечно, нет, другой совершенно уровень, и так далее

  • Вторая ситуация, когда принимали перинатальный центр по оборудованию, которое было в проектной документации, это оборудование, опять же, было заказано 20 лет назад, за 20 лет всё изменилось. И поэтому, в соответствии с проектом, мы его так и приняли, потому что в проекте было заложено то оборудование, которое было у нас проекте. В течение определённого периода времени там оборудование закупалось дополнительно в этот перинатальный центр

  • Сегодня [этот объект] как бы представляет практически полностью современный перинатальный центр

  • Чего там нет сейчас, и о чём говорить?

  • И вот насколько, допустим, когда мы обсуждаем ту или иную проблему, причины и следствия, например, связь с [трагедией, произошедшей с] Анной Бобриковой, [говорят, что] перинатальный центр не соответствует

  • Там нет женской консультации. Скажите, вот женская консультация оказала бы помощь, допустим, Ане [Бобриковой], находясь в перинатальном центре? Нет

  • Там нет гинекологического, допустим, отделения. Но у нас женская консультация развёрнута в пятой [городской] больнице [на улице Добросельской], совершенно рядом, там она развёрнута

  • Отделение репродуктивное, которое, вы помните, мы долго писали, что мы его переводили, скандалы, и так далее, - оно там же [в городской больнице №5] находится

  • Дальше, необходимо было организовать отделение санитарной авиации при перинатальном центре по порядку, но у нас с вами кадров так мало. У нас есть санавиация при областной больнице, сегодня там бригады акушер-гинекологов и гинекологов работают по вызову

  • Поэтому, на сегодняшний день по перинатальному центру... ну, я не могу сказать, что у нас по любому учреждению сняты вопросы; вопросы всегда есть, вопросы, требования и так далее

  • Вот не было у нас там, допустим, ЭКМО — экстрамембранной оксигенации крови, [которая назначается] при тяжёлой пневмонии, теперь она появилась. Вчера не было, сегодня — есть

Смотрите также
Иски на 100 тысяч за попытку судиться с медиками
После результатов экспертизы "Росгосстраха", глава регионального облздрава предложил исключить владимирский перинатальный центр из списка учреждений, где женщинам гарантированно оказывают услуги
О преимуществах электронной очереди к врачу
Директор департамента здравоохранения Александр Кирюхин заявил, что система электронной очереди в лечебных учреждениях Владимирской области «прижилась». Правда, установить её во всех больницах и поликлиниках вряд ли возможно