«Мы ищем там, где светло». Президент Владимирской Торгово-промышленной палаты Иван Аксёнов - об экспертизе качества продуктов питания для учреждений соцсферы

В 13% поставок продуктов питания для нужд социальной сферы в рамках госзакупок выявлена непригодная к употреблению пища. Президент Торгово-промышленной палаты Владимирской области Иван Аксенов заявил, что по ряду позиций 90% продукции завозится из-за пределов региона при наличии собственных производителей
Новости Автор: 16 сентября, 13:48 2503

За последние полтора года эксперты Торгово-промышленной палаты Владимирской области (ТПП ВО) провели 780 экспертиз партий продуктов питания, поставленных в учреждениях социальной сферы региона на предмет их соответствия ГОСТ и нормативам. Речь идёт о больницах, школах-интернатах, коррекционных школах, детских домах, психоневрологических диспансеры, социальных реабилитационных центрах, наркодиспансерах. Президент ТПП ВО Иван Аксенов на заседании Совета рынка, прошедшего в рамках межрегиональной выставки «ВладПродЭкспо» сообщил, что в 13% взятых проб была выявления продукция не соответствующая требованиям к качеству. При этом он отметил, что несколько лет назад ситуация была диаметрально противоположной: непригодными к употреблению были признаны продукты питания в 80% проб.

Аксенов отметил, что по некоторым позициям доходит до курьёзов: во Владимирской области есть крупные даже по федеральным меркам производители колбасных изделий и мяса птицы, но 90% этой продукции для нужд учреждений социальной сферы закупается в других регионах.

Президент Торгово-промышленной палаты Владимирской области подчеркнул, что экспертизы проводились только в тех учреждениях, которые не перешли на аутсорсинг, то есть, пищу для подопечных готовят на месте из поставленных продуктов питания.

Иван Аксенов сообщил, что юристы ТПП ВО разработали для учреждений соцсферы типовой контракт, в котором жёстко прописаны условия поставок, и некоторые нечистоплотные предприниматели отказываются по ним работать, так как сразу могут представить себе последствия. В частности, вступили в силу два решения Верховного суда, в пользу учреждений, которые ранее отказались принимать продукцию, не соответствующую ГОСТ и нормативам. Всего же с помощью юристов Торгово-промышленной палаты интернаты, диспансеры получили право требовать с недобросовестных поставщиков совокупно свыше 15 миллионов рублей.

Аксенов считает, что подобные контракты можно было бы разработать и для поставок, например, медицинского оборудования.

Расшифровка выступления президента ТПП ВО на совете рынка.

Slide11.jpg Слайды — из презентации Ивана Аксенова

Иван Аксенов, президент Торгово-промышленной палаты Владимирской области:

  • По нашей экспертной работе, которую мы сделали за последние полтора года.

  • География экспертиз в районах, в которых мы проводим свои экспертизы, практически охвачена вся область. Заказчики — это профильные департаменты социальной сферы, [которым подведомственны] больницы, школы-интернаты, коррекционные школы, дома-интернаты, детские дома, психоневрологические диспансеры, социальные реабилитационные центры, наркодиспансеры.

  • Понятно, что мы не можем делать гиперсложные экспертизы, потому что лаборатории тоже лимитированы по своим возможностям. Эксперты ТПП, которые находятся в российском реестре, они могут любую пробу сделать, но мы лимитированы, повторюсь, по возможностям лабораторий, поэтому по ограниченному перечню продуктов мы проводим экспертизы: молока и молочка, овощи, хлеб, крупы, консервы, рыба, яйцо, мясо птицы и колбасная продукция. 780 экспертиз провели.

  • Давайте я сразу скажу откровенно: деятельность эта по сути благотворительная для Торгово-промышленной палаты. Многие не делают экспертизы, говорят: «Да это дорого!» Начинаешь спрашивать: «Слушай, а сколько, по-твоему, экспертиза стоит?» Говорят: «Да десятки тысяч!» Нет. Экспертиза в среднем стоит 7 тысяч рублей для учреждения. А стоимость услуг лаборатории — 5,5 тысяч рублей. А еще нужно оплатить работу эксперта. Эксперту нужно доехать до места проведения экспертизы. Это бывает, простите, Меленки, Гороховец, Александров и так далее. Это транспорт и прочее. По сути мы занимаемся такой миссионерской деятельностью. Если вы думаете, что мы зарабатываем что-то, нет, на самом деле, это не так.

  • Лаборатории все аккредитованы, безусловно, имеют соответствующую квалификацию.

Slide6.jpg

  • Сейчас эту работу можно назвать корректной только в части тех проб, которые мы проводили в организациях, которые не пользуются услугами аутсорсинга. А все больше и больше пользуются именно аутсорсингом, поэтому мы ищем там, где светло, где есть доступ, и видим такую картину. Не соответствуют госнормативам 95 отборов — это общий результат. Понятно, примерно одинаковая корреляция, что по владимирским, что не по владимирским [поставщикам].

  • Скажу так, когда мы начинали эту работу несколько лет назад, была картина ровно наоборот. Годной [к употреблению] продукции было только 20 процентов и 80% - негодной. Я считаю, что не зря были потрачены деньги из бюджета. Кстати, невелики деньги, большая часть из которых вернулась через судебные процедуры. [Мы] ситуацию переломили практически полностью.

  • Видим свою задачу в том, чтобы увеличить долю поставок владимирских товаропроизводителей [в социальные учреждения]. Пусть, сепаратизм — да ради бога! Я всем пример привожу: попробуйте в Нижегородскую область бутылку молока привезти. Можно даже не мечтать об этом. [Это] невозможно.

Slide8.jpg
Slide9.jpg

  • Вот, цифры могут показаться многим интересными. Обратите внимание, молочка — 290 отборов. Процент от общего числа экспертиз — 20%. Почему? Продукт востребованный, поэтому больше его проверяем. Мы где-то в зоне риска находимся и так далее.

  • Дальше будет уже по качеству по видам продукции. Смотрите, какая история интересная. Не соответствует [требованиям по качеству] больше всего сыров. При том, что сыры мы практически все завозим. Владимирские производители сыров в соцсферу [свою продукцию] не поставляют. Наверно, потому что эти сыры элитные, в основном; может быть, с этим связано.

  • Достаточно большая доля несоответствующей продукции все-таки по молочке. Есть и у наших проблемы и у тех, кто завозит.

  • В поставках молочной продукции доля владимирских производителей всего 50 процентов. Можно, что угодно [говорить]: «То, сё, пятое, десятое, там у нас не заложено». Давайте так, Суздальский молочный завод сейчас загружен на 50 процентов, и это при том, что он оснащен современнейшим оборудованием. Собственник имеет собственное молочное стадо, но завод загружен только на половину.. Это нормально? Они делают настоящее молоко, оно молоком пахнет. Я в Москву друзьям один раз сдуру привез, а теперь вожу постоянно - [им] понравилось. А [мы] почему-то 50 процентов [молочной продукции в учреждения социальной сферы] завозим [из других регионов].

  • Сыр — ладно, понятно. Не делаем недорогие такие сыры.

  • Масло — 55 процентов завозится.

  • Колбасная продукция… Не знаю… У нас есть два заметных производителя, не буду называть, весьма заметных на федеральном уровне. То ли с ценой что-то там, то ли с тактикой-стратегий, но видите — 90 процентов колбасы [учреждения социальной сферы] завозят [из других регионов]. Почему? Я не могу найти ответ.

  • Птица. [У нас есть] Центральная птицефабрика, Юрьевецкая. Тем не менее 90 процентов завозится.

  • Яйцо — понятно, тут [ситуация] получше, у нас агрессивный производитель.

  • Я думаю, что есть, о чем подумать и чем заняться в следующем году на эту тему.

Slide10.jpg

  • Вот, откуда везем. Молоко: Рязань, Тверь, Москва, Иваново, Липецк, Краснодарский край, Московская область. Слава Богу, перестали возить с Сибири и из Калининграда. Было и такое.

  • Масло сливочное тоже откуда только не везем.

  • Птица — Саратов, Краснодар, Белгород, Иваново, Нижний Новгород, Мордовия, Курская область.

  • Мы проводим претензионную работу, можно похвалить наших юристов. Итог - два решения Верховного суда: впервые в России сформирована такая практика, где устояли решения в пользу учреждений, которые отказались принимать несоответствующую продукцию.

  • Это произошло во многом благодаря [типовому] контракту [на поставки], который мы для них сделали, и который согласовали с департаментом имущественных земельных отношений [Владимирской области], с прокуратурой, с правовым управлением обладминистрации.

  • Вот, они работают по этим контрактам, и многие жулики просто не хотят участвовать в работе по поставке, потому что видят жёсткие условия контракта и понимают, что перспективы весьма печальные. Смотрите, 15 миллионов — общая сумма требований [к недобросовестным поставщикам по двум судебным решениям].

  • Полагаем, что это надо распространить на ряд других сфер деятельности, в частности, на поставку медицинского оборудования, [но это] зависит от воли руководителей учреждений. Захотят, значит, будут пользоваться этим [контрактом].