Регистрация / Вход Вт, 22 августа 2017, 21:37

«Это будет абсолютно другой музей»

Епархия официально подтвердила свои претензии на 8 объектов Владимиро-Суздальского музея-заповедника. Аксенова и Мельникова считают, что границы музейной империи должны оставаться незыблемыми. В музее заявляют, что Игорь Конышев сам видит в церковной реституции «угрозу»
19 Мая 2017, 17:36 114 3796
Фото с сайта photo.sunduk.ru

18 мая на совещании в Министерстве культуры РФ по дальнейшей судьбе Владимиро-Суздальского музея-заповедника (ВСМЗ) генеральным директором учреждения Игорем Конышевым была озвучена информация, что русская Православная Церковь (РПЦ) и Русская Православная Старообрядческая Церковь (РПСЦ) претендуют на 8 музейных объектов и что они уже официально уведомили об этом Росимущество.

Речь идет о памятниках в трех городах Владимирской области - Владимире, Гусь-Хрустальном и Суздале:

- Георгиевский собор в Гусь-Хрустальном, где располагается Музей хрусталя (начало 20 века);

- Спасо-Преображенский собор Спасо-Евфимиевского монастыря в Суздале, объект из списка Всемирного наследия ЮНЕСКО (конец 16 века);

- Успенская трапезная церковь Спасо-Евфимиевского монастыря в Суздале, объект из списка Всемирного наследия ЮНЕСКО (16 век);

- Звонница Спасо-Евфимиевского монастыря в Суздале, объект из списка Всемирного наследия ЮНЕСКО (16-17 век);

- Приказная изба Покровского монастыря в Суздале (конец 17-начало 18 века);

- Знаменская церковь в Суздале, в которой располагается экскурсионное бюро ВСМЗ, (начало 18 века);

- Троицкая старообрядческая церковь во Владимире, в которой расположен Музей хрусталя, (начало 20 века);

- Золотые ворота во Владимире, объект из списка Всемирного наследия ЮНЕСКО (12 век).

IMG_2559.JPG Отец Евгений (Липатов)

Официальный представитель Владимирской епархии отец Евгений (Липатов) подтвердил Зебра ТВ, что все эти объекты (кроме Троицкой церкви во Владимире, на которую претендуют старообрядцы) РПЦ рассчитывает вернуть себе, опираясь на федеральный закон № 327 от 2010 года о реституции церковного имущества, в связи с чем идет процесс сбора необходимых пакетов документов, которые отсылаются в Росимущество.

Большинство этих музейных зданий церковники планируют использовать по их первоначальному назначению, то есть как церкви и колокольни.

Относительно Золотых ворот отец Евгений уточнил, что РПЦ претендует не на все фортификационное сооружение Андрея Боголюбского, а только на ту часть, в которой до революции располагалась надвратная Ризоположенская церковь (в настоящее время там находится диорама «Решающий штурм Владимира войсками хана Батыя 7 февраля 1238 года» и часть военной экспозиции). То есть, галерея Героев Владимирской Епархии не нужна, и Церковь готова уживаться в Золотых воротах с музейщиками. Липатов говорит, что в небольшом помещении Ризоположенской церкви, освобожденной от диорамы, оружия и знамен, епархия собирается возобновить регулярные богослужения.

«Разговор конструктивный, разговор взаимного понимания. Он, по крайней мере, входит в понимание наших вопросов, а все остальное нужно предоставить делу закона и юридическим службам», - так охарактеризовал отец Евгений процесс взаимоотношений Владимирской Епархии с генеральным директором ВСМЗ Игорем Конышевым.
Подпись видео

Комментарии официальных представителей ВСМЗ выставляют взаимоотношения Игоря Конышева с Владимирской епархией и его вчерашние заявления в Минкульте РФ несколько в другом свете. По словам заместителя гендиректора Владимиро-Суздальского музея-заповедника по коммуникациям Сергея Захаркова, претензии РПЦ на 8 музейных объектов Игорь Конышев расценивает как «угрозу существования самого музея».

«Если эти 8 объектов взять, то уже точно то количество музейных предметов и экспозиций сохранено быть не может в других помещений. Я не оговорился. Это — угроза существования музея», - заявил Сергей Захарков в интервью Зебра ТВ.

Захарков пояснил, что его шеф Игорь Конышев, выступая в Минкульте, на теме реституции церковного имущества, принадлежащего музеям, заострил внимание специально, чтобы министр культуры Владимир Мединский и музейное сообщество задумалось:

«В его устном выступлении эта проблема была обозначена как главная, и не сколько наша, сколько федеральная. Там же был и Пиотровский, который активно участвует в теме с Исаакием. Самое главное, что поставлен вопрос, что к этому закону № 327 необходимо выработать некий правовой механизм, как действовать, и создать какой-то прецедент в каком-то регионе, чтобы этот путь пройти. Я так понял, что министр обратил внимание на этот вопрос. Мы сейчас ждем протокол заседания, где эта проблема, которую надо разрешить, будет обозначена со всеми поручениями министра. По большому счету, это политически получилось очень вовремя, потому что эта вакханалия с Исаакием, которая продолжалась несколько месяцев, она привела всех к пониманию, что это проблема», - заявил Сергей Захарков.
Zaharkov.jpg
Сергей Захарков

Однако многие во владимирском музейном сообществе новости из Москвы восприняли негативно. Наблюдатели склонны расценивать речь Игоря Конышева как попытку переключить внимание Минкульта и коллег из других федеральных музеев на «горячую» тему с обсуждения итогов своего почти годового руководства музеем-заповедником, которые многие связывают с развалом коллектива, сомнительной модернизацией, странными многомилионными закупками и отсутствием какой-либо стратегии развития музея.

Почетный президент Владимиро-Суздальского музея-заповедника Алиса Аксенова считает, что Золотые ворота, Спасо-Преображенский собор и Приказная изба Игорю Конышеву и его новой команде не интересны в принципе: ни как музейный объект, ни как церковный.

«Он раздает все с удовольствием. Ему это не интересно! Это разорение! Это Мамай пришел, Мамай! Чем больше с себя свалить, тем он больше будет своей коммерцией заниматься, своими ресторанами.

Моя позиция старая — это все особо ценные объекты культурного достояния, которые не подлежат передаче. Не случайно их собрали под одно руководство. Мое мнение старое: ни шагу назад! Слишком тяжело дался каждый объект!

В Спасском монастыре 44 года была тюрьма, а потом там должен был быть комсомольский молодежный центр. Я выступила в Совете министров, так получилось, такую речь закатила: нельзя, это уникальный архитектурный ансамбль, который отдать ни под какие цели, кроме музейных, нельзя. И решение правительства изменили. Это было в 1967 году. И сейчас цветущий комплекс отдать?! Вот дожила я!!!

Нет, его нужно убирать. 26 мая я поеду на заседание президиума Союза музеев России, выступлю там и скажу: что же творится у нас, конец света?

Если бы меня назначили директором троллейбусного парка владимирского, где очень много проблем, действия мои и то умней были бы. Заместители у него, ребята ходят, ничего не знают, какой им 12 век!!!», - эмоционально прокомментировала Алиса Аксенова выступление своего коллеги в Минкульте.

aksenova.jpg Алиса Аксенова

Экс-генеральный директор Владимиро-Суздальского музея-заповедника Светлана Мельникова, возглавляющая сейчас музей-заповедник «Херсонес Таврический», в разговоре с Зебра ТВ высказалась в том плане, что если Церкви отдадут эти уникальные архитектурные объекты, то это будет уже «какой-то абсолютно другой музей».

Мельникова напомнила, что претензии и на объекты Спасо-Евфимиевского монастыря, и на Золотые ворота, и на Приказную избу церковники выдвигали в том числе в период ее руководства главным музеем Владимирской области. Однако каждый раз, подчеркивает Мельникова, компромисс удавалось находить.

«Если музею-заповеднику на протяжении многих лет удавалось находить компромиссы и договариваться с Церковью даже в условиях, когда было принято федеральное законодательство, то по этому пути соработничества можно и дальше двигаться. Аналогичная ситуация была и в Херсонесе Таврическом, все-таки разумная составляющая на данный момент восторжествовала, было сформулировано, что передача приведет к невозможности существования и развития музея. В любом случае, нужно находить какие-то пути», - заявила Светлана Мельникова.
Melnikova.JPG Светлана Мельникова

Зебра ТВ удалось получить комментарий о перспективах изъятия объектов Владимиро-Суздальского музея-заповедника в пользу Епархии у сенатора от Владимирской области Сергея Рыбакова — в СовФеде он является заместителем председателя комитета по науке, образованию и культуре. По словам сенатора Рыбакова, процесс реституции бывшего церковного имущества в России стремительно набирает обороты, к этому буквально все оказались не готовы. В результате - для музеев сейчас складывается очень сложная ситуация, в которой нужно срочно разбираться, продумывать музейные переезды или разрабатывать модели совместного использования зданий.

foto_ribakov.jpg
Сергей Рыбаков

«Поверьте, это естественный процесс, когда церкви возвращаются их здания. Это объективно. Владимирская область здесь совсем не одинока. При этом во многих регионах складывается критическая ситуация для музеев, в том числе для центральных музеев-заповедников. Хотелось бы, чтобы все было подготовлено, и музей не съезжал в пустоту. Но у нас вечные жалобы на нехватку денег на новые помещения.

Насколько я знаю, на совещании в Министерстве культуры обсуждался вопрос о модели — как и что делать музеям на примере Владимиро-Суздальского музея-заповедника и в целом по стране. На сегодня, я знаю, министром дано поручение эту модель отработать. И может быть ВСМЗ станет примером того, как это сделать.

Вопрос не такой однозначный. Вопрос в отработке модели совместного использования зданий. К сожалению, наша страна — она в отстающих. Во многих странах этот вопрос даже не стоит: в собственности церкви этот объект, или он музейный. Выглядит все одинаково. У нас это не отработано. Мы должны к этому идти. Если памятник представляет ценность — значит он должен быть открыт для всех, там должны быть условия и для верующих, и для туристов.

Поверьте, в Министерстве никто не прыгает от восторга, что им надо что-то отдавать Церкви. Другой вопрос в том, что последнее время этот вопрос ускорился везде. Перед этой проблемой мы все встали одновременно. Как-то мы все проспали. В Ярославле сразу три музея отходят церкви. Это удар», - заявил в интервью Зебра ТВ сенатор Сергей Рыбаков.