Регистрация / Вход Пт, 26 апреля 2019, 07:31

Опека отобрала детей у матери из-за подозрительной электропроводки в доме

Четверо детей многодетной матери из поселка Новлянка Селивановского района попали в реабилитационный центр: детский омбудсмен Владимирской области считает, что органы опеки «похитили» несовершеннолетних детей из семьи
12 Февраля 2019, 12:31 74 5855

25 января 2019 года в деревне Лобаново Селивановского района случилась трагедия — на пожаре погиб 44-летний мужчина и его 6-летний внук. Молодые бабушка и дедушка воспитывали сына своей дочери, которую лишили родительских прав. Ребенок, находившийся во время пожара в доме с бабушкой, не смог выйти из помещения — в обстоятельствах случившегося сейчас разбирается СледКом.

Как обычно в таких случаях, следствие указало, что будет выяснять, насколько тщательно контролировали ситуацию в семье органы опеки. Такое внимание к системе профилактики в отдельном районе и полученное сверху указание на «усиление» работы стало «отправной точкой для подготовки операции по отобранию детей у Елены Лыковой». Так считает уполномоченный по правам ребенка во Владимирской области Геннадий Прохорычев, его версия изъятия детей у многодетной матери, проживающей в поселке Новлянка Селивановского района, имеется в распоряжении редакции.

Елена Лыкова воспитывает четверых детей одна — у нее две девочки - 10 лет и 3 года и два мальчика - 9 и 7 лет. После развода в 2017 году женщина переехала из Владимира от бывшего мужа в Новлянку, где купила жилье. Средств у матери-одиночки хватило лишь на покупку половины деревянного дома. Типичные деревенские условия, в каких проживает большинство жителей сельской местности. В доме нет ни центрального, ни печного отопления — жилище обогревается электрическими приборами. Этот факт стал поводом к тому, чтобы к работающей, непьющей, любящей своих детей матери стали приходить проверяющие.

IMG_20190208_064944_1.jpg
IMG_20190208_065626_12.jpg
IMG_20190208_065656_0.jpg
IMG_20190208_065558_2.jpg

В ноябре 2018 года школа сообщила в органы опеки, что бытовые условия в семье Лыковых не отвечают нормам пожарной безопасности. Сотрудники опеки подтвердили возможную угрозу жизни и здоровью детей при проживании в доме — они «на глаз» определили, что «электрическая проводка находится в неудовлетворительном состоянии». 10 декабря в семью Лыковых пришла межведомственная комиссия, которая также выявила возможную опасность пребывания детей в доме из-за проводки, выполненной с техническими нарушениями. Отдел надзорной деятельности и профилактической работы ГУ МЧС по Селивановскому и Меленковскому районам «сигнализировал» в районное управление образование о принятии безотлагательных мер по обеспечению безопасности детей в семье Лыковых — чиновникам было рекомендовано отправить детей в реабилитационный центр. Копии составленных на Лыкову документов есть в распоряжении редакции.

Определенной вины мамы в том, что в конечном итоге дети попали в соцучреждение, детский омбудсмен не отрицает. В середине декабря женщина дала расписку, в которой обязалась отправить детей к отцу и бабушке на время проведения ремонта в доме. Дети уехали во Владимир, но вернулись в Новлянку после новогодних каникул. Мама приобрела материал для замены электропроводки, но в силу разных причин ремонт затянулся. И после новогодних праздников Елена Лыкова не пустила очередных проверяющих в свой дом — как она утверждает, из-за того, что устала от людей, которые не помогают, а только ходят.

Развязка этой истории «хождений» чиновников к Лыковым случилась через несколько дней после трагического пожара в Лобаново. Как рассказала Зебра ТВ Елена Лыкова, 5 февраля она, как обычно, отправила ребят в школу и детсад, сама пошла на работу — она трудится в местном супермаркете «Магнит». В разгар рабочего дня ей позвонили из детского сада и огорошили новостью — старших детей забрали из школы, младшую изымают из садика. Женщина на такси бросилась в детсад, воспитатели сказали ей, что не отдадут дочку представителям органов опеки, пока не получат подписанный главой администрации Селивановского района документ. Но мать не успела — из сада детей увезли.

Елена рассказывает, как догнала автобус со своими детьми, перегородила ему дорогу, просила дать возможность хотя бы поговорить с ребятами, которые плакали. Ей не позволили. Сотрудники, сопровождавшие детей, вызвали полицию, автобус поехал дальше. По словам женщины, она даже не знала, куда именно увозят ее детей. У ребят отобрали мобильные телефоны, связаться с мамой они не могли. Детей сначала отвезли в Красную Горбатку, потом — в Камешковский реабилитационный центр для несовершеннолетних. В дальнейшем Елене пришлось упрашивать дать ей возможность навестить детей в центре — поначалу в «свидании» ей отказали.

Уполномоченный по правам ребенка во Владимирской области Геннадий Прохорычев, к которому многодетная мать обратилась за помощью, указывает, что именно в данной ситуации было сделано с нарушением законов и регламентов:

1. Директор школы должна была проинформировать главу поселения и социальные службы района о ситуации в многодетной семье, которой, возможно, требуется помощь. В данной ситуации специалисты опеки, вообще, не должны включаться в какую-то деятельность по отношению к этой семье. В связи с тем, что дети не остались без попечения родителей. В данной ситуации должна проводиться работа социальных служб для помощи многодетной семье.

2. Директор школы в своем ходатайстве от 19 ноября 2018г. должна была применить формулировку - «возможно» есть угроза жизни и здоровью, ввиду того, что она не является специалистом-электриком и не может утверждать об опасности.

3. В составе межведомственной комиссии от 23 ноября 2018г., осуществлявшего выход в семью, не было специалиста-электрика, который подтвердил бы технические нарушения электрической проводки в данном жилом помещении в соответствующем отдельном акте.

4. Под рекомендациями от 10.12.2018г., которые были даны очередной межведомственной комиссией, нет подписи Лыковой, как собственника жилья, в том, что она была ознакомлена с ними. По сути, непонятно, для кого тогда они были прописаны.

5. В крайних, исключительных случаях, когда все попытки по защите прав несовершеннолетних исчерпаны, применяется статья 77 Семейного кодекса, в которой прописано следующее: «При непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью орган опеки и попечительства вправе немедленно отобрать ребенка у родителей (одного из них) или у других лиц, на попечении которых он находится». Ключевой фразой данной статьи является «при непосредственной угрозе жизни».

«В понимании юристов формулировка «непосредственной» - это когда проводка горит или дымиться электронагреватель, и мы стали свидетелями этого и надо срочно принимать меры по спасению детей. Или когда не дай бог, есть свидетели насилия над ребенком. В ситуации с Еленой Лыковой мы видим, что она не принимала достаточных мер, в силу разных причин, по ремонту электричества, которые, возможно, могли привести к возгоранию электропроводки и пожару в доме», - полагает омбудсмен Прохорычев.

6. В данной ситуации детей отбирали не от матери, а из образовательных организаций - школы и детского сада поселка Новлянка. Акта отобрания несовершеннолетних у Лыковой, как это прописано в постановлении от 05.02.2019г № 84, не было. Детей увезли в неизвестном направлении из государственных учреждений, а не из семьи, не уведомив при этом законного представителя - мамы детей.

«По сути, должностные лица совершили преступление, т.е. акт хищения (кражу) детей, передав их сторонним лицам», - заявляет «детский» защитник.

7. Законодатель говорит, что при отобрании детей необходимо обеспечить их временное устройство у родственников, знакомых, при их отсутствии — в социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних. При наличии отца и бабушки, которые проживают отдельно и не ограничены в родительских правах, этого сделано не было.

8. Мало того, что ни мать, ни отец не были предупреждены об отобрании детей - но и вопиющий акт по недопущению Елены Лыковой, не ограниченной в родительских правах, в автобус по сопровождению своих детей в реабилитационный центр вызывает недоумение.

«Данным действом должностные лица, руководствуясь, возможно, «благими намерениями по защите детей», нанесли им тяжелейшую психологическую травму, а родителям моральный вред. Синдром разлуки с матерью и помещение их в неизвестном для них пространстве давно изучен. В этой истории по защите детей, к сожалению, о детях думали в последнею очередь. После гибели ребенка в деревне Лобаново, главное в головах у взрослых, возможно, была формулировка: «как бы чего не вышло», - делает вывод Геннадий Прохорычев.
XIII-5194-Prohorichev.jpg Геннадий Прохорычев

Уполномоченный по правам ребенка во Владимирской области считает, что ситуация может дойти до абсурда, если в сельской местности «для отчетности» будут изымать из семей всех детей, которые проживают в деревянных избах с печным отоплением, где есть подозрение на плохую проводку, нет центрального водоснабжения, а дрова необходимо заготавливать, потому что нет денег на подключение газа.

«Елена Лыкова, имеющая четырех несовершеннолетних детей, простая деревенская женщина, правда, со сложным характером, прямолинейная, где-то упрямая, возможно, грубая, наверное, недостаточно понимающая возможные риски, которые могут настать, если не сделать нормальную проводку. Но с уверенностью можно сказать, что она любит своих детей. Со слов учителей и воспитателей, они всегда накормлены, опрятно одеты, посещают школу и детский сад. Мама работает в магазине продавщицей и по уровню деревни достаточно хорошо получает. Приводов в полицию не было, на комиссию по делам несовершеннолетних не вызывалась, административно не наказывалась. Что ещё надо. А надо было просто найти к ней подход, предложить помощь по ремонту электропроводки, а не кормить завтраками. Если мы и правда хотим защитить детей, их надо защищать в семье, а не вне её. Да, бывает сложно, но можно, главное - хотеть», - заявляет Геннадий Прохорычев.

Аппарат уполномоченного по правам ребенка во Владимирской области оказал родителям детей правовую поддержку, в пятницу, 8 февраля, органы опеки администрации города Владимира выдали папе троих детей Елены Лыковой и бабушке младшей дочки акт обследования жилого помещения на возможность проживания с ними детей. В тот же день папа, мама и бабушка забрали детей из реабилитационного центра домой.

Но, увы, это не конец истории об изъятии детей у многодетной матери. Геннадий Прохорычев поясняет, что, по закону, районные органы опеки, отобравшие детей по 77 статье Семейного Кодекса, обязаны в недельный срок обратиться с иском в суд об ограничении или лишении родительских прав их матери Елены Лыковой. Или отменить вынесенное ими постановление об отобрании детей — иначе прокуратура обязана отреагировать на допущенные нарушения. В свою очередь, мама имеет право обратиться в суд с иском об отмене постановления главы Селивановского района об отобрании детей.

Как рассказала Зебра ТВ Елена Лыкова, действия районной опеки вынудили ее сменить место жительства и работу — в настоящий момент она занимается переездом всей семьи в свой родительский дом в поселке Красный Куст. Женщина надеется, что условия там не вызовут пристального внимания надзорных структур к ней и ее детям. Одновременно многодетная мать и оказывающие ей поддержку юристы подали протест на постановление райадминистрации по изъятию детей.