Начальник владимирской Росгвардии Алфия Мокшина, обвиняемая во взяточничестве, заявила о политизированности ее уголовного дела

Глава управления Росгвардии по Владимирской области Алфия Мокшина, которую судят за мошенничество и получение взяток, обвинила руководителей силового блока в фабрикации ее уголовного дела для того, чтобы дискредитировать Светлану Орлову во время губернаторских выборов
СПЕЦПРОЕКТЫ Автор: 17 Сентября, 17:36 17 5150
Репортаж

17 сентября в Октябрьском районном суде города Владимира продолжилось рассмотрение уголовного дела начальника управления Росгвардии по Владимирской области Алфии Мокшиной. Заседание началось с выступления помощника прокурора Елизаветы Марковой. Она отвечала на ходатайство защиты, заявленное во время первого заседания 10 сентября. Адвокаты просили вернуть дело в прокуратуру, так как, по их мнению, во время расследования неоднократно нарушались права подсудимой. Прокурор Маркова убедила суд, что если нарушения и были, то на ходе разбирательства они не скажутся. Судья Юрий Евтухов после получасового раздумья решил, что возвращать дело в прокуратуру не нужно.

IMG_8301.JPG Елизавета Маркова

Алфию Мокшину обвиняют в мошенничестве, приготовлении к получению взятки и получению трёх взяток. Все преступления, согласно обвинительному заключению, Мокшина совершила весной 2018 года. В это время в региональном управлении Росгвардии проходила ревизия финансово-хозяйственной деятельности.

ДОСУГ ДЛЯ РЕВИЗОРОВ

«Проверяющие нашли несколько серьезных нарушений в отделе вневедомственной охраны войск Росгвардии по Петушинскому району», - начала зачитывать текст обвинительного заключения помощник прокурора города Владимира. Руководству регионального управления вневедомственной охраны (УВО) грозили штрафные санкции, но Алфия Мокшина предложила уладить вопрос с ревизорами. 12 апреля 2018 года около 6 часов вечера Мокшина позвонила начальнику финансово-экономического отдела УВО Ольге Равковской и пригласила на разговор.

Равковская приехала к Мокшиной 13 апреля около 8 часов утра. Начальник областного управления Росгвардии прямо в рабочем кабинете рассказала ей, что «может свести к минимуму недостатки», выявленные во время проверки, и согласилась «организовать досуг» членам ревизионной комиссии, чтобы те исправили свои отчеты. За свои услуги Мокшина попросила «от 60 до 80 тысяч рублей», подчеркнула помощник прокурора города Владимира Елизавета Маркова. Вечером 20 апреля Алфия Мокшина, «сопровождая свои слова жестом руки», рассказала то же самое начальнику регионального УВО Александру Севостьянову.

Руководители управления вневедомственной охраны расценили слова своего начальника как приказ. Побоявшись возможного увольнения, они решили выполнить просьбу Мокшиной. Равковская нашла 23 тысяч рублей, Севостьянов добавил еще 27 тысяч. Передача денег состоялась 25 апреля. Около 13:00 Равковская пришла в «Кофейню на Чехова» в городе Владимире и вручила Мокшиной 50 тысяч рублей. Глава владимирской Росгвардии «распорядилась деньгами по своему усмотрению», - сообщила прокурор.

«Ведется комплексная проверка деятельности организации. Ни для кого не секрет, что когда приезжает комиссия, принимающая сторона, приношу свои извинения, ну, кормит комиссию. В столовую отправляет, в баню. Кто этого не делал? Может быть, святые не делали», – скажет в конце заседания один из адвокатов Мокшиной Александр Аверин.
IMG-8280.jpg Александр Аверин

УЛУЧШЕНИЕ МАТЕРИАЛЬНОГО ПОЛОЖЕНИЯ

Следующие преступления Алфия Мокшина совершила ради «улучшения своего материального положения», продолжала государственный обвинитель. Первым, с кого она решила взять деньги, был полковник полиции Андрей Бодягин, начальник центра лицензионно-разрешительной работы, где ревизионная комиссия также нашла несколько незначительных нарушений. 20 апреля Мокшина поручила своему заместителю по материально-техническому обеспечению – майору полиции Алексею Прямову – «выступить посредником при передаче взятки» от Бодягина. Глава владимирской Росгвардии ждала от своего подчиненного 30 тысяч рублей не позднее 10 мая.

Прямов побоялся, что останется без надбавок и премий, и передал просьбу начальника руководителю центра лицензионно-разрешительной работы. Одновременно с этим Прямов рассказал о требованиях Мокшиной сотрудникам управления ФСБ по Владимирской области. После этого он приехал в госпиталь, где лечился Бодягин, и взял у него требуемые 30 тысяч рублей.

Сотрудники ФСБ установили наблюдение за кабинетом Алфии Мокшиной, сделали ксерокопию купюр, предназначавшихся для взятки, и поручили Прямову передать их своему начальнику. 3 мая, примерно в 6 часов вечера, посредник прямо в рабочем кабинете вручил Мокшиной деньги. Этот эпизод следователи квалифицировали по статье «приготовление к получению взятки в значительном размере».

Параллельно Мокшина требовала деньги с начальников отделов вневедомственной охраны (ОВО) Александровского, Кольчугинского и Петушинского районов, - зачитывала обвинительное заключение Елизавета Маркова. Посредником снова стал заместитель регионального управления Росгвардии, майор полиции Прямов – он передал Мокшиной 75 тысяч рублей. 40 тысяч вложил начальник ОВО по Александровскому району Вадим Сельчихин, 30 тысяч рублей – начальник ОВО по Петушинскому району Сергей Кашутин, 5 тысяч – глава кольчугинского отдела вневедомственной охраны Сергей Просыпалов. Когда гособвинитель описывала эпизод с Сельчихиным, в зале суда на пару минут отключился свет.

ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ

– Признаёте ли вы свою вину в совершении инкриминируемых деяний по каждому из обвинений? – спросил судья Евтухов у Алфии Мокшиной после того, как помощник владимирского прокурора закончила читать обвинительное заключение.

– Нет, не признаю, – тихо ответила начальник управления Росгвардии по Владимирской области.

– Ни по одному из пунктов? – уточнил судья.

– Ни по одному из пунктов, – чуть увереннее подтвердила Мокшина.

– Ни по одному из пунктов вы не признаете, – после небольшой паузы сказал Юрий Евтухов. – Вы можете выразить свое отношение к предъявленным обвинениям, пожалуйста.

IMG_8299.JPG Юрий Евтухов

Поблагодарив судью, Алфия Мокшина взяла бумагу с заранее приготовленным текстом и начала читать. Сначала она запиналась, её голос дрожал, но с каждым предложением становился громче и тверже:

– Ваша честь, уважаемые присутствующие и представители СМИ. В соответствии с законодательством Российской Федерации мне предоставлена возможность выразить свое отношение к предъявляемому по делу обвинению. Я готова сообщить суду о полном несогласии с ним по следующим основаниям.

Алфия Мокшина сначала обратила внимание суда на «политизированность рассматриваемого в настоящий момент уголовного дела». Его возбудили 27 июня 2018 года, когда шла кампания по выборам губернатора Владимирской области. Мокшина буквально чеканила каждое слово:

– Есть все основания говорить о тщательно спланированной, организованной определенными политическими силами концепции по дискредитации деятельности как бывшего губернатора области Светланы Юрьевны Орловой, так и территориального управления Росгвардии как одного из органов исполнительной власти региона. Ваша честь, о чем можно говорить, если при задержании двадцать седьмого ноль шестого восемнадцатого года оперативные службы, дословно говорю: «Алфия Рашидовна, ничего личного, это политика». По сообщениям СМИ, результатом начала моего уголовного преследования стало падения рейтинга доверия губернатора Владимирской области, успехи активной управленческой деятельности которой известны на высоком федеральном уровне.

IMG-8282.jpgАлфия Мокшина

По словам Мокшиной, управление Росгвардии по Владимирской области пользовалось поддержкой администрации Светланы Орловой, «что негативно воспринималось некоторыми руководителями территориального силового блока».

– Подтверждает политизированность дела и то, что с первых дней предварительного следствия мной выражена позиция о возможности оказания содействия следствию в объективном и всестороннем разбирательстве по данному уголовному делу. Мной лично было подано заявление, в котором я просила рассмотреть вопрос о необходимости отстранения меня от должности на время следствия в случае наличия оснований на то, что факт занимаемого мной служебного положения каким-либо образом может оказать на негативное влияние на результаты расследования, – продолжала Мокшина. – Кроме этого, это я настояла на добровольном обыске жилища для того, чтобы следствие получило дополнительные правдивые сведения, и изъявила желание дать показания. Усиленные попытки следственных лиц найти доказательства тому, что корыстно обогащалась, оказались тщетными, поскольку таким источником я никогда не пользовалась.

IMG_8295.JPG

Глава владимирской Росгвардии, которая в 2017 году задекларировала 2,45 миллиона рублей дохода, подчеркнула, что во время обысков в ее служебной квартире следователи не нашли ничего ценного. Несмотря на это, силовики оказывали на нее «сильнейшее моральное и психологическое давление», угрожали заключением под стражу и «суровым обвинительным приговором», требовали «нужных показаний, в том числе и о никогда не происходивших политических событиях».

В своей речи Алфия Мокшина отметила, что все ее уголовное дело строится на противоречивых показаниях сотрудников владимирской Росгвардии, которым она либо не давала повышения по службе из-за некомпетентности (Равковская и Севостьянов), либо они ранее уже дискредитировали себя во время службы (майор полиции Прямов).

Черту под выступлением Мокшиной подвел её адвокат Александр Аверин. Выслушав обвинительное заключение, он пришел к выводу, что «кому-то нужно было очень раздуть из мухи слона экстренно, а потом по спекулятивной цене продать слоновую кость». Аверин заметил, что все преступления должны быть квалифицированы как «мошенничество», дробление дела на несколько эпизодов неверно.

Рассмотрение уголовного дела начальника управления Росгвардии по Владимирской области Алфии Мокшиной продолжится 1 октября. В суде допросят потерпевших – начальника управления вневедомственной охраны Александра Севостьянова и руководителя финансово-экономического отдела УВО Ольгу Равковскую, а также первого свидетеля, майора полиции Алексея Прямова.

IMG-8292.jpg Ольга Равковская и Александр Севостьянов