Рептилоиды, Гайдар или американцы? Стартовал второй сезон расследования «убийства» Владимирского тракторного завода

Журналисты Александр Холодов и Андрей Дубровский открыли второй сезон документальной картины о гибели Владимирского тракторного завода. Гипотезы о том, кто виновен в развале некогда крупнейшего во Владимирской области предприятия, обещают подкрепить архивными фактами и сведениями из баз данных
СПЕЦПРОЕКТЫ Автор: 4 мая 2023, 10:50 7501

«У Владимирского тракторного завода были все шансы встроиться в новый мировой порядок. Это был гигантский крейсер с 17 тысячами рабочих на борту, государство в государстве со своими школами, детскими садами, банями и огородами. В недрах гиганта был огромный запас сырья для производства бронетехники на случай войны», - так предваряют новый цикл эпизодов документальной картины о развале Владимирского тракторного завода (ВТЗ) авторы. Александр Холодов и Андрей Дубровский обнаружили множество скрытых фактов, которые позволят глубже и обстоятельнее рассмотреть проблемы кризиса не только владимирской, но и российской промышленности после распада Советского союза.

Первый фильм о развале ВТЗ вышел в июне 2021 года и мгновенно завоевал популярность: в первые полтора месяца картина собрала 300 тысяч просмотров на площадке YouTube. Документальное кино, снятое «на тапок», смотрели и комментировали по всей России, в странах СНГ и Европы. Сейчас количество просмотров первого сезона превышает полмиллиона.

Второй фильм, для которого собрали богатую фактуру, решили разделить на эпизоды. Пришлось провести часы и недели над газетами, архивами и базами данных, чтобы отыскать десятки страниц уникальной информации, неизвестной публике, обнаружить новые цепочки компаний, построить новые связи и сделать выводы. Параллельно журналисты работали над документальным фильмом о кризисе в промышленности города Гусь-Хрустального, чей опыт местами оказался более успешен. Фильм уже готов и ожидает выпуска. По завершении работы над сериалом журналисты планируют выпустить книгу, в которой соберут итоги многолетнего исследования проблемы.

5787.jpg

Андрей Дубровский, соавтор фильма «Владимирский тракторный завод»: Мы придумали целую экосистему контента с постепенным погружением зрителя. Мы пытаемся сделать некое пространство цирка, в котором будут появляться герои, текст, подробная хроника, архивные факты, данные из юридических баз. Постепенно будем проводить зрителя и читателя внутрь этого завода и его истории. Эту историю нельзя рассказать линейно, поэтому мы будем делать это в стиле слоёного пирога. Слой за слоем, некоторые из них будут друг другу противоречить, будут посвящены разным точкам зрения на процесс гибели завода.

Первый фильм — это фильм-вопрос. Второй — это фильм-ответы. Это карусель, карусель с тракторным заводом, мы будем постепенно давать такие факты, что даже люди со смелыми, очень смелыми гипотезами, будут удивляться тому, что они увидят.

5785.jpg

Александр Холодов, соавтор фильма «Владимирский тракторный завод»: Есть факты, которые нужно интерпретировать. Например, история с Иосифом Бакалейником [руководил ВТЗ с 1994 по 1997 г.], его винят в развале завода. Я не могу сказать, что у меня есть однозначный ответ. Советский Союз направил его учиться в Гарвард. Таких людей было четверо, он был, судя по всему, очень способным, потому что окончил Гарвард с отличием, а это, как описывают, были очень сложные, интенсивные курсы. Потом Гарвард использовал тех, кого он обучил, чтобы помогать России приватизировать Советское имущество. Какие там были злоупотребления или не были, полностью это была вредная деятельность для России или нет, мы не можем окончательно сказать.

Андрей Дубровский: Но в отличие от первой серии мы о ней расскажем. С фамилиями, названиями компаний, цепочками.

Александр Холодов: Например, говорят, заводом владели американцы, да? А мы усложним.

Андрей Дубровский: Мы расскажем, владели им американцы или нет, какие американцы, что из этого вышло, всё будет очень подробно. И в целом, на вопрос о том, американцы развалили завод или нет, можно будет ответить.

Зебра ТВ: Будут новые лица?

5789.jpg

Александр Холодов: Я узнал, что Андрей Агеенков (Шайба), владимирский музыкант, в 86-ом году работал на ВТЗ. Пять дней. В чём плюс? Как говорят, плохие книги о войне написаны людьми, которые там были много лет. Хорошие книги о войне были написаны теми, кто был там месяц, Ремарк, например. То же самое Андрей. Его пять дней так поразили в плохом смысле, что он всё это очень хорошо запомнил и расписал. Это человек, который попал в максимально дурацкую для него среду, некомфортную, он описал нам, что такое работа на заводе на самом деле. Бардак был уже тогда, в 86-ом.

456.jpg

Андрей Дубровский: В отличие от первого фильма, мы преодолели проблему говорящих голов: у нас больше нет фиксации на мудреющих старцах, которые на фоне серой замшелой стены и портрета Гайдара в отсутствии даже элементарного фона и примитивных перебивок вынуждены рассказывать историю. Теперь у нас есть и архивы, и новые технологичные фишки, так что, картинки будет очень много, она будет очень странная, разная, местами экзотичная.

Мы вводим мемасики, фишечки, немножко постмодерна задаём этой истории. Есть идея абсолютно шуточной серии с участием рептилоидов. Может быть, не шуточной. Люди слишком серьёзно воспринимают версии и гипотезы, которые не являются конечной правдой и даже с точки зрения автора не могут претендовать на конечную правду. Поэтому мы над собой вынуждены хихикать, некоторую смешинку обязаны привнести. Мы не можем осознать всю картину, мы собираем мозаику. Есть несколько гипотез, им можно верить или нет. И мы в некотором смысле такие шуты скоморошные, которые говорят об очень серьезных вещах, но мы до конца не можем быть в них уверены, поэтому сами над собой хихикаем.

Зебра ТВ: Нет опасений, что взрослая, вдумчивая аудитория мемы «не выкупит»?

Александр Холодов: Мы являемся мостом между поколениями. Мои друзья, которые никогда ничем таким не интересовались, я не мог представить, что они бы это посмотрели, но они мне пишут и говорят, что посмотрели. Им зашло.

Андрей Дубровский: Это правила хорошего тона в современном ютубе, который является в определённой степени телевидением сегодняшнего дня, — рассказывать историю с мемасиками, вкраплениями, упрощениями и развлечением аудитории. Это классический инфотейнмент, который российская медиа-площадка полностью или частично переняла у западных медиа. Мы следуем этому правилу. Мы не занудствуем, а используем инструменты молодёжного сегмента интернета и не только.

screen_tractor.jpg

Александр Холодов: Вступление в первый эпизод — это игра Farming Simulator 19. Я что-то искал по ВТЗ, мне выдало ссылку на моделирование владимирского трактора Т-25. Я решил попробовать и, конечно, был в восторге поросячьем, когда увидел, что это завелось и поехало! Поезд врезается в трактор, это очень примитивный, но символичный образ.

Андрей Дубровский: Мы будем думать над тем, что делать с трактором в следующих сериях.

Александр Холодов: У нас была идея сесть в трактор, есть такой «Попрошайка», у него впереди кузов поднимается. Вот мы хотели на этом кузове проехаться по какой-то навозной куче, чтоб нас выкинули в эту кучу в конце фильма. Но, боюсь, что у меня нет одежды, в которой я готов это сделать.

Зебра ТВ: Прежде чем это произойдёт, дайте затравку к гусевскому фильму. Что это будет и о чём?

Александр Холодов: Несколько заводов Гусь-Хрустального. Мы рассказываем, что с ними произошло, что от них осталось сейчас, что их погубило. В фильме есть люди, которые руководят заводами сейчас, рассказывают, как они смогли сохранить производство и даже пробиться на иностранные рынки.

Андрей Дубровский: Гигантский плюс этого фильма в том, что в нём больше авторитетных героев, экспертов. В той же степени минус — в нём гораздо меньше живых людей и их человеческих историй, связанных с гибелями заводов. Но в нём гораздо больше экспертных оценок, есть люди из власти, поэтому он, с точки зрения журналистики, гораздо авторитетнее. И снят он, как профессиональный продакшн, с профессиональным оператором из федерального медиа. История объёмная, но из-за этого немножко фрагментарная и скачкообразная. Можно запутаться, заводов с десяток.

Зебра ТВ: Истории с выжившими гусевскими заводами — то, что могло случиться с Владимирским тракторным?

Андрей Дубровский: Абсолютно. 100%.

Александр Холодов: У нас есть план на вторую часть — съездить в Камешково на завод, где сейчас пытаются производить тракторы, поговорить с его владельцами. Есть идея поговорить с руководством «Россельмаша». Это завод, который смог наладить сотрудничество с западными компаниями и сохраниться, он делает очень крутые тракторы, очень современные. Находится в Ростове-на-Дону, еще у него есть филиалы в Канаде.

Андрей Дубровский: Мы как были панками, так и остались панками, мы движемся в альтернативной повестке, которая с точки зрения любого бизнес-медиа бессмысленна. Мы абсолютно не заинтересованы в новостной повестке, в этих проектах мы исследуем процессы. Мы не обращаем внимание на ежедневное, мы берём большой, длинный срез реальности. Только так можно провести качественное исследование. Это документалистика.

Александр Холодов: Есть дефицит событий в настоящем, мы сфокусировались на прошлом. 90-е годы – это время, когда происходило очень много событий в очень короткие промежутки времени. Приходится искать вещи, которые не лежат на поверхности. Это реактивное, мощное прошлое.

Telegram-канал Зебра ТВ: новости в удобном формате.