«Во владимирском бизнес-сообществе очень маленькая концентрация мошенников». Экс-вице-губернатор Брусенцов — о региональном бизнесе, политических играх и «варягах»

Ушедший в отставку вице-губернатор Максим Брусенцов рассказал о трудностях работы на этом посту, дал лестную оценку региональному бизнес-сообществу и раскритиковал депутатов ЗакСобрания за политические игры
СПЕЦПРОЕКТЫ Автор: 25 Марта, 11:44 10 3002
интервью. часть 2

Подавляющее большинство предпринимателей, работающих во Владимирской области - хорошие люди, а концентрация мошенников в региональном бизнес-сообществе очень маленькая. Об этом в беседе с Зебра ТВ заявил ушедший 23 марта в отставку врио вице-губернатора Максим Брусенцов.

Максим Брусенцов проработал в администрации Владимирской области 1 год и 4 месяца. Он курировал сферы сельского хозяйства, инвестиций и внешнеэкономической деятельности, предпринимательства, импортозамещения, промышленной политики, науки, туризма и экономического развития.

В первой части прощального интервью, экс-вице-губернатор приводил цифры, характеризующие социально-экономическое развитие региона по итогам 2019 года. Во второй части Максим Брусенцов рассказывает о своём отношении к политическим играм, которые устраивают депутаты Законодательного Собрания и объясняет почему в команде губернатора Сипягина так много «варягов».

***

Депутаты ЗакСобрания отказали вам в утверждении в должности вице-губернатора Владимирской области. Это следствие политического противостояния?

Противостояние идет не со мной, а с губернатором Владимиром Сипягиным, членом команды которого я являюсь, поэтому лично мне это все было не то, чтобы безразлично, я просто мало на это внимание обращал. Вместе с тем, это противостояние, которое наши уважаемые коллеги в депутатском корпусе устраивают, еще раз повторюсь, против губернатора, его команды, в конечном итоге оборачивается против людей, которые живут во Владимирской области. Для меня согласование в должности - вообще не тема, которую можно было бы считать проблемной. Кому-то из моих коллег нужна была поддержка со стороны депутатов, но лично у меня почти за полтора года работы не было потребности в получении одобрения от ЗакСобрания - у нас все есть для исполнения наших полномочий, и мы работаем. У меня нет причины уходить с должности, связанной с народными избранниками - у меня есть много-много других мелких причин, которые в совокупности привели к тому, что я решил завершить историю, которая для меня началась здесь, в администрации Владимирской области. Это моя вторая моя попытка заниматься государственным управлением — первая была в федеральном правительстве.

Третьей попытки не будет?

Если честно, сейчас мне очень хочется, чтобы всё это уже быстрее закончилось. Повторюсь: все увязывают мой уход с политикой, но этого нет. Я напомню, что когда мы в ноябре 2018 года сюда пришли, по крайней мере, я и мой блок оказались словно в некоем вакууме; я не знал регион; я не знал предпринимателей, промышленников, не знал людей, и потребовалось достаточно много времени для того, чтобы это устранить. Я помню, что первые три-четыре месяца представляли собой нон-стоп из различных встреч и совещаний - поток информации был огромный, мы за то время порядка 300 встреч провели. Тогда не было возможности даже думать о том, что происходит вокруг. И когда мы за полгода уже навели порядок, весной прошлого года случилось так, что заместитель губернатора по сельскому хозяйству Александр Трутнев ушёл, и мне отдали ещё и курирование развития агропромышленного комплекса. И пошло все заново. А ведь я только выдохнул, наделся, что уж теперь-то мы в спокойном режиме займёмся стратегическими вещами, а тут - на тебе еще и сельское хозяйство.

Когда я впервые зашел в свой кабинет, масштаб ответственности понять было невозможно. Да, на тот момент у меня было 8 подразделений в подчинении, можно было посчитать людей по головам, но это было все настолько расплывчато... Позже мне пришла на ум такая ассоциация: я имел дело с большой корпорацией с огромным количеством персонала в 1 365 000 человек. И перед всеми у власти масса социальных обязательств, а я до этого не занимался такими проблемами. Сегодня уже легче, потому что понимаешь, как это устроено - где у нас плохо, а где хорошо. Но первые полгода было непонятно, где мы находились. Мне было сложно.

А в чём проблема с ЗакСобранием, ведь основная масса законов, разработанных командой губернатора, была принята депутатами?

Депутаты играли в политику. В рамках деятельности ЗакСобрания не было ничего такого, что мешало бы нам, администрации Владимирской области, работать. Законы действительно принимались, и будут приниматься. Ну, кто-то из ЗС покричит что-нибудь, кто-то себе политические очки заработает, кто-то проиграет, но в конечном итоге примут законы, необходимые для обеспечения поступательного социально-экономического развития Владимирской области. Проблемных вопросов, с точки зрения хозяйственной деятельности, во взаимоотношениях с депутатами не было, потому что они не занимаются этим - они занимаются другим: созданием шума, какими-то подковерными процессами, попытками доказать, что кто-то делает что-то неправильно или ничего не делает. Есть же хорошая фраза «критикуя — предлагай». Никто же ничего не предлагал. А, наоборот, только говорили: «Вы ведете сюда “варягов”». Слушайте, ну, предложите других кандидатов, «не варягов»! Есть у вас кто на примете? Губернатор Владимир Сипягин сто раз говорил на эту тему с председателем Законодательного Собрания Владимиром Киселевым, мы много раз обсуждали это с разными депутатами: «предложите своих кандидатов в органы госвласти, если, они у вас, конечно, есть». Зачем вы говорите, что «Вася с Дальнего Востока - плохой»? Так дайте другого, кто против? Я помню, что когда я пришёл, пошла эта история - «вот, сейчас они приведут себе своих из Москвы “варягов”». Слушайте, я увидел зарплаты в администрации Владимирской области - да у меня на прежней работе секретари больше получали! О чем вы говорите? За 80 тысяч рублей в месяц директор департамента должен взвалить всю ответственность на себя за целую отрасль и еще тут что-то делать под чутким контролем со стороны Счетной палаты, прокуратуры, депутатов и всех остальных? За 80 тысяч кто из Москвы на такие условия поедет? Да ещё и квартиру надо снять — минимум 30 тысяч. Никто в чужой город ради этого не поедет. Они же в самом начале стали говорить: «Вот, они сейчас приведут “варягов”». И я думал: «Ну, да, сейчас я приведу». Пришел, открыл зарплатные ведомости, а там... И что я с этим сделаю? А местным в первое время запрещали ходить к нам вообще. Они реально не приходили, хотя их приглашали.

«Местным запретили» — это кому?

Людям местным вообще. Некоторые из них писали мне в социальные сети: «Мы хотим к вам на работу, но нам тут “сообщество” рекомендует этого не делать». Это было в течение первых трёх-четырёх месяцев работы нашей команды.

Это связано с шоком элиты, которая увидела, что победил не тот, кого она хотела?

Что значит «не тот, кого хотели»? Они никого не хотели. Они хотели, чтобы Светлана Юрьевна Орлова проиграла на губернаторских выборах в сентябре 2018 года. У них не было «кого-то хочу», потому что у них была какая-то другая задача, по моим ощущениям. И что дальше? Условно, словно с похмелья просыпаешься и думаешь: «Чёрт, что же я натворил-то?». А дальше-то что? Какой смысл этой всей возни? Сядьте, поговорите - вы же друг друга знаете всю жизнь. Сядьте, распределите функции и начните на благо Родины заниматься делами. Что мы тут ковыряем полтора года? У нас нет времени, мы там бегаем, занимаемся решением проблем, пытаемся что-то сделать, а нам туда палку вставили, сюда палку сунули, там помешали, здесь подкоп сделали, там еще какую-то подножку поставили. Цель в чем? Вот мне губернатор говорит: «За депутатами люди, которые их избрали». Да я знаю это! Но почему же они тогда ведут себя против избирателей - просто пиарятся за счет этих людей? Ходят, рассказывают, что у нас инвесторы с мешками денег ходят, а из-за бездействия исполнительной власти инвестиций нет. Да я лично с этой «Лакинской мануфактурой» чуть ли не с первого дня начал разбираться. Я встретился с этими инвесторами и сказал: «Ребят, пожалуйста, давайте начинать. Вы хотите 2 миллиарда инвестировать? Давайте упаковываться, давайте начинать». Прошло полтора года. И где они с их миллиардами? Мы уже столько проектов начали других! Вы-то,депутаты, зачем это говорите? Ну, ладно — говорите, но зачем мешать работать? Почему люди должны от этого страдать?

Или история со строительством, которое я в начале своей работы в областной администрации курировал. На второй или третий день моей работы - в ноябре 2018 года - Законодательное Собрание приняло решение вернуть полномочия по осуществлению градостроительной деятельности в городе Владимире от обладминистрации к городской мэрии. За год до этого почти эти же люди приняли решение забрать эти полномочия у города, а потом решили срочно отыграть назад. Мы высказывали аргументы против этого, так хоть кто-то из депутатов послушал бы - им же все равно. У них уже принято решение, и все. Точно так же было и в декабре 2019 года с голосованием по утверждению вице-губернаторов, меня, в том числе, в должностях. Так после голосования около десяти депутатов начали мне СМСки писать: «Прости, извини, партийная дисциплина». Да бред какой-то! Вы что, в детском садике, что ли? Вас построили в колонну, скомандовали и вы строем пошли? Вы что несете?! Какая партийная дисциплина?! Вы мне полтора года рассказывали, что вы - депутаты Законодательного Собрания - самостоятельные, бла-бла-бла. И что? Какой результат-то? Вот они в демократию играют, а мне смешно: какая демократия, ребята?

А вы сами в какой партии состоите?

Ни в какой партии никогда не состоял.

То есть, для вас ЛДПР, «Единая Россия», КПРФ — это все пустой звук?

Ну не пустой звук, это просто не моя игра. Я в нее не играю. Я всю жизнь был рядом с Вооружёнными Силами, которые аполитичны. Если честно, это такая другая история, другая игра, в которую играют депутаты Законодательного Собрания. Но я столкнулся с этим, пришлось соприкасаться и работать с этим, но я себя там не вижу точно.

А с главами городов и районов, которые в подавляющем большинстве единороссы, вы как взаимодействовали?

По работе мне было вообще без разницы, кто в какой партии состоит. Морально были некоторые моменты неприятные, очень хотелось ответить на различные политические заявления, потому что реально так нельзя, но иногда приходилось себя сдерживать. А в некоторых случаях приходилось отводить в сторону глав городов и районов, чтобы сказать им приблизительно следующее: «Слушай, ты — в “Единой России”. Я - не против. Хочешь поиграть в политику? Давай сценарий прикинем, сыграем спектакль: ты меня здесь, условно, раскритикуешь, пошлешь по политике, но работать-то всё равно будем вместе». И все соглашались. Сейчас ни у кого из глав нет проблем из-за того, что они со мной что-то делали и общались.

Как бы вы охарактеризовали владимирский бизнес?

Знаете, я был приятно удивлен, и с тех пор у меня не появилось другого мнения. Я долго до этого жил во Владимирской области, но я никогда не общался с местными предпринимателями и не обсуждал бизнес. А уже по работу в обладминистрации появилась возможность и необходимость общения с ними - пошел поток встреч и переговоров с малыми, крупными, средними предпринимателями, с самыми разными людьми со всех сфер экономики. Слушайте: подавляющее большинство из них - хорошие люди. Я хочу заявить, что во владимирском бизнес-сообществе очень маленькая концентрация мошенников; они, конечно есть - профессионалы нашего российского мошеннического рынка, но их очень мало.

В большинстве своём владимирские предприниматели — честные и работящие. Взять, к примеру, сферу строительства. Мы с застройщиками в конце 2018 года обсуждали как работать в новой истории с эскроу-счетами, как добиться выполнения планов по вводу в эксплуатацию миллиона квадратных метров жилья в год. Это просто unreal [нереально], особенно со средними ценами «квадрата» по Владимиру. И мы с ними общались в абсолютно открытом режиме, профессионально вопросы обсуждали. И я им сказал: «Ребят, я вас очень прошу, “живите”, пожалуйста, “существуйте”, стройте, потому что вы — герои. Вы работает в невозможных условия - очень низкие цены, сложная ситуация на рынке, плюс государство утяжеляет всю эту историю, так что вы — герои». И вот, в основном, люди люди во владимирском предпринимательском сообществе - такие. Это хорошо и приятно осознавать. Я не говорю, что я всю жизнь провёл среди плохих людей, но концентрация хороших людей во Владимирской области - большая. Плохие есть, но их очень мало по сравнению с тем, сколько людей, например, в Москве кидают друг друга через колено - там на это даже внимания не обращают.

Уже по ходу работы на должности первого заместителя губернатора Владимирской области я понял, что глобального ничего сделать не смогу - всё сделают сами бизнесмены и предприниматели. Мы можем их только сорганизовать, придумать какой-то алгоритм совместных мероприятий и взаимодействия: кого-то с кем-то познакомить, кого-то вывести на федеральный уровень, наладить взаимоотношения с налоговой, чтобы они разговаривать начали друг с другом. Основной причиной всех сложностей - даже не проблем, а именно сложностей - является отсутствие коммуникации, отсутствие возможности поговорить. В какой-то момент я понял, что это - моя функция, моя задача. Это было самое важное осознание. Денег мы бизнесу дать не можем - нет у нас денег, мы - дотационный регион. Но льготы есть, они законодательно утверждены, однако многие предприниматели о них не знали. Мы систематизировали работу по информированию бизнеса о мерах государственной поддержки — любой может получить все необходимые сведения в центре «Мой бизнес», который мы открыли в здании обладминистрации.

Вы сказали, что во Владимирской области небольшая концентрация недобросовестных предпринимателей. Это только на примере строительства?

Нет, это справедливо для всех отраслей.

И, допустим, для сельского хозяйства?

На селе ситуация ещё лучше. Я считаю, что там живут и трудятся вот прямо герои-герои, реальные работяги. У на во всех отраслях подавляющее большинство предпринимателей — хорошие и честные. Повторюсь: плохие люди встречаются, но их немного.

Какие воспоминания останутся от полутора лет работы вице-губернатором Владимирской области?

Слушайте, это - крутая должность, крутая история. Я никогда в жизни не думал, что я пойду на эту позицию. Для меня это - очень серьезная позиция. Вместе с тем, я никогда не стремился к вершинам власти, и не думал об этом. На самом деле, волею судьбы так получилось, что я был назначен на эту должность. Не буду рассказывать, как это всё происходило - это, мне кажется, сейчас уже вторично. Но для меня это действительно было неожиданно и при этом значимо.

Вы планируете сейчас какое-то время отдохнуть?

Надо полечиться, потому что все-таки ситуация такая - надо и карантин пройти, как все это делают.

А Владимирская область в вашей перспективе какое место будет занимать?

У меня здесь — под Суздалем - дом, который я построил и достраиваю дальше свое хозяйство. Уезжать из Владимирской области не собираюсь, планирую восстановить бизнес в Москве, но возможно, приму участие в реализации бизнес-проектов и в 33-ем регионе. Как это будет конкретно, сейчас мне самому неизвестно; как законопослушный человек, я перед поступлением на государственную службу закрыл все бизнес-проекты со своим участием, прекратил заниматься коммерческой деятельностью. Наверное, с учётом того, что я познакомился со многими людьми, может, какое-то совместное хозяйство с кем-нибудь во Владимирской области сделаем. Но не знаю — я пока не думал об этом.

Известно, кто на ваше место придет?

Не знаю. В пятницу, 20 марта, был конкурс. Мы как члены этой комиссии высказали свои мнения, а губернатор примет решение.

Из тех, кто сейчас в администрации Владимирской области работают, видите кого-то, кто бы мог ваше место занять? Может, среди руководителей муниципалитетов такие люди есть?

Про местное самоуправление, если честно, не думал. А в администрации области нет таких сотрудников, которые могли бы прямо завтра занять пост первого вице-губернатора. Есть, правда, один человек, фамилию которого я называть не буду, который, в моем понимании, процентов на 70 точно готов, и справится с этой работой. Я про него губернатору говорил. Это руководитель одного из подразделений, не моего причем. Я уверен, что он - и по мозгам, и по ситуации, по жизни, по опыту - точно справится. Еще раз повторюсь, решение принимает губернатор. Все, что у меня было в мыслях, я все сказал.

Как быстро, думаете, губернатор решение примет?

Он говорил, что на этой неделе должен принять решение. На самом деле, эта работа - очень тяжёлая. Это только кажется, что вот дяди какие-то долезли до кабинетов на шестом этаже и сидят тут, кайфуют. Нет - это тяжёлая, серьёзная, а иногда и круглосуточная работа: не дай бог, где-то что-то вдруг произойдёт; не дай бог, если где-то какое-то предприятие закрывается; или что-то из Федерации приходит. Это - такой адский труд.

Я уверен, что всё будет хорошо в регионе. Полагаю, что мне придётся моему сменщику помогать «на входе» - ничего страшного в этом нет, всё, что знаю, расскажу, ничего скрывать не буду. В любом случае, мы сделали очень простой и лёгкий архив, в котором сможет разобраться любой человек, который придёт на эту должность.

У меня сотрудницы плачут и переживают: «Придёт новый человек, мы его уже не любим!». Я говорю: «Почему вы его не любите? Я же сам ухожу - он же меня не подсиживал. Он же сам ещё не знает, что именно его назначат. А вы его уже не любите!». А они говорят, что они ко мне привыкли. Согласен, есть вот этот элемент привыкания, но подчинённые и к новому руководителю привыкнут.

У вас не возникало в семье конфликтов из-за того, что вас дома нет постоянно, или из-за негативной информации о вас в СМИ? Как семья переживала новость, например, о том, что ЗакСобрание не согласовало вас в должности?

Новости им было интересно читать, потому что это было неожиданно для всех, а я в публичной плоскости ранее никогда не работал. Что касается напряжённого графика работы, то у меня всегда он был довольно плотным, так что для семьи это не было чем-то новым. Конечно, они переживали из-за всяких статей, но они больше смотрели на то, как я к этому отношусь. А мне было это интересно - я даже все вот эти газеты со статьями про меня даже попытался собрать, некоторые экземпляры у меня лежат - чисто для истории. Классная штука! Когда ещё обо мне будут столько писать?

Вы имеет в виду газеты, которые массовыми тиражами бесплатно раскидывают по почтовым ящикам?

Да, я как видел, что они раскиданы по ящикам, брал 6-7 экземпляров, приносил домой и на работе раздавал заместителям губернатора.

Когда у вас будут дети, дадите им это почитать?

Конечно! Это всё сейчас пойдёт под стекло, там же ещё фотография моей жены. Более того, у меня собраны все сообщения в Telegram обо мне, все ссылки на статьи, где меня упоминают. Когда-нибудь на пенсии буду читать это всё с огромным интересом. Для меня это - первый подобный публичный опыт, именно такого плана.

Повторюсь: это - жёсткий адский ежедневный труд под наблюдением сотен тысяч глаз. И кто бы что ни говорил про то, что «мы гребём лопатой» - это бред полный. За нами регулярно присматривают, да и депутаты Законодательного Собрания начинают «помогать» по политической линии. Те, кто сюда идут работать - герои. Представьте, у меня, у моих коллег Александра Байера [он прекращает работу в статусе врио вице-губернатора 30 марта, - примечание Зебра ТВ] и Марины Чекуновой [она уволилась в начале декабря 2019 года, - примечание Зебра ТВ] - по 10 разных департаментов в подчинении! И у каждого из них - чуть ли не десятки подведомственных учреждений, и во всём этом надо разобраться, вникнуть в то, как это работает. У нас, например, по комбинату «Тепличному» хороший результат - за год вытащили его из минуса в плюс в 60 миллионов рублей. Это же всё не просто так! Конечно, мы перекрыли им все направления, где они могли воровать, и всё поперло! И так во всём!

Самое важное, что есть у губернатора - он во всём доходит до конца! И ситуация с «Тепличным» - хороший пример, а недовольным - лишь бы шуметь. Вокруг все шумят, что кто-то где-то кого-то «захватил», заявляют о каких-то «рейдерских захватах»... Да чего вы несёте?! Это - чисто хозяйственная деятельность. Просто тот, кто там сидел на должности, скорее всего, имел какие-то коррупционные или другие схемы, его остановили, и перестал он этим заниматься. Конечно, ему жалко! Конечно, ему не хочется, чтобы ему мешали!

Это вы сейчас кого имеете в виду?

Ну, есть такие. Это - моменты, связанные с тем, что кто-то на что-то обиделся. Но почему? Не потому, что кто-то не «пришёлся ко двору» - нет! Ты просто работать не хочешь, а тебя начали заставлять работать. Каждый, кто говорит, что власть работать не даёт, несёт бред! Более того, мы других заставляем работать. Если кто-то не хочет работать, или намерен действовать по старинке, это - другой вопрос.

Все предприятия могут жить самостоятельно, просто до этого они злоупотребляли и занимали себе какие-то блага, а сейчас им всё это запретили. Счётная палата, наконец-то, начала всё это проверять и смотреть. Но только придумывать и додумывать ничего не надо.