А сегодня что для завтра сделал я?

Андрей Шебанков:
Активист общественного движения «Владимир будущего»
VKuser174021754
Читаю новости о владимирском транспорте, и, как живительным бальзамом, радостью исполняется душа моя (на самом деле, не совсем так)
ИСТОРИИ 13 марта, 09:51 7264

Откуда эта радость? А дело в том, что о больших проблемах и путях их решения, наконец, начали говорить не только простые жители и общественники, но и обитатели высоких кабинетов. Мэр Дмитрий Наумов выступает в Общественной палате, где рассказывает о хорошем будущем — выделенки, обновление парка, привлечение кадров, модернизация маршрутной сети. Горсовет разрешает потратить мэрии 11 миллионов рублей на комплексную схему организации транспортного обслуживания населения. Губернатор Александр Авдеев прямо говорит, что областной бюджет поможет городскому, если потребуется.

Все это хорошо согласуется и с реальностью, и с важностью всего заявленного. Кадровые проблемы необходимо решать, чтобы было кого сажать на 100 единиц ожидаемого к закупке подвижного состава — ведь новенькие автобусы и троллейбусы сами по себе проблему не решают, а заводская комплектация не предполагает изначальное наличие внутри водителя и кондуктора.

Модернизация транспортной сети — это не только про изменения маршрутов, но еще и про социологию: ее результатом и станут возможные выделенки с дополнительными остановками. Ведь определенность во времени поездки и удобная остановка рядом с домом повышают привлекательность общественного транспорта.

Осталось только пожелать, чтобы намеченное было качественно продумано, опробовано и реализовано, и мы навсегда избавились бы от транспортных неурядиц.

Примерно так я бы и заканчивал свой спич, если бы не одно «но». Одно большое и всеми будто бы забытое «но».

92c2adc0-7b17-42fb-b52c-12d8b05de2da.jpeg Фото: Артём Черней / Владимир будущего

Закупка 100 единиц автобусов и троллейбусов — это пока только предложение губернатора. Александр Авдеев, как и профильные специалисты областного правительства, еще не знает, откуда возьмут средства на обновление подвижного состава — о чем опять-таки говорит довольно прямо:

«Сейчас ключевая задача — определить, какая финансовая схема для решения этой задачи подходит больше всего. Что это будет: прямое бюджетное финансирование, инфраструктурный бюджетный кредит, лизинг?»

Как решать кадровую проблему, не знает мэрия — или еще не озвучила свои предложения.

Выделенные полосы для общественного транспорта обещали еще при бывшем мэре Андрее Шохине, но потом отложили их — а потом и вовсе от них отказались.

Выделенные 11 миллионов рублей на КСОТ покажут себя только к концу года, когда этот документ разработают, и мы с интересом его прочитаем.

Начинаете подозревать что-то недоброе в тоне моего повествования?

Мы слышим очень правильные вещи и наблюдаем очень правильные действия руководства города и области. Мы ждали этих действий давно, и я без тени иронии рад, что риторика властей не похожа на простые (и явно не срабатывающие) заявления из разряда «нам надо добавить еще один маршрут, и все станет хорошо».

Но дело в том, что все это — о будущем.

Когда-нибудь мы получим эти сто единиц подвижного состава, новеньких, с иголочки. Когда-нибудь мы разработаем КСОТ и проведем социсследования. Когда-нибудь маршрутная сеть станет учитывать изменившиеся за десятилетия пассажиропотоки.

0fc68682-1be4-48b6-aa4e-e733737a5b7e.jpeg Фото: Артём Черней / Владимир будущего

Но транспортный кризис возник не сегодня, не вчера и не позавчера. И к чему привело нас затягивание с его решением?

Во-первых, к тому, что горожане уже вовсе не просят, — требуют реализации решений уже сегодня.

И во-вторых, к тому, что горожане не доверяют сообщениям о счастливом завтра.

А теперь о самом болезненном.

Давайте предположим, что готов КСОТ, что куплены автобусы с троллейбусами, что набраны кадры, что уже завтра изменится маршрутная сеть. Знаете, что случится завтра при таких вводных?

Правильно, шквал недовольства и возмущения тысяч и тысяч горожан. Потому что им слишком поздно рассказали об изменениях. Потому что мало кто сразу поймет, что теперь и куда едет. Потому что интервалы не будут соответствовать заявленным. Потому что автобусы будут глохнуть, а троллейбусы — ломаться (это для новой техники, увы, неизбежность). И еще тысяча других «потому что».

Что придает мне уверенности в такой оценке? Даже не пресловутое сегодня, в котором нет реализации принятых решений. А вчера, оставшееся без рефлексии.

7671a702-3c23-41a6-8698-27276504d853.jpeg Фото: Артём Черней / Владимир будущего

В сентябре 2020 года для ремонта теплосетей на месяц закрывали участок улицы Чайковского, и о крайне чувствительном изменении мэрия города сообщила менее чем за сутки до начала ремонта. А в течение этого месяца как будто вовсе забыла о том, что, вообще-то, чуть ли не треть горожан испытывает значительные неудобства в связи с перекрытием. Я тогда предлагал вариант того, как избежать чего-то подобного в будущем.

И вот свежий пример: 22 февраля из-за митинг-концерта в Патриотическом сквере требовалось на полтора часа ограничить движение транспорта по улице Мира. Но сообщили об этом даже меньше, чем за 6 часов до начала мероприятия. Еще раз: даже утром 22 февраля никто не знал, что днем как минимум до остановки «Музей природы» не поедет вообще ничего (а ведь это к тому же и короткий предпраздничный день).

Даже если допустить, что произошла какая-то накладка и информация о данном конкретном перекрытии поздно пришла в городские СМИ, общий вывод не изменился: не умеют у нас предупреждать заранее. Ведь, скажем, корректировка маршрутов из-за мероприятий в центре обычно анонсируется как раз за день-два до их проведения, и каждый раз остается от подобной своевременности неприятный привкус, словно ты и не должен был знать об этом.

Гораздо хуже, что даже в нормальной ситуации, когда нет перекрытий и объездов, мы все равно мало что знаем о фактическом движении. Житель Владимира (куда там туристу) не знает, что уезжает с остановки и куда, потому что нет у него этой информации. А она по-хорошему должна быть, и как раз на остановке. Есть электронные табло, но что мне толку видеть, что автобус 11с приедет через 30 минут? Куда я на нем уеду спустя полчаса (если, конечно, дождусь)?

А там, где электронных табло нет или они сломаны, все еще веселее. В поисках ответа на вопрос «Когда уже приедет этот чертов автобус?!» мы открываем телефон, и в Яндексе, если повезет, что-то да увидим. Мы можем заглянуть на сайт мэрии и поинтересоваться графиком движения, и по многим маршрутам ответа на свой вопрос не получим. Потому что выглядит этот график вот так:

rasp_Vladimir.png Скриншот с официального сайта органов местного самоуправления города Владимира

Потому «Уважаемые знатоки, когда на ДТЮ должен приехать автобус в Глобус?», — спрашивает телезритель из Владимира. «Мы не знаем», отвечает сайт мэрии.

Такие данные город вполне может запрашивать у транспортных компаний, ведь график движения составляется на каждый автобус или троллейбус. И по нему, если знаешь примерное время между остановками, можно рассчитать поминутное прибытие. И этот поминутный расчет вполне можно вывесить на каждую остановку.

И нет, это не так сложно, как можно себе представить. Данные о том, как работает любой автобус в партнерском городе Эрлангене, можно найти за пять минут — и даже много чего понять, не зная немецкого языка:

rasp_Doiche.png Скриншот с сайта Verkehrsverbund Großraum Nürnberg, транспортного управления города Нюрнберга

«Чем это поможет, если рейсы срываются?», — витает в воздухе незаданный вопрос. Ну как минимум это по-честному. Покажите нам запланированные рейсы. Да, пускай там будет интервал в 50 и более минут, — покажите их. Это точно даст возможность потенциальному пассажиру выходить на остановку ко времени. Это точно даст возможность конкретизировать жалобу, если заявленного рейса не было. Это несколько повысит уверенность в том, что в следующий раз автобус или троллейбус будет вовремя — ведь по-честному будет и наказывать за срыв рейсов. Представьте, что было бы, если на железной дороге были бы такие расписания.

А еще — это открытость. У нас не все хорошо с транспортом, но, по крайней мере, мы хотя бы можем держать ситуацию под контролем. Мы не можем исправить все проблемы уже завтра — но как минимум мы меняем свое к транспорту отношение. Понимаете, какой смысл? Мы, наконец, начинаем работать с негативными ощущениями горожан не постфактум, а до их наступления.

5a63da25-8f91-4673-8652-36616e827d85.jpeg. Фото: Артём Черней / Владимир будущего

Городская и областная власть хочет решить транспортную проблему? Это отличная новость. Но для этого уже сегодня город должен совсем иначе работать с транспортом. Уже сегодня город должен закладывать камни в фундамент новой транспортной системы. Уже сегодня надо упреждать проблемы — и понимать, что даже с КСОТом, новой техникой и выделенками они все равно неизбежны.

Если начнем делать это сегодня — значит, в будущий день запуска новой маршрутной сети можно будет сказать с осторожностью «У нас, кажется, получилось». Недовольных, конечно, будет много — но это неизбежность при таких кардинальных переменах, и со временем удобство перевесит первичное возмущение.

Если продолжим действовать так, как сейчас — транспортный кризис во Владимире не разрешится. Новая сеть должным образом не заработает. Пассажиров не прибавится. Новые автобусы с троллейбусами будут гнить невостребованные под открытым небом. И все только потому, что вовремя не извлечены уроки из прежних критических ситуаций, не проработана реакция, не выстроена коммуникация.

Кто-то все еще считает, что и нынешних усилий достаточно?

Губернатор Александр Авдеев еще в январе писал относительно закупки нового подвижного состава: «Медлить нельзя... Нам нельзя остаться ни с чем!» Полагаю, эти слова можно масштабировать на ныне действующие принципы работы.

Нам нельзя медлить. Иначе — остаемся ни с чем. Вот и все.

Текст опубликован в блоге общественного движения «Владимир будущего».

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции