«Игорь Конышев - носитель корпоративной культуры»

Вице-губернатор Владимирской области по социальной политике Михаил Колков рассказал о том, что он думает о начинаниях нового гендиректора Владимиро-Суздальского музея-заповедника Игоря Конышева, связаных с оптимизацией штата сотрудников и осовремениванием экспозиций
Новости Автор: 30 Ноября 2016, 18:24 22 5590

30 ноября в рамках своей очередной пресс-конференции вице-губернатору Владимирской области Михаилу Колкову пришлось отвечать на большое количество вопросов журналистов, касающихся Владимиро-Суздальского музея-заповедника.

Генеральный директор этого учреждения культуры Игорь Конышев по-прежнему избегает общения с владимирскими средствами массовой информации. 17 декабря будет полгода, как Конышев занимает свой нынешний пост, однако за это время не было организовано ни одной пресс-конференции с его участием - журналистам получать официальную информацию из ВСМЗ стало практически невозможно. Поэтому «отдуваться» за Конышева на этот раз пришлось Михаилу Колкову, курирующему в том числе областную политику в сфере культуры.

В частности, вице-губернатор так прокомментировал заявление Почетного президента музей-заповедника Алисы Аксеновой о том, что Игорю Конышеву не место у руля ее детища, о выполнении новым генеральным директором задач, поставленных перед ним Министерством культуры, о грядущей оптимизации, о миллионных закупках команды Конышева роялей и прочих предметов.

О ТОМ, НА ЧЬЕЙ СТОРОНЕ МИХАИЛ КОЛКОВ В «ПРОТИВОСТОЯНИИ» ИГОРЯ КОНЫШЕВА И АЛИСЫ АКСЕНОВОЙ

«Я на стороне развития музея. Мнение Алисы Аксеновой безусловную имеет основу: Алиса Ивановна много лет руководила музеем - она знает коллектив, как складывались экспозиции. Ее мнение значимо. Я выступаю за то, чтобы была действительно серьезная дискуссия, в том числе и внутри музея, по поводу его дальнейшего развития… Я полагаю, что и Алиса Ивановна и Игорь Валерьевич должны свои позиции обсуждать. То что разность мнений выходит в СМИ — это хорошо, это говорит о том, что все что происходит в ВСМЗ — это действительно волнует очень многих людей. Разность идей и восприятия — как раз вызывает интерес, желание разобраться.

А что касается сути. У нас был визит в область министра культуры. Мы этот вопрос обсуждали, Алиса Ивановна предоставила Мединскому возможность познакомиться со своей позицией. Потом от министра пришел ответ, что на сегодняшний день оснований для смены руководства ВСМЗ он не видит. Это позиция министерства на сегодняшний день. Именно министерство назначает руководителя музея-заповедника.

Но у руководителя области, у меня очень заинтересованная позиция, чтобы музей развивался».

О СОЧЕТАНИи РАЗВИТИЯ И СОХРАНЕНИЯ

«Самая большая сложность: как сочетать развитие с сохранением накопленного. На сегодняшний день, если решать вопрос резкого увеличения потока туристов, которые пойдут через наши экспозиции — конечно нужно думать об осовременивании форм его работы. И в этом отношении мысли, которые есть у нового директора — они, как мне кажется, правильные. Можно спорить по отдельным позициям: я, например, не сторонник того, чтобы огромный баннер висел на здании «Палат». В данном случае — нет!..

Надо расширять экспозиции — в частности, ХХ век должен найти отражение в экспозиции музея. Это будет связано, я думаю, и с работой по расширению площадей музея-заповедника. Я искренне надеюсь, что в этой части будет найден консенсус между старыми и новыми сотрудниками...

Надо осовременивать форму показа, развивать медийные технологии. Есть много идей, которыми мы в рабочем порядке обмениваемся... Представляется, что должно быть больше разноплановых мероприятий в музее. Он должен быть более технически оснащенным и шире присутствовать в интернет пространстве».

О РОЯЛЕ ЗА 2,6 МИЛЛИОНА

«А вот, скажем, позиция, что он хотел бы приобрести рояль! Активно обсуждали это в СМИ — мол, это непонятная трата. Я говорю: я выступаю за сотрудничество разных учреждений культуры, за взаимную поддержку разных направлений в нашей культуре, например, за соединение темы музыки и темы кино. Очень сильные концерты можно проводить внутри музея-заповедника. Такой опыт у ВСМЗ уже есть: во дворцовом зале в Палатах выносили скрипку Василия Шульгина, рассказывали о нем, и оркестр играл его любимую музыку. Так вот, достойны ли такие формы достойного музыкального сопровождения, в частности, хорошего рояля? Мне кажется, что да. Кстати, цена этого рояля меньше, чем цена того рояля, который был приобретен для школы искусств в Гусе по поручению губернатора… При этом деньги на музейный рояль — это деньги не Владимирской области, это деньги ВСМЗ, который достаточно успешно пополняет кассу культуры.

У меня нет представления, куда именно встанет рояль. Я знаю, куда бы я его поставил, скажу вам честно. Но рассказывать об этом не считаю корректным и правильным. Полагаю, что нынешний директор и сотрудники ВСМЗ представляют не хуже меня — куда его поставить.

Есть негативные трактовки самой закупки рояля. На это можно посмотреть и с другой стороны. Есть категория читателей и комментаторов, для которых любые деньги больше миллиона — уже тоже самое, что миллиард, то есть запредельные деньги. А большие это деньги или нет для того, чтобы привести любой музей в порядок.. Я вас уверяю, что миллион — это деньги очень небольшие.

Нужен рояль или не нужен? Этот вопрос имеет совершенно практическое значение. Если приобретается инструмент и используется в ходе многоплановых культурных акций, которые привлекают целевые аудитории в музей — то это вполне может быть оправдано. Материальные вложения в культуру, которые идут от спонсоров, от федеральных структур, от муниципалов — мы их всецело приветствуем».

О ТОМ, ЧТО ОПТИМИЗАЦИЯ - ВОВСЕ НЕ ОЗНАЧАЕТ СОКРАЩЕНИЕ

«Есть еще шаги, которые ставятся под сомнение средствами массовой информации. Например, привлечение внешней организации для оценки того, насколько оптимально штатное расписание сегодняшнего музея. Стоимость такой работы — она, в общем, не высока. Когда аналогичную работу заказывают корпорации, то ее стоимость может исчисляться миллионами рублей. И в данном случае, когда привлекается внешняя организация, чтобы оценить, насколько штатное расписание соответствует задачам, которые надо решать — это право любого руководителя, кто бы на сегодня таким руководителем не оказался. Конечно, понятно, что слово оптимизация коллектив нервирует, но оптимизация вовсе не означает «сокращение». Иногда бывает важно оценить, где не хватает человеческих ресурсов.

Когда документ появится — тогда можно будет о нем думать. Иначе получится: Солженицына не читал, но осуждаю. Относительно того, не останется ли Конышев один со своими проверенными сотрудниками… А кто будет обеспечивать работу музея-заповедника? Музей-заповедник — это еще несколько десятков квалифицированных гидов, это смотрители, это замечательные профессиональные люди. Это большой человеческий капитал. Мне кажется, ни один руководитель не хочет разбазаривать свой капитал, тем более, если этот руководитель работает в жанре корпоративной культуры, который хочет, чтобы его структура была эффективна с точки зрения финансовых показателей».

О ТОМ, ЧТО ИГОРЬ КОНЫШЕВ — НОСИТЕЛЬ КОРПОРАТИВНОЙ КУЛЬТУРЫ

«Есть еще вопрос соответствия буквы и духа. Конечно, Владимиро-Суздальский музей-заповедник — он в человеческом плане сложившийся коллектив, где люди еще очень ценят комфорт и человеческие отношения друг к другу. Игорь Конышев в данном случае - носитель другой, корпоративной культуры. Он решает вопросы теми формами, которые ему, как управленцу, в большей степени присущи. И моя позиция, положа руку на сердце: он тоже должен слышать коллектив, учитывать эти сложившиеся связи, и то, что традиции и люди музея — это не меньший потенциал и капитал музея, чем те артефакты, которые в нем находятся. Музей — это в огромной степени те люди, которые там работают.

Но я категорически против того, чтобы трактовать все действия нового руководителя как идущие сугубо в разрез с интересами коллектива и развития музея. Здесь действительно есть серьезные проблемы — проблемы развития, которые необходимо решать».

О ТОМ, ЧТО НЕДОВОЛЬСТВО СВЕТЛАНЫ МЕЛЬНИКОВОЙ ОРГАНИЗАЦИЕЙ КАТКА В «ЛИПКАХ» ПРИ ИГОРЕ КОНЫШЕВЕ НАКОНЕЦ УСЛЫШАНО

«Нам очень важно, чтобы из всех этих дискуссий музей-заповедник выходил с новыми интересными акциями, с новыми выставками. И ему здесь во многом готовы идти навстречу. Даже обустройство площади к Новому году тоже учитывает интересы ВСМЗ: я имею в виду перенос катка из «Липок» в парк Пушкина и наоборот. Потому что каток — он фактически перекрывал пространство перед музеем-заповедником. Для организованных групп это представляло проблему. Посмотрим как будет в этом году. Потому что редко бывает, чтобы в одном решении только плюсы были или только минусы».