Регистрация / Вход Вт, 16 июля 2019, 18:03

Пенсионная повестка губернаторских выборов

Кандидат в губернаторы от КПРФ Максим Шевченко заявил, что 17 июля на митинг против повышения пенсионного возраста в городе Владимире может прийти до 10 тысяч человек
17 Июля 2018, 09:58 83 12825

Во вторник, 17 июля, во Владимире, в «гайд-парке» (на территории Центрального городского парка) пройдёт митинг, организованный профсоюзами против пенсионной реформы. Начало акции - в 17:00. Об этом в интервью Зебра ТВ сообщил выдвинутый кандидат в губернаторы Владимирской области от КПРФ Максим Шевченко. Он также планирует принять участие в акции, в которой, по его словам, может принять участие до 10 тысяч человек.

В интервью Шевченко раскритиковал губернатора Владимирской области Светлану Орлову за оказание давления на депутатов городских и сельских Советов при принятии ими решения, кому из кандидатов в губернаторы отдать подпись при прохождении так называемого муниципального фильтра. Максим Шевченко также выделил пять кричащих проблем Владимирской области: чудовищная бедность населения; закрытие предприятий и их рейдерские захваты; экология; сложная ситуация в сельском хозяйстве; бедственное положение пенсионеров.

***

Уже ясно, кто может претендовать на статус кандидатов в губернаторы Владимирской области, 8 человек. Их может стать меньше, но больше точно не будет. Вы какую оценку этим выборам можете дать, с точки зрения конкурентности? Что вы думаете про перспективы прохождения вами муниципального фильтра? Как вы оцениваете качество кандидатов, учитывая, что некоторых из них можно назвать техническими? Замечаете ли вы неравенство по доступу к классическим СМИ — телевидению, газетам и радио?

Я слово «технические» не воспринимаю в данном контексте. Потому что ни о какой технике речи нет. Речь идёт о совершенно преступном давлении губернатора Орловой и её окружения, [заместителя председателя Законодательного Собрания, лидера регионального отделения партии «Единая Россия» Ольги] Хохловой, например, на политическую систему Российской Федерации в масштабах Владимирской области.

Я подал иск в Следственный Комитет, по которому губернатор Орлова является ответчиком. Я указал, что у меня есть масса свидетельств, которые я готов представить, о давлении, которое оказывается на муниципальных депутатов и на депутатов районных советов, с целью принуждения их к тому, чтобы отдать подписи за Орлову, чтобы она потом их раздавала тем, кого вы называете «техническими» кандидатами. Это абсолютная дискредитация политической системы Российской Федерации.

[Примечание Зебра ТВ: депутаты городских и районных Советов могут отдать свои подписи хоть нескольким кандидатам в губернаторы при прохождении ими «муниципального фильтра», но облизбирком, принимая решение о регистрации кандидатов или об отказе в регистрации, засчитает только ту подпись, которая была дана первой, то есть все остальные автографы будут признаны недействительными, и это станет основанием для отказа в регистрации].

Меня особо, скажем так, возмущает, что это делается от имени самой большой партии Российской Федерации — «Единой России», хотя я знаю очень хорошо много людей и в руководстве «Единой России», и знаю [секретаря Генсовета партии] Андрея Турчака, кстати, лично. Я уже познакомился во Владимирской области с единороссами. Я знаю, что многие из них — порядочные люди, которые не хотели бы в этом участвовать, которые вполне могли в открытой политической конкуренции изложить свою программу, одержать победу в силу каких-то личных качеств. Но людей принуждают путём запугивания и угроз к тому, чтобы они отдавали подпись за неё. Им угрожают закрытием их бизнеса, перекрытием каналов какого-то развития.

По моим сведениям, во многих районах Владимирской области заранее, до начала официальной кампании, с людей собирались подписки, что они отдадут подпись только за Орлову. Потом сразу же собрали просто полностью, всех муниципальных депутатов заставили подписаться за Орлову. Вот, обладая этими первыми подписями, она потом раздаёт это всё остальным кандидатам, которых вы называете «техническими». На мой взгляд, эти партии, в данном случае, участвуют просто в преступном сговоре против выборной системы Российской Федерации.

Я думаю, что по итогам всех этих событий я, безусловно, подготовлю серьёзный доклад, который я представлю, в том числе и на федеральном уровне, и «Единая Россия» будет делать выводы. Зачем им это надо? Вот зачем это надо Турчаку? Зачем это надо депутатам Государственной думы от «Единой России», которым сейчас и так непросто, так как они должны объяснять стране необходимость повышения пенсионного возраста? Вот зачем им нужны губернаторы, которые отказываются от честной, открытой конкуренции, и используют свой ресурс исполнительной власти для давления на власть законодательную? И прикрываются при этом партией, как это делает Орлова, как это делает Хохлова, как это делают ещё ряд людей, понимаете? Поверьте, что все имена и все персоналии — абсолютно известны, прозрачны. Есть масса свидетельств у людей, которые готовы рассказать о том давлении, которое на них оказывалось, как их принуждали отдавать подписи за Орлову, и, безусловно, это так всё не останется без внимания. Что касается муниципального фильтра, то мне ясно совершенно, что это — антидемократическая, антиконституционная норма, в том виде, в каком она существует. И она не способствует демократии и препятствует реальному политическому процессу, который шел бы в интересах региона.

Как бы ни закончилось всё 9 сентября, вы не планируете запустить какую-то кампанию на федеральном уровне, может быть, с привлечением людей со взглядами отличными от ваших, по отмене муниципального фильтра?

Мои политические взгляды — демократия, свобода, справедливость и развитие.

Но есть же люди, которые могут несколько по-другому смотреть на вот эти вещи, которые вы назвали, понимать их несколько по-другому...

То есть — тирания, несправедливость?

Я не совсем это имел в виду...

Ну да, я вот вижу — госпожа Орлова, она так действует, естественно.

XXI-9242-Shevchenko.jpg

Но вы всё-таки планируете запустить какую-то кампанию для того, чтобы муниципальный фильтр был отменён? На будущее, потому что сейчас-то мы уже ничего не изменим...

Во-первых, не факт, что мы сейчас ничего не изменим. Я считаю, что наша борьба — а я говорю не только о себе; я говорю о тех тысячах людей, которые меня поддерживают... Я каждый день встречаюсь с сотнями людей. 13 июля я был в Александровском районе, там десятки людей приходили на встречи со мной. Я разговариваю с людьми. Когда люди узнают про муниципальный фильтр, а ведь большинство людей ещё и не знают, что это такое, они просто задаются вопросом: «А какое это имеет отношение к реальности-то»? Они-то уверены совершенно, что парламентская партия КПРФ, которая меня выдвинула, которая вторая по численности фракция в Государственной думе, ну как бы должна участвовать в выборах.

И вот сейчас складывается ситуация, когда в силу своих личных страхов, боясь меня — своего единственного реального оппонента, госпожа Орлова просто выбивает из выборов во Владимирской области крупнейшую политическую партию страны — парламентскую, раздавая голоса микроскопическим партиям, которых никогда не видели, так называемого «Богдановского пула» - кто видел, кто знает про них? Какие-то «коммунисты», какие-то левые люди. Поэтому я думаю, что это не останется безнаказанным.

Мы все слышали выступление [председателя Центральной избирательной комиссии Российской Федерации] Эллы Александровны Памфиловой, которая дала совершенно ясную и чёткую оценку давлению на депутатов при процедуре прохождения муниципального фильтра, и я знаю, что она это сделала именно на примере Владимирской области. Элла Александровна внимательно следит за ситуацией, я её очень хорошо знаю лично много лет. Мы с ней работали по Дагестану, где я в 2016 году шёл кандидатом в Государственную думу. Я там не проходил муниципальный фильтр, но я стал свидетелем массовых преступлений против закона о выборах, и я тогда с Эллой Александровной провёл целое расследование, привёл к ней массу свидетелей из Дагестана, с которыми она побеседовала лично, в том числе с политиками, которые там шли. И звучали свидетельства о запугивании людей, о применении силового ресурса, о фальсификации выборов. И где сейчас [глава Республики Дагестан Рамазан] Абдулатипов? Где правительство Дагестана?

Элла Памфилова не всегда в публичном пространстве всё заявляет, она очень опытный политик, но результаты её деятельности мы видим. Те люди в Дагестане, которые препятствовали нормальному избирательному процессу, сегодня дают показания в Следственном Комитете или арестованы Федеральной службой безопасности. Поэтому мне кажется, что надо помнить дагестанский прецедент и не пытаться повторять печальную судьбу тех, кто пытается решать свои личные проблемы за счёт государства и крупнейшей политической партии «Единая Россия», прикрываясь её брендом.

Памфилова ясно сказала, что муниципальный фильтр не работает - складывается ситуация, когда одна партия узурпирует все подписи, а потом их раздаёт, как милостыню остальным. Это не мои слова, это слова главы Центризбиркома. Элла Александровна сказала, что будет заседание рабочей группы по муниципальному фильтру у [первого заместителя руководителя администрации президента Российской Федерации] Сергея Владиленовича Кириенко, в управлении внутренней политики администрации президента, где будут разбираться с этим вопросом, и я вас уверяю, что и владимирская ситуация будет там детально разбираться.

А вы столкнулись с тем, что, например, какие-то СМИ вас игнорируют?

Честно вам скажу, меня игнорируют только государственные СМИ, они делают вид, что меня просто не существует. Имейте в виду, за это время никто из Белого дома не вышел со мной на контакт официально, никто. Ладно, Орлова — она у нас такая занятая, она ездила по области. Вот как раз 13 июля я был в Александровском районе, она ездила в Струнинскую больницу, и там нашла виновных [в плачевном состоянии больницы], что это не она виновна. А виновны те, кто там чего-то не так использовал - 26 миллионов там и так далее. У неё всегда же виновны не она; там виновны её замы, которые воровали, покупали «золотые ёршики» не для неё оказывается, а просто вот хотели купить «золотой ёршик» для унитаза за 28 тысяч и так далее. А она всегда такая чистая. Какая ты такая чистая, когда у тебя некоторые заместители арестованы и муж [бывшего] пресс-секретаря? Она что, была не в курсе этого всего? Всё это очень подозрительно.

Поэтому я так полагаю, что государственным СМИ здесь дан приказ, как говорится, ни интервью со мной не делать, вообще, чтобы люди не знали, что Максим Шевченко идёт во Владимирской области в губернаторы.

Все независимые СМИ во Владимирской области — Зебра ТВ, ПроВладимир, Владимирские новости, Томикс, Молва33 - я чувствую с их стороны настоящую демократическую поддержку и журналистскую солидарность. Мне очень приятно, что во Владимирской области, на древней русской земле, в колыбели русского государства, дух многих людей не сломлен, люди не поддаются диктату и тирании, и на самом деле говорят и пишут то, что думают, а не то, что им приказывают сверху.

Многие говорят, что пенсионную реформу к губернаторским выборам притягивать, может быть, не совсем корректно, потому что губернаторы в данном вопросе ничего не решают, это — федеральная повестка. Вы как к этому относитесь?

Во-первых, Светлана Юрьевна Орлова — не просто губернатор, а она ещё и один из организаторов партии «Единая Россия»; она — одна из тех, кто создавал партию «Единая Россия». И сегодня она идёт по списку «Единой России». Если бы она осмелилась, как президент Путин, идти по внепартийным спискам... Вот Путин шёл на президентские выборы, дистанцировавшись от «Единой России», совершенно ясно, и он собрал голоса людей. Что ей мешало как губернатору тоже дистанцироваться от «Единой России»? Она что, не смогла бы здесь собрать поддержку и стать самовыдвиженцем? Могла. Конечно, тогда бы ей все задали бы вопрос: «Ты что, себя с Путиным сравниваешь, что ли»?

[Примечание Зебра ТВ: по закону кандидатов в губернаторы выдвигают исключительно политические партии, самовыдвижение невозможно; если бы Светлана Орлова не захотела бы выдвигаться от «ЕР», ей пришлось бы это сделать от другой партии].

Но, так или иначе, Орлова — главное лицо и выдвиженец «Единой России», партии, которая берёт на себя ответственность за увеличение пенсионного возраста. Мы видим сегодня по всем телеканалам, везде именно депутаты от «Единой России», многих из них я знаю лично, они разъясняют необходимость этой реформы, что она будет не такая плохая, как люди чувствуют, и как люди её видят. И поэтому я считаю, что госпожа Орлова на тысячу процентов несёт ответственность за пенсионную реформу — она выступает от партии, которая отвечает за увеличение пенсионного возраста. Поэтому, естественно, все вопросы к ней. Все остальные партии выступили против: КПРФ — против; ЛДПР — против; «Справедливая Россия» - против. Да, она несёт за это прямую ответственность, и пусть она её несёт. 9 сентября мы все зададим вопрос, это будет фактически референдум о пенсионной реформе: «Госпожа Орлова, зачем увеличиваете пенсионный возраст жителям Владимирской области? Чтобы они умирали через год после того, как выходят на пенсию? Это ваша жизненная позиция»?

XXI-9235-Shevchenko.jpg

Назовите пять основных, кричащих проблем Владимирской области?

Без удовольствия, с горечью в сердце, назову.

Первая — чудовищная бедность населения. Это про всех, кто хоть как-то был связан с системной работой на государственных предприятиях, рабочий класс, прежде всего.

Владимирская область была в советское время и при [бывшем губернаторе Николае] Виноградове достаточно индустриальным регионом — работало много фабрик, ткацкие фабрики, оборонные предприятия; практически каждый город был центром какого-то старинного, даже не в советское время, а ещё раньше возникшего традиционного производства. Допустим, в Вязниках — там ткацкое дело ещё с XVIII века было, там росли поколения рабочих людей, которые были преисполнены гордостью за свой труд. И я знаю таких людей, представляющих трудовые династии, я с ними разговариваю, люди с гордостью говорят, что они — рабочий класс. Сегодня закрыты все предприятия, нищета.

Я был в Карабаново Александровского района, мне женщина рассказывала, что её муж встаёт полтретьего ночи и едет в Москву. Только на проезд туда-обратно тратит 600 рублей в день, а ему ещё надо что-то поесть. Допустим, человек работает 20 дней в месяц — уже вылетает из бюджета порядка 15 тысяч. А семья из четырёх человек с маленькими детьми на круг зарабатывает 50 тысяч, остаётся 35 тысяч. При этом кормилец постоянно не дома, каждый день тратит на дорогу туда-обратно по 5-6 часов. А он был высококвалифицированным специалистом на местной ткацкой фабрике до тех пор, пока её не обанкротили.

Или возьмём историю «Мортаделя». Это — второй пункт, про то, что Орлова не помогает предприятиям, которые испытывают трудности. [Первый вице-президент этой компании] Эльвира Агурбаш открыто обвинила губернатора Орлову в том, что она получает дотации на миллиард 400 миллионов на развитие сельского хозяйства и животноводства, а у «Мортаделя» - огромные свинарники, и неизвестно, куда эти деньги деваются. Предприятие, которое давало области рабочие места, банкротится. Просто происходит его рейдерский захват. Губернатор занимает позицию, по крайней мере, не вмешиваясь в действия рейдеров. Слушайте, если представитель исполнительной власти позволяет, чтобы на его глазах гробилось и захватывалось успешное, известное предприятие с высоким брендом, то как это назвать-то?! По крайней мере, это преступное равнодушие.

Третья проблема — это экология. Значит, первая — нищета и лишение работы, выкидывание людей из нормальной жизни; вторая — закрытие предприятий и рейдерские захваты. И теперь — экология.

Госпожа Орлова заключает соглашения с министром природных ресурсов и экологии Дмитрием Кобылкиным, и они говорят всей области, что свалки, это — сырьевой ресурс, оказывается. Почему они их выталкивают из Подмосковья сюда, во Владимирскую область? Речь идёт не о современных мусороперерабатывающих заводах, которые стоят в Европе, куда раздельный сбор мусора происходит, а на захоронение идут десятые доли процента от общих объёмов. Речь идёт о карьерах, куда просто будут ссыпать гниющий, ядовитый мусор. Почему? Потому что в Московской области многие москвичи имеют дачи, например, в Волоколамском районе, журналисты имеют дачи, и власти выталкивают мусор сюда, во Владимирскую область, подальше, но не очень далеко, чтобы не делать перевозку мусора более дорогой. При таком губернаторе, который покрывает любые преступления против жителей Владимирской области, делай, чего хочешь! Петушинский район — свалка; Киржачский район — свалка; Александровский район... Врут, что не будет свалки, хотя люди уже вычислили, что свалка будет в Александровском районе, и это будет московская свалка, хотя, опять-таки — врут, что она будет не московская.

Мы видим, что в Киржачском районе полторы тысячи гектаров, включающих в себя реликтовый лес, это бывшая военная территория, передаётся под эту свалку, и, опять-таки — врут, что её там не будет. Хотя жители Филипповского прекрасно знают, что она там будет. В обход жителей Филипповского пытаются провести общественные слушания вместо публичных. Я присутствовал в Киржаче на заседании районного Совета, там говорили, что мнение жителей будут спрашивать на сайте. Но там интернета нет! Из Киржача выезжаешь — у тебя на телефоне одно деление! Кабеля там в глаза никто не видел. Кто на этот сайт будет писать? И вот они сами на сайт напишут, а потом скажут: «Жители поддержали! Все за эту свалку. А кто не высказался, тот не виноват».

Мусорные свалки — везде мафиозная тема; это огромные, постоянно капающие деньги. Каждая машина, которая привезёт во Владимирскую область гниющие, ядовитые остатки — с этой машины кто-то получит какой-то откат. Кто? Я думаю, что соответствующие структуры и органы разберутся. Я, вообще, считаю, что тема свалок должна быть в ведении Федеральной службы безопасности. Вот там есть управление по экономической преступности, по противодействию коррупции, и вот я считаю, что в ФСБ должно быть управление по экологической безопасности. Рассматривайте это как моё предложение.

Смотрите: какой-то смертник-террорист взрывает себя, как, например, в Домодедово, что ужасно, так как гибнут десятки людей, это страшная трагедия. Но через неделю жертв уже похоронили, оплакали, мы их помним и по ним скорбим, но жизнь продолжается. И вот свалка — привезли к вашим домам десятки тонн ядовитых отходов, при этом вам врут, что они неядовитые. А под Киржачским районом формируется водная линза Клязьменского бассейна, там почти идеальная вода, и это всё будет отравлено. Это — экологический терроризм. Я считаю, что ФСБ должно арестовывать тех, кто делает переработку в России не на современном уровне. Лишают же прав на управление автомобилями тех, у кого показатели по выбросам СО превышают норму. Значит, машину водить нельзя, а десятки тонн мусора можно захоранивать во Владимирской земле, чтобы отравлять подземные источники? Я считаю, что Орлова несёт прямую ответственность за это.

Четвёртая проблема - это, безусловно, положение сельского хозяйства, которое сегодня недопустимо для Владимирской земли. Я, вообще-то, фильм снимаю про Владимирскую область, который я потом выложу в интернет, и страна узнает много интересного про жизнь здесь. Я много езжу по региону, разговариваю с людьми. Вот, например, вокруг Юрьев-Польского стоят хорошие поля. Или едешь по другим местам — Суздальский район, Киржачский район — и видишь огромные пространства, которые, очевидно, в советское время использовались в сельском хозяйстве, а сегодня они поросли бурьяном. А это — древнейшая сельскохозяйственная цивилизация, люди там уже тысячу лет назад валили леса, пахали землю, сеяли. А сейчас — запустение. Вместе с тем, завозятся импортные продукты питания, в то время, как Владимирская область могла кормить пол-Москвы. Развивай сельское хозяйство, вкладывай 1,4 миллиарда рублей федеральных субсидий в реальное дело, поддерживай тех, кто хочет работать, а не уводи эти средства неизвестно куда. И уровень жизни на селе поднимется

Пятый пункт — это положение пенсионеров и пенсионная реформа. Что бы они ни говорили, я считаю, что это не федеральная повестка, это — повестка Владимирской области, а Орлова, как единоросс, несёт за это прямую ответственность. Вот пенсии — четыре, пять, шесть тысяч! Они совесть потеряли, когда говорят, что если человек на старости работает, он лучше себя чувствует. Представляете, что они нам говорят нашим старшим? Но это же и нас касается! Они породили ещё один социальный конфликт: допустим, работает молодой человек, которому 25 лет, и вот его старший коллега подходит к пенсионному возрасту... Это касается рядовых, массовых профессий — бухгалтеров, юристов, всех людей, которые каждый день ходят на работу. И молодой парень знает, что условный Иван Иванович скоро уйдёт на пенсию, и он сможет на ступеньку подняться по служебной лестнице, можно будет его место занять. И вдруг Иван Иванович остаётся ещё на пять лет на этой работе, и молодому человеку говорят: «А ты сиди, и получай прежнюю зарплату ещё пять лет, не будет у тебя никакого карьерного роста». То есть, они, не создавая новых рабочих мест, одновременно заставляют пожилых дольше работать, и ещё это оправдывают.

Сегодня, 17 июля, в 17:00 в «гайд-парке» во Владимире будет огромный митинг против пенсионной реформы, который проводят профсоюзы и я как народный губернатор. Порядка 10 тысяч человек может собраться. Мы будем протестовать против этой антинародной и бесчеловечной реформы. Я знаю, как они уговаривали профсоюзы не проводить это всё, и благодарю за мужество председателя Владимирского областного объединения организаций профсоюзов Надежду Александровну Сухарникову, я знаю как на неё давили, чтобы она это не проводила. Она правильно поступила, так как надо защищать интересы народа, интересы человека труда.

XXI-9237-Shevchenko.jpg

Вернёмся к вашему заявлению в Следственный Комитет. Вы его подали 10 июля, а на следующий день во Владимирскую область приехал председатель СК Александр Бастрыкин. Многие предположили, что вы знали о его приезде, и специально подали заявление накануне, чтобы создать шумиху вокруг всей этой истории.

Я воспользовался своим правом гражданина. Каждый гражданин имеет право подать заявление на имя главы Следственного Комитета. В каждом региональном управлении Следственного Комитета есть специальный отдел, который принимает заявления не просто к следователю, а на имя главы всего ведомства, когда гражданин полагает, что это дело носит государственный характер, и что лично Александр Иванович Бастрыкин должен с ним ознакомиться. Я знаю, что он ознакомился с моим заявлением. Я знаю, что серьёзные политики в Москве связывались с ним и просили обратить внимание на это заявление. Это политики очень серьёзного уровня, поверьте. Поэтому те, кто пытается это представить какой-то местечковой политтехнологией, сильно ошибаются. Нарушение закона о выборах — это федеральное преступление, которое дискредитирует всю избирательную систему. То частное хозяйство, которое сделали из политической системы во Владимирской области, это удар и по системе выборов в России, и, ещё раз напомню, по партии «Единая Россия», которая становится ответчиком не только за пенсионную реформу, но ещё и за вот это вот, понимаете? За всё это будет спрошено и с них. Зачем им это надо, чтобы личные фобии и страхи Орловой ложились на главную парламентскую партию страны? Думайте сами, гадайте сами — случайно это совпало или неслучайно; я исполнил свой долг гражданина и буду продолжать бороться за соблюдение Конституции, закона о выборах в рамках Владимирской земли.

После того, как вы подали заявление, к вам уже приходили запросы о предоставлении следователям какой-либо конкретной информации?

Безусловно, запросы приходили. Следственный Комитет ведёт работу по факту моего заявления, и когда от меня потребуется дополнительная информация с персонализацией людей, безусловно, Следственному Комитету будут представлены доказательства, подтверждающие моё заявление. Но я ещё раз требую, чтобы губернатор Орлова была допрошена в рамках моего заявления. Я считаю, что это единственная возможность соблюдения законов Российской Федерации, так как никто не может встать над законом. Мы видели, как за прошедший год некоторые губернаторы и большие чиновники, даже федеральные министры, отвечали перед законом за свои дела. И президент Российской Федерации показал, что нет неприкасаемых в нашей стране — будь ты министр [экономического развития Алексей] Улюкаев или губернатор [Сахалинской области Александр] Хорошавин, или [председатель правительства Республики Дагестан Абдусамад] Гамидов; если ты нарушаешь закон, ты будешь отвечать. Я считаю, что сейчас происходит нарушение закона, исполнительная власть не имеет права давить на власть законодательную - это разрушает Конституционные принципы, ставит под угрозу Конституционный строй, попирает саму Конституцию. Эти люди решают свои личные проблемы за счёт политической системы Российской Федерации.