Владимирские власти поднимаются на защиту благоустройства от вандалов

В столице Владимирской области стали чаще портить городское имущество, — констатируют власти, хотя официальная статистика полиции пока не фиксирует всплеска вандализма. Чиновники снова предупреждают об уголовной и административной ответственности за сломанные скамейки «и другие элементы благоустройства». Урбанисты уверены, что угрозы — не самый эффективный метод борьбы с деструктивным поведением
Новости Автор: 17 июня, 10:30 2379

В областном центре участились «случаи совершения актов вандализма и порчи городского имущества». Неизвестные ломают уличную мебель «и другие элементы благоустройства», а также нарушают «внешний вид военной техники» в патриотическом сквере на пересечении улицы Мира с Октябрьским проспектом, — констатируют в администрации города Владимира.

Примеры девиантного поведения можно встретить почти каждый день. Читатель Зебра ТВ, представившийся Александром, в конце мая наблюдал, как «группа „условно совершеннолетних“ подростков по внешнему виду неформальной, вероятно, деструктивной субкультуры» на протяжении трех дней крушила лавочки напротив здания правительства Владимирской области.

РАССКАЗ ЧИТАТЕЛЯ ЗЕБРА ТВ

На протяжении 21 и 22 мая в патриотическом сквере в центре города Владимира, в шаговой доступности от дома правительства Владимирской области и городского муниципалитета (имеется в виду здание администрации города Владимира на улице Горького — ред.), группа «условно совершеннолетних» подростков по внешнему виду неформальной, вероятно, деструктивной субкультуры, стащила три лавки сквера в одно место и начала распивать там крепкие спиртные напитки и пиво. <...>

Эта группа лиц около трех-четырех часов просиживала на территории общественного места, отпугивая горожан и гостей столицы громкими криками, нецензурной бранью, разлетающимися в разные стороны бутылками, банками и продуктами жизнедеятельности человека — нужду и приступы тошноты справляли там же. Затем эта группа лиц, не позднее 20:30 вечера 22 мая, перебралась в общественный туалет, находящийся на территории сквера, тем самым блокировав его для посещения гостями сквера. <...>

Уже 23 мая группа лиц появилась в патриотическом сквере в районе 19:45–20:00 и тут же приступила к стандартному действу, но на этот раз разбавляя это дело уже разрушением объектов парка — скамеек. По итогу, две скамейки были повреждены, одна полностью разломана, вокруг разбросаны пластиковые и стеклянные бутылки, банки и пакеты от снеков. По сведениям очевидцев, 23 мая в сквер наконец-то прибыл экипаж полиции, который спугнул это сборище, но надолго ли — неизвестно.

От редакции. К истории Александра есть вопросы. Из рассказа непонятно, предпринимал ли сам читатель и другие горожане какие-то действия, чтобы остановить компанию подростков. Кроме того, неясно, почему полицейские приехали в патриотический сквер только на третий день. Зимой 2022 года, когда вандалы повредили в сквере грузовик УралЗиС времен Великой Отечественной войны, администрация города Владимира уже на следующий день передала записи с камер видеонаблюдения органам правопорядка.

Официальная статистика, впрочем, свидетельствует о том, что вандализм на самом деле не такая уж и большая проблема. По данным УМВД России по Владимирской области, за последние три с половиной года во всем регионе возбуждено 53 уголовных дела о вандализме: 21 — в 2021 году, 13 — в 2022-м, 15 — в 2023-м и 4 — с начала 2024 года.

Судят вандалов еще реже. Так, из 19 дел, возбужденных в 2023–2024 годах, только четыре направлены в суд (например, о повреждении бетонного забора в Коврове). По остальным, как объясняют в полиции, «ведется дознание, в том числе проводятся мероприятия по установлению лиц, причастных к противоправным действиям». Иными словами, найти вандалов получается не всегда.

ЧТО В ПОЛИЦИИ СЧИТАЮТ ВАНДАЛИЗМОМ

Под вандализмом в Уголовном кодексе РФ понимают «осквернение зданий или иных сооружений, порчу имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах». Как уточняют в пресс-службе УМВД России по Владимирской области, «противоправные деяния» могут быть выражены «в нанесении на стены зданий и иных сооружения надписей» или «непристойных, оскорбляющих общественную нравственность рисунков… причиняющих существенный ущерб их [зданий] эстетическим качествам».

Один из самых резонансных примеров таких «противоправных деяний» произошел во Владимире в 2022 году. Мировой суд приговорил 24-летнего Антона Ганюшкина к восьми месяцам ограничения свободы за граффити с пацифистским лозунгом, нарисованным на опоре путепровода возле Дома дружбы на Соборной площади. В уголовном деле фигурировали местные представители так называемой несистемной оппозиции, которые вскоре, опасаясь преследования со стороны властей, уехали из России.

После начала специальной военной операции на Украине 24 февраля 2022-го авторов пацифистских тегов на стенах чаще привлекают к административной ответственности, нежели уголовной: в полиции квалифицируют надписи как акт дискредитации Вооруженных Сил РФ (ст. 20.3.3 КоАП РФ). За два с половиной года во Владимирской области суды оштрафовали по этой статье более 20 человек, и около четверти из них — за действия, которые в иной ситуации могли бы расценить как акт вандализма (раз, два).

Доля уголовных дел о вандализме в общей массе судебных разбирательств близка к статистической погрешности: в 2023 году суды Владимирской области рассмотрели 5 998 уголовных дел всех категорий, в 2022 году — 6 565, а в 2021-м — 6 652. Возможно, случаи порчи городского имущества чаще трактуют, например, как «мелкое хулиганство» — отсюда и такие цифры.

Чтобы «свести к минимуму случаи вандализма» в мэрии Владимира «ведут работу по организации дополнительного видеонаблюдения и ревизии объектов». Чиновники также постоянно предупреждают горожан об ответственности. За вандализм, согласно статье 214 Уголовного кодекса РФ, можно получить штраф до 40 тысяч рублей или лишиться свободы на срок до трех лет.

Сооснователь общественного движения «Владимир будущего» Артем Черней согласен с тем, что видеонаблюдение необходимо для профилактики вандализма, однако куда важнее то, насколько быстро власти и сами жители реагируют на его проявление. Урбанист полагает, что страх наказания далеко не самая эффективная мера противодействия деструктивному поведению:

«Для начала стоит распрощаться с иллюзиями, что с вандализмом можно бороться исключительно при помощи запугивания и угроз. Штрафы и другие формы наказания, даже с учетом их размера и неотвратимости, работают плохо. Можно привести в пример организацию дорожного движения — сферу, где участники проходят специальное обучение, действуют строгие регламенты, внедрена система контроля за их соблюдением. Означает ли это, что все соблюдают правила? Каждый день мы видим обратные примеры.

Важно, как спроектирована и как выглядит городская среда — наше окружение не должно провоцировать нехорошие поступки. Так, например, если на улицах чисто, урны расположены в пределах видимости и не переполнены, то скорее всего человек не станет бросать мусор куда попало. Если на столбе невозможно наклеить рекламное объявление, то он точно не превратится со временем в рекламный стенд. Иными словами, крайне важно, как устроена работа городских служб, ответственных за благоустройство.

Отлично работает социальный контроль — и это не только бабушки на скамейке у подъезда. Присутствие людей всегда оказывает сдерживающий эффект. В идеале надо стремиться к тому, чтобы общественные места использовались самыми разными группами, так как это подразумевает различные жизненные сценарии. Например, владельцы собак часто гуляют ранним утром, мамы с детьми выходят на прогулки в течение дня, поздно вечером тренируются спортсмены, а ночью работают фрилансеры.

Администрации городов стремятся внедрять сервисы для приема сообщений о вандализме. Имейлы, звонки, сообщения в соцсетях, заявки, отправленные через телеграм-бота — все обращения попадают в единую систему. Крайне важна скорость реагирования на заявки. Сейчас, например, срок ответа на заявление, отправленное через Госуслуги, — 30 дней. То есть реклама запрещенных веществ может провисеть в сквере или даже на детской площадке целый месяц, прежде чем ее ликвидируют.

Хорошие результаты дает вовлечение. Общественное место, созданное при участии местных жителей, будет восприниматься ими как свое. Как следствие, — более бережное отношение и более пристальный контроль. Ну и, разумеется, на социальные науки надейся, а сам не плошай — используй вандалоустойчивый инвентарь. Все, что устанавливается на территории города, должно быть рассчитано на соответствующие нагрузки, оставаясь удобным, эстетичным и в пределах разумной цены».

По мнению Чернея, каждый случай вандализма надо разбирать отдельно, чтобы понять истинную причину проступка и адекватно на него отреагировать. Например, вместо того, чтобы «заниматься морализаторством и составлением протоколов» против подростков, которые ломают инвентарь на детской площадке, логичнее выяснить, чего им не хватает и дать это, — рассуждает урбанист.



Telegram-канал Зебра ТВ: новости в удобном формате.