Регистрация / Вход Вс, 22 октября 2017, 07:22

Профессиональная деградация

Bureev
Адольф Буреев
26 Декабря 2016, 16:34 8 3203

Именно потому, что сам я и через шесть десятилетий работы в газетах испытываю всякого рода затруднения при письме (о «непонятках» и говорить нечего), я и решился, наконец, засесть вот за эти строки. Потому что давно убедился: со стороны сказанное-написанное виднее, и если кто-то кому-то вовремя подсказал…

В этой связи вспоминается далёкое время службы в редакции Закавказского военного округа «Ленинское знамя». Коллектив там сложился с уникальнейшими творческими традициями. Дело в том, что во время войны в Тбилиси были эвакуированы многие уже тогда знаменитые советские писатели. Например Виталий Закруткин, Семён Бабаевский, Ираклий Андроников, Эммануил Фейгин, которые составили официально оформленный редакционный творческий отдел. Их публикации задавали тон, служили образцом для военных журналистов.

И – продолжали быть таковыми во все последующие годы! Как и методы совершенствования журналистского мастерства. Так, на еженедельных редакционных летучках очередной обозреватель с пристрастием анализировал наиболее показательные материалы. В ходу были довольно едкие эпиграммы вроде «поздравлений» с «открытием»: «Открыл крышку капота». Но самым грозным и действенным средством борьбы с журналистским браком была стенгазета «5- страница «Л.З.»». Кстати, определённое время я как секретарь партбюро отвечал за её выпуск. И если что, получал!

- Стыдно! Ираклий Луарсабович в самое трудное время её основал, а сейчас она почти месяц не обновляется.

Обновилась! Смотрю – чуть ли не в половину ватманского листа репродукция картины А. Иванова «Явление Христа народу» с моей фотографией в окружении вырезок из моих публикаций: «Рядовой Иванов является отличником боевой и политической подготовки», «Сержант Петров является лучшим спортсменом роты», «Лейтенант Сидоров являет собой пример для подчинённых». Урок до сих пор помню!

Как мне кажется, многие из нас, пишущих, воспринимают термин «грамотность» чересчур примитивно: лишь именно в «грамматическом» смысле. Так, уже до дыр затёрли и истрепали действительно возмутительный пример с «высокоторжественным» написанием слова «праздник» без буквы «д». Да, это действительно показатель культурно-образовательного уровня человека, но вот что касается журналистики, то здесь этот самый уровень определяется отнюдь не с помощью орфографического словаря.

Очерк об опытном, заслуженном враче. И «славословие» ему: «Он внёс свою лепту в дело развития здравоохранения в городе». Сразу недоумение: «лепта» - самая мелкая древнегреческая монета. Воспитанный человек может сказать: «И я внёс свою лепту» (свой скромный вклад), но чтобы его работу кто-то оценил – как «мелкую». Хотя в следующем абзаце уже: «Внёс очень большую лепту». Но снова недоумение: как же лепта может быть большой? И сожаление: значит, автор не сможет воспринять и приведённый кем-то другим выразительный образ: «лепта вдовицы».

А ведь образность - один из важнейших выразительных средств в журналистике. И, честное слово, не только странно, но и позорно не понимать того, о чём пишешь. К сожалению, самый распространённый пример тому – крылатое выражение «наступить на те же самые грабли». Помню приведённую аж на «Зебре» иллюстрацию: на земле лежат разбросанные зубьями вверх деревянные грабли, какими сено сгребают. Мораль: нельзя допускать беспечность в делах – «уколешься»! Как? О тупые-то деревяшки - даже если босиком ходить? Смысл же крылатого выражения ведь совершенно в другом: если приставишь грабли к чему-нибудь по-дурацки: «вниз головой» да наступишь на зубья, то черенком по бестолковому лбу так получишь – искры из глаз! Привожу на этот счёт «правильную» картинку.

img161.jpg

На мой взгляд, чаще всего смешные нелепости происходят из-за наивного желания автора «поумничать»: сослаться на нечто солидное, «блеснуть» начитанностью. Яркий пример тому – публикация в «Вашей газете» за 27 июля 2015 года материала в поддержку известной идеи о создании во Владимире набережной Клязьмы. С изумлением читаем: «Владимир во всех летописях значится как город, расположенный на правом берегу реки Клязьма». А после такого «исторического обоснования» осмельтесь-ка возразить: «Реку несложно очистить, на левом берегу разбить прогулочный (?) парк…» Эх, босоногая Палашка! Не знает, где лево, где право.

Вызывает раздражение читателей и неправильное употребление многих совершенно обыденных слов и выражений. Примеры этого даже приводить неловко – настолько они уже затёрты в критических публикациях по стилистике.

«Памятные сувениры», «первое боевое крещение», «отважные пожарники», «незаконные бандформирования»… Что-либо разъяснять тут – просто неловко.

Хотя порой всё-таки так и хочется посоветовать: «Да вдумайся ты! Перепроверь себя». Например, путаешь «надеть» и «одеть»? Дескать, это одно и то же? Так напиши на бумажке: «Одеть женщину» - и попробуй употребить другое «одинаковое» слово.

А взять совершенно странное: «Глава района - бывший полковник милиции Разов». Почему – бывший? Он что, лишён воинского звания? Воинское звание присваивается «навечно», и полковники бывают – «действующие», «запаса», «в отставке».

«Военная специфика» вообще нередко становится «территорией заблуждения». Например, читаем: «Хотя артиллерия карателей и отведена от линии соприкосновения на десяток километров, но тяжёлые орудия продолжают обстреливать прямой наводкой школы и больницы». «Во время праздничного фейерверка за 6 минут было произведено 650 залпов». «Демобилизованные воины устроили пьяный дебош на вокзале» - ведь во всех же сборниках упражнений по стилистике этот пример приведён.

К сожалению, случаев, когда пишущий употребляет примелькавшиеся слова и выражения, не особенно задумываясь, весьма нередки. Например: «Аварийность на дорогах удалось стабилизировать». Но – чему радоваться? Значит, она осталась такой же. «Обратился проявлять бдительность». Обратился с чем: с просьбой, призывом, требованием? «С трудным заданием справилось около (!) 11 человек».

Несомненно, сама собой напрашивается и тема злоупотребления иностранными словами, но эта проблема столь многогранна и непроста, что требует отдельного анализа, причём - очень компетентными лингвистами или хотя бы людьми более современными (молодыми), чем пишущий эти строки. Люди моего поколения обычно возмущаются (даже – брюзжат!), когда слышат вместо привычных русских слов витиеватый набор англицизмов, обозначающих те же самые обычные предметы и понятия. Зачем?

Но, повторюсь, тут не всё так просто. Вспоминаю, как несколько лет назад мы с весьма известным коллегой-журналистом пытались понять-разобраться в слове «пиар». Но ведь теперь оно настолько обрусело, что стало совершенно своим: «чёрный пиар», «пиарить», «пиарщик». Время и сам язык вынесли свой «приговор». Подобных примеров – великая масса. Причём даже такие мастера и законодатели русского языка, как А.С. Пушкин, не всегда могли предугадать судьбу того ли иного слова. Вспомним:

«… В высоком лондонском кругу

Зовётся vulgar (Не могу…

Люблю я очень это слово,

Но не могу перевести;

Оно у нас пока что ново,

И вряд ли быть ему в чести…)»

Стало в чести! И насчёт вульгаризмов и просто вульгарного в журналистике также можно было бы многое сказать. Тоже – весьма животрепещущая проблема.

Но, как говорится, необъятного – не объять, и если у кого-либо появится желание, то можно не только в чём-то мне возразить, но и добавить упущенное. Я же в заключение своих «размышлизмов» хочу остановиться на упомянутых в начале статьи «непонятках».

В самом деле, ну не могу я осознать принцип классификации: «погибло» и «пострадало». Просто не получается отключить элементарную логику. Например: «При землетрясении пострадали не только здания, но и, к сожалению, люди. 20 человек погибли под завалами, более 50 ранено, из них некоторые - тяжело». Нет: «20 человек погибло и более 50 – пострадало». Представим крамольный разговор. Бабушка спрашивает спасателей: «Как там мой Мишка? Всю жизнь ему не везёт! Наверное, он сильнее всех пострадал?» - «Нет, бабка, он не пострадал – погиб». Как уразуметь, что погибшие – не пострадали? Остались целыми? И, кстати, насчёт домов – тоже: те, что совершенно разрушены – «погибли», а другие, которые можно отремонтировать – «пострадали»? И как «поправить» по упомянутому критерию фразу: «Жертвы хулиганов – избитые женщины – обратились в полицию»?..

Из «непоняток» и некоторые высокомудрые рассуждения на «современные» темы. Например, на телепередаче «Право голоса» с треском ломались копья насчёт того, что такое «гражданская нация» - якобы порождение нашего времени. И, соответственно, как называть граждан Российской Федерации: по месту жительства - «россиянами» или – по «национальности»: «русскими». «татарами», «ингушами»? А разве одно другому – противоречит?

Наконец, о самом, на мой взгляд, главном. Уже по специфике профессии журналисты не просто что-то сообщают, но и (хотят они этого или даже – не хотят) выражают свой взгляд на происходящее. А то и комментируют, делают выводы. То есть, фактически формируют у читателей определённое мнение, позицию, даже мировоззрение. И тут личность журналиста, его кругозор, взгляды, убеждения имеют очень большое значение.

К сожалению, как мне кажется, за последнее время многие журналисты, особенно молодые, по этим критериям выглядят… А потому нетрудно представить, что же именно они могут формировать у читателей. Чтобы не быть многословным, а максимально конкретным, всего два примера.

По первому не только оговорюсь, но и поклянусь, что это не обыгрывание старого анекдота, а наша сегодняшняя действительность. Оправдывая своё увлечение темой отнюдь не научного взгляда на окружающую действительность, юная труженица пера назидательно мне заявила:

- Теперь на многое взгляд поменялся! На ту же теорию Дарвина, что человек будто бы от обезьяны произошёл. Если это так, то что-то не слышно, чтобы сейчас где-то обезьяны в людей превращались!

Да, сейчас нередко – обратный процесс…

Но эта тематика – ещё полбеды. Уважая принцип «Зебры» «не лезть в высокую политику», я, тем не менее, хочу заметить, что в ближайшее время без темы 100-летия Октябрьской революции - не обойтись. И многое в неминуемых спорах-дискуссиях будет зависеть от того, насколько оппоненты будут квалифицированны в своих рассуждениях. Однако уже читаю абсолютно безапелляционное: «Социальная справедливость – это химера, потому что эксплуатация – вечна: муж эксплуатирует жену, а жена – мужа». Честное слово, это ж совершенно элементарно: знать, что такое эксплуатация человека человеком, форма собственности на орудия и средства производства, социально-экономическая формация, в чём различие между понятиями «страна» и «государство».

Как известно, журналистов издавна называют «врачевателями пороков общества». Столь же известно, что врач просто обязан быть здоров, дабы не навредить пациентам. Вот почему сейчас так актуально для пишущих ещё в древности изречённое: «Врачу, исцелися!».

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции