Регистрация / Вход Пн, 17 декабря 2018, 19:31

«Черные метки» Сипягину

golov71
Сергей Головинов
7 Ноября 2018, 11:37 26 8197

Государственное телевидение с плохо скрываемой интенсивностью и тенденциозностью проявляет повышенный интерес к Владимирской области и ее новому губернатору Сипягину. Федеральное ТВ выпустило уже 3 репортажа, которые можно мягко назвать критическими. Россия-1, 1 канал и Россия-24 бичуют весь спектр хорошо знакомых жителям региона проблем — плохие дороги, разваливающиеся больницы, переполненные мусорные полигоны, ветхое жилье, низкие зарплаты, сбоящий общественные транспорт. И к каждой проблеме, так или иначе, привязывается новый губернатор Сипягин, который не проработал еще и месяца.

У всех «выявленных» федералами болевых точек достаточно долгая история хронических заболеваний. Эти болячки спровоцированы и нездоровым образом жизни при губернаторе Виноградове, и неправильной диетой при губернаторе Орловой, и шарахающимся курсом лечения при общем руководстве президента Путина. Но ответственным за немедленное излечение федеральные СМИ предлагают сделать губернатора Сипягина.

В редакции Зебра ТВ полярное отношение к такой, скорее всего, срежиссированной информационной атаке - от условного «Назвался груздем - полезай в кузов» или «Держи удар, это политика, детка», до «Руки прочь от Анджелы Дэвис» или «Это наш сукин сын и мы сами должны его бичевать».

Аргументы в пользу позиции «Груздя» - губернатору хватит держать МХАТовскую паузу, пора если не предпринимать внятные действия, то хотя бы начать посылать сигналы и выражать свою позицию. Иначе ни избиратели, проголосовавшие во многом из протеста, ни Кремль, якобы наблюдающий за ситуацией со стороны, не поймут: «Ху из мистер Сипягин, про что он, куда путь держит?».

Резоны в пользу позиции «Наш сукин сын» - за один месяц работы сложно ожидать кардинальных перемен, есть международные стандарты 100 дней, во время которых формируется команда, проводится ревизия наследства и определяются главные векторы. ЛДПР и так нередко называют популистской партией, не хватало, чтобы представитель этой партии на практике начал им заниматься. Да и предшественница Сипягина уже выбрала весь лимит популизма.

А вот в чем мнение в редакции Зебра ТВ, вроде бы, сходится, так это в определении возможного «заказчика» информационной атаки. В том, что предыдущий губернатор Светлана Орлова до сих пор остается политиком федерального масштаба сомневаться не приходится хотя бы потому, что президент Путин пригласил ее на прием после провала на выборах. Но и переоценивать возможности аппаратного тяжеловеса Орловой не стоит. Версия о мести проигравшем выборы губернаторе, инициировавшем накат на своего политического обидчика, не находит подтверждений.

Наиболее реалистичной кажется гипотеза о том, что установку на информационную атаку могли дать из условного Кремля - ну кто еще может организовать такой сериал из критических репортажей на федеральном ТВ.

Сложнее с вопросом - зачем мог понадобиться такой демонстративный обстрел из тяжелой артиллерии далеко не самого важного и приметного 33 региона. Вариант «Чтобы другим регионам неповадно было выбирать несогласованных с Москвой губернаторов» интересен, но слишком далеко по времени отнесен от следующих региональных выборов. Федеральному ТВ по законам медиа-жанра придется постоянно поднимать градус, и запасов информационных дров может просто не хватить, чтобы избиратели в других регионах не забыли до выборов, что им грозит в случае победы протестного кандидата в губернаторы.

Версия с подготовкой общественного мнения в самой Владимирской области к досрочной отставке губернатора Сипягина более вероятна и популярна у различных толкователей. Мол, в Кремле уже написали различные сценарии ухода Владимира Сипягина - от добровольного или технического до принудительного и эксцессивного. Якобы и замена уже наконец-то найдена. Например, бывший вице-губернатор Алексей Конышев, который специально выведен из команды губернатора Сипягина, чтобы с чистым бэкграундом выйти во всем белом из газпромовского окопа и подхватить падающую в пучину безвластия область. Или кто-то другой.

У гипотезы с «раскачиванием лодки» общественного мнения, чтобы оно было готово согласиться на устранение только что выбранного губернатора, есть один существенный изъян — уже далеко не подавляющее большинство жителей Владимирской области являются пациентами клиники под кодовым названием «зомбоящик». Да и часть жертв телепропаганды может не согласиться со столь грубой терапией их взглядов. Как ни крути, а большинство избирателей, хоть и в знак протеста, но поставило галочку напротив фамилии Сипягина.

Психическая атака федеральных телеканалов уже начинает вызывать обратный эффект у социальных групп, которые принято считать если не авторитетами общественного мнения, то как минимум активными участниками общественных процессов. Да и беглый опрос среди не попадающих в социологические кластеры граждан показывает, что заказной характер атаки считывается и посыл Кремля, если он есть, отторгается.

Есть еще и вегетарианский сценарий возможного происхождения информационного сериала «Сипягина к ответу». При неформальном общении с федеральными авторами некоторых репортажей прозвучали, например, такие объяснения. Первый «наезд» про срыв сроков выполнения президентского поручения по ремонту Струнинской больницы был настолько груб и шит белыми нитками, что из Кремля прозвучало уточнение «заказа» - снять градус конфликтности и пожурить Сипягина, но за дело и аккуратно. На вопрос, а зачем, вообще, понадобилось «наезжать» на только что избранного губернатора Владимирской области в публичном пространстве, федеральные коллеги пояснили так - чтобы привести его в чувство и простимулировать к более активным и внятным шагам. И сделать это якобы требуется именно руками центральных масс-медиа, а прямым указанием из Кремля.

Во всей это истории печально, что к Сипягину действительно начинают накапливаться пока еще не претензии, но уже вопросы, на которые все нет и нет ответов. Но генеральный посыл о том, что хватит изображать из себя буддиста, который сидит на берегу реки и ждет, когда мимо него проплывет труп врага, закопан в массе упреков, которые относятся именно к «наследию Орловой». Ну, например, музыканты губернаторского оркестра, только сейчас что ли заметили, что у них низкие зарплаты и побежали в другие регионы, им Сипягин снизил зарплаты что ли? Или владельцы придорожного бизнеса на федеральной трассе М-7 только через месяц после выборов губернатора оказались отрезаны от дороги после капитального ремонта или это давняя проблема?

А вот то, что новый губернатор никак не отреагировал на то, что рынок общественного транспорта в городе Владимире трясет, уже вызывает вопросы. Да, это муниципальный уровень, но хотя бы обозначить свое отношение, предложить варианты смягчения последствий или, напротив, поддержать мэрию Владимира, которая устроила этот автобусный передел, губернатор мог. Но этого не было сделано. А еще губернатор мог бы выразить свою позицию по мусорной реформе, провести переговоры с участниками рынка, дать поручение заняться корректировкой кривой территориальной схемы, да, хоть бы послать внятный сигнал всем участникам процесса. И этого тоже до сих пор не было сделано.

Но федеральные критики мешают всё в кучу, оставляя для местной аудитории на поверхности лишь недоумение. Такое микширование фактов и подгонку их под нужный манипулятору вывод и называют постправдой. В истории с «наездом» на Сипягина обидно, что очищенный от небрежно перемешанных фактов вывод, возможно, и не является таким уж манипулятивным. Но уши заказчика все равно торчат и это неприятно: «Дайте нам самим разобраться с тем, кого же мы выбрали на волне протеста. Не надо так нарочито подсказывать правильный ответ. Возможно, этот ответ не такой уж и правильный».

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции