Регистрация / Вход Вт, 16 июля 2019, 23:32

Кому нужен национальный парк?

SolovyevAN
Альберт Соловьев
24 Июня 2019, 11:30 2 976

В последние годы участились случаи профанирующей инициации создания национальных парков без достаточных на то оснований. Конфликтные ситуации между местными жителями и инициаторами возникли в Азове, Балашове, Белгороде, Бийске, Екатеринбурге, Москве, Новосибирске, Петербурге, Самаре, Саратове, Томске…

Неожиданно из ничего в 2018 году такая ситуация возникла во Владимирской области, взбудоражившая население Селивановского района и вызвавшая такую протестную активность, которой никогда до этого не наблюдалось. Например, в райцентре, поселке Красная Горбатка, никто не воспрепятствовал вырубке дубовой рощи на пришкольном участке средней школы у парковой зоны на живописном берегу реки Колпь под строительство по инициативе священнослужителя (местного уроженца) церковного комплекса от Троице-Сергиевой лавры…

Национальные парки – зарубежная форма охраны природных территорий. Зародилась в США, где в 1832 году были объявлены государственной собственностью территории горячих источников в Арканзасе, а с 1863 года для удовлетворения растущей потребности горожан в организованном (комфортном) отдыхе на природе в условиях интенсивной урбанизации при частной собственности на землю стали создаваться огромные по площади национальные парки: Йосемитский, затем Йеллоустонский. С 1886 года национальные парки стали создавать в Канаде.

Национальные парки за рубежом сочетают охрану природной территории с её изучением и извлечением дохода от организации её рекреационного использования. Эта форма могла появиться именно в условиях частной собственности на землю, прежде всего, как способ удовлетворения потребности возрастающего городского населения в комфортном отдыхе на природе. В нашей стране при государственной собственности на землю и паритетном соотношении городского и сельского населения при почти неограниченных возможностях свободного выбора мест для отдыха эта форма приживается с трудом. Возможно, в новых социально-экономических условиях эта форма ООПТ и будет востребована.

В России основная форма охраны природных территорий – заповедники, которых нет в других странах. Идея организации заповедников с целью изучения естественного хода природных процессов для последующего использования этих знаний в оптимизации природопользования зародилась в недрах академической науки. Заповедники создаются, прежде всего, для изучения природных закономерностей и естественных процессов, протекающих в ненарушенных природных системах – наземных и водных. Сегодня заповедание определяется как метод охраны фауны и флоры. В этом определении не отражён социальный аспект заповедания как способа удовлетворения определённого социального заказа – потребностей общества в тех или иных свойствах природного ландшафта и оно, таким образом, превращается в самоцель – охрану ради охраны.

В первое постсоветское десятилетие с созданием централизованной вертикали природоохранных государственных органов с подразделениями по управлению ООПТ было создано 33 новых заповедника и активизировалось создание национальных парков.

Трудно не согласится с известным знатоком заповедного дела Ф.Р. Штильмарком, констатировавшим, что выход заповедной системы из-под научно-методической опеки Российской академии наук и переход инициативы управления заповедным делом к различным неформальным структурам определил смену приоритетов: отход заповедников от научных исследований, сближение их с национальными парками. Понятно также сожаление этого подлинного энтузиаста охраны природных территорий относительно создания, например, Таймырского заповедника, территория которого стала утрачивать свою первозданность под гусеницами вездеходов работников службы «охраны».

В то время как жители Вязниковского района протестуют против заказников на территории клязьминского заречья и настаивают на смягчении режима заповедных зон, губернатору Владимирской области поступило письмо от представителя Синода РПЦ с ходатайством о создании национального парка федерального значения в соседнем Селивановском районе. В границы нацпарка предлагается включить бассейны рек Колпь, Кестромка, Тетрух в пределах около 40 тысяч гектаров: 60% земель лесного фонда, 20% сельхозугодий, 20% земель населенных пунктов. Предлагаемые границы охватывают существующий с 1995 года заказник «Колпь», а также 22 населенных пункта, включая райцентр – Красная Горбатка, с численностью жителей более 10 тысяч человек из 17,7 тысячи населения Селивановского района. В территорию нацпарка предлагается включить и сельхозугодья, и леса, что при запрете на хозяйственную деятельность существенно может пошатнуть и без того несильную экономику района.

Из гражданского оборота изымут федеральные земли – водный фонд и земли гослесфонда. Бесплатно ходить в лес за грибами, ягодами и лекарственными травами для личных нужд смогут исключительно местные жители, которым нужно будет подтверждать паспортом свою прописку на данной территории. А вот дачникам и туристам придется платить за вход на территорию. Проезд в пределы нацпарка на автомобилях, мотоциклах и другом транспорте жестко регламентируется.

В качестве главного аргумента инициаторы создания нацпарка в Селивановском районе приводят «обеспечение сохранности лесов, прекращение или существенное сокращение сплошных рубок». Но для этих целей вовсе не нужен национальный парк, они достигаются ужесточением контроля соблюдения норм природопользования.

Созданию нацпарка обычно предшествует этап научно-исследовательской работы и подготовки научно-экономического обоснования. Инициатива создания национального парка в Селивановском районе исходит не от тех, кто здесь живёт, и не от специалистов, с участием которых при имеющихся здесь природных предпосылках речь шла бы в лучшем случае о природном, но никак не о национальном парке. На большой наплыв туристов и отдыхающих в нерасполагающий какими-либо диковинами селивановский нацпарк рассчитывать не приходится. Что здесь смотреть? Быльем поросшие поля и места исчезнувших деревень, зарастающие бурьяном вырубки?

Более тридцати лет я занимался проблемами организации особо охраняемых природных территорий. По моим научным обоснованиям в Кировской области организован заповедник, природный заказник с перспективой организации заповедника, учреждено более 150 памятников природы, начато проектирование национального парка, принят первый в России областной закон «Об особо охраняемых природных территориях Кировской области». Свой многолетний опыт обобщил в диссертации «Геоэкологический подход к формированию региональной системы особо охраняемых природных территорий».

Территория Селивановского района мною неоднократно исхожена и изъезжена вдоль и поперёк. При всей любви к природе родного края, многолетнем опыте организации особо охраняемых природных территорий, у меня не появлялось мысли о возможности, тем более необходимости и целесообразности организации природного и тем более национального парка в Селивановском районе. Новость о возможности его создании здесь стала для меня полной неожиданностью.

Инициация создания национального парка в Селивановском районе – на староосвоенных землях в густонаселённой местности – лишена компетентной аргументации. Национальные парки создаются на природных, а не на староосвоенных землях.

Тем, кто живет в Селивановском районе, национальный парк не нужен. И с научной точки зрения, для его образования здесь нет ни природных предпосылок, ни социальных перспектив. Впору заносить в Красную книгу вымирающее население Селивановского района. И не в заповедании нуждается его территория, не резервации нужны его жителям, а нормальные условия жизнедеятельности, восстановление промышленного и сельскохозяйственного производства, нацеленного на перспективы развития.

На сходах с протестом выходили почти все жители ещё мало-мальски выживающих населённых пунктов – Копнино, Чертково, Новый Быт… В райцентре Селивановского района - поселке Красная Горбатка - 10 апреля 2019 года состоялся самый массовый сход жителей в знак протеста против создания на территории района национального парка.

И с природоведческих позиций здесь нет оснований для особой охраны территории. Если редкие виды растений сохранились при интенсивном землепользовании в ХХ столетии, то тем более они сохранятся теперь. Многолетние залежи пластиковых бутылок по берегам Колпи остаются и в режиме заказника. Мало кто увозит с собой пикниковые отходы. В лучшем случае соберут в кучку, забросят под куст или в ямку, а то и землей прикопают – «гостинец» будущим поколениям. Теперь появились еще и затесы на стволах сосен, метки белой краской. Изъезженные скутерами склоны берега Колпи у Красной Горбатки и выше деревни Ершово, с проложенными трассами скутеристов по местообитаниям краснокнижных видов растений. А в находящемся в пределах природного заказника «Колпь» и разрастающемся от коттеджей приезжих дачников селе Тучково понастроили бань у самого русла, и стоки стекают в Колпь, скапливаясь в пруду Боровой мельницы и придавая воде зловонный запах.

Как и в других конфликтных ситуациях по созданию национальных парков, инициатива создания национального парка в Селивановском районе исходит из церковного центра, а не из административного и не от местных жителей, которым здесь жить и желательно – с продолжением рода. Неужели православная церковь озаботилась судьбой русской природы? Можно ли ожидать истинной заботы о природе от церковников, которым Христос указал, каким должно быть отношение к природе личным примером, засушив смоковницу только за то, что на ней в раннюю пору, когда ему захотелось есть, не оказалось плодов. Притча о смоковнице символизирует потребительское отношение к природе.

Где научное обоснование организации национального парка в Селивановском районе? Его нет, а если и сподобятся его сочинить, он должен пройти научную экспертизу. Кукарекать – не яйца нести. Рентабельность в данной ситуации никому и не нужно подсчитывать, природоохранную целесообразность – тоже. Тут главный критерий – надо! Просто нужна вотчина служителям церкви. На живописных берегах Колпи под видом национального парка предполагается создание церковной вотчины – «земель церковных и монастырских» в прежнем их значении (до их секуляризации). Подобные инициативы дискредитируют саму идею территориальной охраны природы.

Национальными парками природу не спасти, если не будет повышаться общий уровень культуры населения и в частности – экологической культуры, пока не перестанут плевать в колодцы, из которых воду берут, не перестанут оставлять пластиковую посуду и прочие отходы в местах отдыха на природе… При отсутствии экологической грамотности и культуры поведения людей никакие парки природу не спасут и экологической катастрофы не избежать.

Тем, кто жил при социализме, есть с чем сравнивать нынешнюю действительность. Советский Союз креп и прирастал новыми поколениями взраставших с мечтой достичь чего-то в жизни – образования, профессии. Мы, дети 1960-х годов, жили с ощущением самых счастливых детей на Земле. Есть ли такое ощущение у нынешних русских детей? Воспитанники советской безбожной идеологии, мы ратовали за охрану природы не ради собственной корысти, а для грядущих поколений…

Почему церковники так активно и повсеместно взялись планировать строительство храмов в парковых зонах? Им нужны места массового присутствия людей и живописные угодья для храмов и монастырей?

Теперь инициатива создания национальных парков в России исходит из-за рубежа – от Всемирного фонда охраны дикой природы (WWF), озаботившимся сохранением природных территорий в нашей стране, содействуя при этом ослаблению нашей экономики и ликвидации остатков местного населения. В России работники фонда находят инициаторов, которым платят хорошие деньги. Где-то это церковные структуры, где-то – научные работники, как на острове Вайгач, где «эксперт» обосновал существование заказника и необходимость создания национального парка тем, что местными жителями при сборе гагачьего пуха нарушается 6 тысяч гнёзд, тогда как, по данным орнитологов, там насчитывается всего 3 тысячи гнёзд.

Специалисты в области особо охраняемых природных территорий (ООПТ) недоумевают: эти территории «занимают всего 3,4% площади Российской Федерации. Почему бы не оставить их в покое, зачем посягать на их установленный статус? Неужели именно этих 3,4% территории России так критически не хватает Церкви для выполнения своих, как она уверяет, богоустановленных функций? Но РПЦ представляют территории с природоохранным статусом». Совершенно очевидно, что передача храмов в заповедниках и заказниках в пользу церкви вызовет интенсивную строительную (под предлогом необходимой реставрации) деятельность на ООПТ. Рано или поздно внутри ООПТ возникнет небольшой коттеджный посёлок. Церковь истово негодует по поводу того, каким «поруганиям» подвергались её «святыни» ради торжества «атеистической науки». Но почему она сама считает, что ей позволено всё и что для неё не может быть таких же запретных «святынь», предназначенных совсем для иного рода деятельности, не связанной с религиозной? Рекреационную функцию в национальных парках нельзя сравнивать с религиозной. По меткому высказыванию Ярослава Бутакова в 2014 году, «у нас (к сожалению) правят балом не язычники, которым для поклонения было достаточно неба над головой! Они-то как раз предпочли бы дикую природу в качестве нерукотворного святилища».

Существующие в нашей стране ООПТ – заповедники, природные заказники, национальные и природные парки, памятники природы – различаются целями и режимами охраны. Национальный парк – особо охраняемая природная территория, на которой сохранились природные комплексы, представляющие особую экологическую, историческую и эстетическую ценность.

Возобновляя службы в Тучкове, служители культа зачем-то ликвидировали красиво обустроенное место отдыха у родника при въезде в село, установив здесь громадный крест.

Если раньше на берегах Колпи была только одна церковь в Тучкове, то теперь, кроме неё, воздвигнуты новоделы, не считая кладбищенской, в райцентре на бывшем пришкольном участке Красногорбатской средней школы и на высоком берегу Колпи на краю деревни Матвеевка, где воздвигнут целый монастырь.

Если уж и церковь не выживанием людей озабочена, а свои желания абсолютизирует, то какое будущее нас ожидает?

Не рано ли представители РПЦ поспешили признать всех «рабами господними» и начали абсолютизировать свои желания?

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции