Регистрация / Вход Сб, 18 августа 2018, 04:05

Шамов: «Хвостов был такой ласковый воришка»

Девелопер Александр Шамов, проходящий свидетелем по делу о взятках вице-губернатора Дмитрия Хвостова, рассказал о том, что побуждает бизнесменов давать чиновникам взятки и почему он не верит в системную борьбу с коррупцией
9 Августа 2018, 10:02 22 5266

7 августа известный владимирский девелопер Александр Шамов был допрошен в суде в рамках уголовного дела бывшего вице-губернатора Владимирской области Дмитрия Хвостова, обвиняемого в получении от строительных компаний взяток в крупном и особо крупном размере.

Бывший куратор строительной сферы Владимирской области был задержан в октябре 2016 года, а первым эпизодом в череде его коррупционных дел стало получение денег от собственника компаний «Консоль» и «Вертикаль» Александра Шамова. Позже стало известно, что Хвостов контролирует бизнес Шамова через своего водителя Игоря Козырского, на которого была переписана значительная часть строительных активов.

После допроса в суде Шамов дал интервью Зебра ТВ, в котором рассказал о том, почему продолжает испытывать к Хвостову теплые чувства и из-за чего возлагает часть ответственности за произошедшее на мэрию города Владимира.

Глава строительных компаний предположил, что в «деле Хвостова» еще много нераскрытой фактуры и порассуждал о том, знала ли губернатор Орлова о том, что творится у нее под носом. Шамов заявил, что история Хвостова пока не свидетельствует о системной борьбе с коррупцией в органах власти Владимирской области и пожелал всем коррупционерам быть посаженными.

IMG_5663_1.jpg

Можно сказать, вы легко отделались. Ведь уголовная ответственность существует и для взяткодателей. Как получилось так, что вы и другие строители, замешанные в этом громком деле, избежали уголовной ответственности?

Ничего подобного. Если ты признался, то освобождаешься от ответственности. Я-то явился с повинной — до того как, а не после.

То есть, вы пришли к силовикам до того, как они пришли к вам?

Конечно.

А если было бы наоборот?

А если было бы наоборот, то, как я понимаю, я был бы задержан в рамках этого расследования. Но и тогда бы была возможность признаться и смягчить свою вину, потому что сегодня законодательство позволяет заключать соглашение со следствием. Но мне не пришлось — я пришел вовремя.

Это было уже после того, как Хвостова задержали?

Нет. Я пришел с явкой с повинной, а потом через некоторое время Хвостова задержали.

В связи с вашими показаниями?

Нет, по совокупности. Там много кто пришел.

То есть, он уволился, уехал из региона…

Я могу только догадываться, почему это произошло. По всей видимости, губернатор знала о предстоящих событиях, и его, видимо, попросила.

Чтобы тень не была брошена на руководство области?

Тень не тень, к губернатору же нет вопросов. Но, так или иначе, он уволился и уехал в Краснодар. После чего через непродолжительное время и был задержан.

Через пару дней после явки с повинной, которая совпала с вашим исчезновением и обыском в вашей компании, вы рассказывали, что к вам приходили налоговики. А на самом деле в день задержания Хвостова, видимо, происходили совсем другие события. В связи с чем в компании проходил обыск, если вы говорите, что сами пошли в правоохранительные органы?

Так, в рамках налоговой проверки он и проводился — я вас не обманывал.

То есть, так все совпало?

Да, так бывает. Это не входит в мою компетенцию: давать правовую оценку этим событиям или комментировать то, почему так совпало. Не меня спросите: кому надо — те знают.

Руководители строительных компаний между собой по этому поводу общались? Как так получилось, что Хвостов уехал, и вы дружно пошли писать заявления? Это были согласованные действия?

Нет, конечно, несогласованные. Все мы в собственных интересах или в интересах своих компаний действовали. Что нам между собой обсуждать? Кто сколько ему принес?

Например.

Вы, вообще, такое видели когда-нибудь? Может быть, так бывает в каком-нибудь сериале.

Я никогда ничего никому не носила и не знаю, что людям приходит в голову в подобных ситуациях.

Я тоже раньше никогда не носил. Но я точно знаю, что обсуждать, пойдем ли мы вместе кого-то сдавать, с тем, кто тебе является просто конкурентом, это глупо. Поэтому решения надо принимать самостоятельно. Я лично свое решение принял сам. Ни с кем не советуясь из коллег, скажем так.

Можно сказать, что одной из мотиваций, кроме чувства стыда, о котором вы говорили в суде, было то, что Хвостов уехал, не выполнив взятые на себя обязательства?

Я бы так не сказал. В рамках следствия я уже говорил, что Дмитрий Анатольевич не самый плохой человек из себе подобных — он всегда выполнял свои обещания. Или, по крайней мере, делал все, чтобы их выполнить. А если у него не получалось выполнить в срок, это не значило, что он их не выполнил бы в принципе. Проще говоря, он этакий ласковый воришка, что ли.

Это будет заголовок.

(Смееётся).

Скажем так, он брал, но ему было стыдно, и он все делал. Я знаю массу людей ныне действующих, которые хотят взять и ничего не сделать за это. А просто кинут — как у нас принято. Для вас это, собственно, не секрет — перечислять фамилии мы не будем. Мы не следователи и не прокуроры, пусть кому надо, те и занимаются. И если они что-то усматривают, так мы об этом узнаем потом. А с ним вот такая история. Да, он чужой, да он варяг. Но он демонстрировал позицию власти — той власти, которая у нас сегодня в регионе. По крайней мере, он так это преподносил. И никаких других возможностей, кроме как поступить подобным образом, у бизнеса, который был ему подконтролен, не было. Поэтому так и случилось.

IMG_0368.jpg Дмитрий Хвостов

Появилась информация, что Дмитрий Хвостов приобрел имущества не на 20 миллионов рублей, фигурирующих в деле о взятках, а на 91 миллион рублей. Хотя ни у него, ни у его родственников не было законной возможности этого сделать. Вы, наверно, читали об этом?

Нет, не читал. Но это, наверное, говорит о том, что будут еще дела. Я не руководитель СК, не работаю в ФСБ или прокуратуре. Но и вы и я прекрасно понимаем, что эпизодов там гораздо больше. И если правоохранительные органы сочтут нужным, они еще довозбудятся по этим эпизодам. Потому что фактуры там предостаточно.

Когда Хвостов приехал, у многих сразу сложилось впечатление, что это веселый, улыбчивый человек. С другой стороны, о его противоправных действиях люди тоже быстро стали догадываться. У вас было ощущение, что эта история — конечная?

Да, он этого не скрывал. И он переоценил свои возможности. Ощущение было изначально. Поэтому я и принял то решение, о котором мы сейчас говорили. Более того, мы с ним персонально два раза обсуждали подобную ситуацию, и я ему лично сказал, что не верю в его безграничные возможности и в случае необходимости принятия решения, оно мною будет принято.

То есть, он был предупрежден?

Был предупрежден. Поэтому все мои моральные основания — чисты.

IMG_0350_1.jpg

Как думаете, то, что сейчас все это вскрылось — это цепь случайных событий? Или все-таки эксцесс для нашей системы управления?

Вы хотите спросить, давали раньше взятки или нет?

Да.

Я не давал. А здесь пришлось. Я сегодня в суде на подобный же вопрос отвечал. Что побудило, какая мотивация? Я сказал: пришла новая власть. Так это было нам подано. Новая власть — новые порядки, новые правила игры. Или ты их выполняешь или ты больше никто.

Сейчас власть в очередной раз в отрасли сменилась. Ситуация изменилась?

Почему власть сменилась? Губернатор тот же.

Губернатор — да. Но руководство строительной отрасли поменялось и, насколько я понимаю, там произошла чистка рядов.

А какие там чистки? В департаменте сменили пару человек, и все. Основные работники все остались, это же специалисты-профессионалы, зачем их менять? Если вы об отношении, то я устал и мне все равно. А вот местным властям сейчас будет тяжело — им нужно сейчас бить во все колокола и применять всяческие меры. И либо они будут это делать, либо им потом придется разгребать то, что останется.

Вы допускаете, что вышестоящее руководство тоже знало, какими методами действует Хвостов?

Знала ли об этом Светлана Юрьевна? Я думаю, догадывалась, по крайней мере. Потому что не видеть этого было невозможно. Другое дело, что она опять же не может давать правовую оценку его действиям. А дали ее правоохранительные органы — достаточно быстро и своевременно. Опять же надо понять, что она в его схемах не участвовала, а сама попросила его...

Да, но уже получив какие-то вводные от силовых структур, а не на основании собственной позиции?

Вполне возможно. Но что же теперь? Это ее команда, ее подчиненные. Спросите у нее.

Как сейчас развиваются события? Вам Хвостов пообещал помочь построить детсад. Андрееву — по другим вопросам посодействовать...

Да-да... Итоговую сумму вы назвали — 91 миллион рублей. Давайте округлим: на 100 миллионов нарешал.

Когда все это вскрылось, власть начала заниматься проблемными вопросами, которые предприниматели пытались решить за деньги? В отношении вашего веризинского кейса начались же какие-то телодвижения?

Я пока ничего не видел. Но получается так: надо, чтобы Дмитрия Анатольевича арестовали, чтобы власти повернулись лицом и хотя бы продекларировала необходимость строительства детского сада и школы, которые сейчас заявлены в некую программу до 2025 года. А решается реально вопрос или не решается — я не знаю. Да, мне сказали, что есть соответствующая заявка, которая является началом пути. Что за программа — я даже не знаю, мне никто этого не объяснял. Лично только четырежды слышал от Светланы Юрьевны, что в этом году будет детский сад. До конца года осталось пять месяцев, и, по всей видимости, в этом году его не будет. А если будет, то в следующем, что тоже очень неплохо.

В суде вы говорили о том, что во многом это произошло потому, что руководство города Владимира не шло вам навстречу. Все-таки строительство детсада— это была ответственность муниципалитета?

Давайте я сразу перефразирую. Муниципальная власть никаких обязательств на себя в этой связи не брала. Просто этот детский сад, про который мы говорим, согласно утвержденному проекту планировки находится на муниципальной земле. И по идее этим вопросом должен заниматься муниципалитет, может быть вместе с субъектом. Я не знаю, какие у них там между собой взаимоотношения. Вы же знаете, что в Коммунаре начали работать, в 8-ЮЗ - строили. А до нас время не дошло. А сейчас вот оно дошло. Я уже в который раз говорю: Светлана Юрьевна обещала. Я недавно даже как-то в департаменте консультировался, говорят, очередную заявку отправили куда-то там в Минстрой.

Я спрашиваю потому, что не утихают разговоры о том, что вы просто не хотели строить социальный объект за счет своих средств. Насколько я поняла из расшифровок судебных заседаний, такая же позиция и у следствия.

Нет. Гособвинитель задал мне вопрос: понимаю ли я, что такое социальная ответственность бизнеса. Я сказал, что не понимаю. Ни с точки зрения человеческой, ни с правовой я такого термина не знаю. Потом он вопрос перефразировал так: пытались ли меня, мотивируя социальной ответственностью, муниципальные власти вынудить строить этот детский сад. Я сказал, что попытки были, но правовых оснований для этого нет, поэтому дело это совершенно бесперспективное.

Если бы я был руководителем города, то я, видя перспективы такого микрорайона, как наш, наверно, помогал бы все это развивать. У нас не получилось, не будем обсуждать причины — они разные. И тут появляется Дмитрий Анатольевич - чужой, ласковый, смешливый, хороший парень - и сам говорит, что детский сад-то надо построить. Он приехал, фиг знает, откуда и понимает, что детский сад надо построить. А местная власть — не понимает. И он говорит: я посодействую. При этом я понимаю, что не должен его строить, что это не мое дело, но можно дать денег (не так уж и много) и вопрос сдвинется с мертвой точки. Почему бы не дать-то? Мы же еще типовой проект для него выкупили, разрешили подключиться к нашим сетям и много чего еще. Я не понимаю, причем тут мой бизнес, если в Веризино уже живет 4,5 тысячи человек, и им нужен детский сад.

Зачем детский сад нужен вам — тоже понятно: чтобы эта территория стала более привлекательной для жизни людей, а значит — и для развития бизнеса.

Если бы желание власти было, он бы уже давно здесь был. Возможно, и при моем частичном непосредственном участии. Если бы у городской власти был интерес к развитию этой территории. А так как он отсутствует, Дмитрий Анатольевич появился очень своевременно и начал продвигать решение этого вопроса. Естественно, небескорыстно. Но что же поделаешь? Так жизнь устроена.

К мэрии города Владимира много вопросов. Люди часто говорят, что при взаимодействии с чиновниками упираются лбом в стену. Как думаете, с чем это связано? С незаинтересованностью? Или там, например, тоже есть ценник — только более высокий?

Я не мог решить с городской администрацией свои вопросы. Я задавался этими же вопросами: в чем причина? И не мог найти на них ответы.

Вы предлагали денег?

Нет. И не хотел думать плохо о них. Но за мной стоят люди, коллектив, пусть это банальные вещи, но все они хотят кушать, а власти всех уровней это не интересовало. И тут появился Дмитрий Анатольевич — он же просто продукт той ситуации, которая была создана местными властями. Перечислять имена и давать правовую оценку я не буду — я не судья и не прокурор. Но именно поэтому я и сказал, что Дмитрий Анатольевич — не самая последняя сволочь на земле.

Сейчас позиция города поменялась?

А позиция города теперь неинтересна — градостроительные полномочия переданы на областной уровень.

Это взаимосвязанные события?

Нет, это произошло в связи с изменениями, внесенными в 214-й закон. Это единственное положительное. А про местные власти — это не от хорошей жизни. Необязательно же личная заинтересованность, в городе мало ли проблем? А с кого взять? Завода нет ни одного, бизнес — это в основном строители. Причина противодействия — это чего-нибудь отжать, в том числе на муниципальные нужды. Хуже я бы думать не хотел.

Какие у вас отношения с Сергеем Курышевым? Почему именно он оказался замешан в этой истории?

С него просто началось — был заход в мою сторону, и было известно, что мы с Курышевым знакомы и общается. Мы соседи, живем просто неподалеку, и было удобно, чтобы он выступил посредником в данной ситуации. Понимаете, приехал новый человек, который обрастал людьми по мере того, как здесь находился. Вот так попался Курышев — не лучшая в данной ситуации кандидатура. На нем Хвостов и погорел: сразу же с кого начал — на том и закончил. Мог бы быть кто-то другой, так просто получилось — его личный выбор.

Я правильно услышала, что именно с показаний Курышева дело начало раскручиваться?

Я не знаю, с кого начало раскручиваться. Он свои показания давал — у него были какие-то свои цели, показания эти в деле присутствуют. Но там много и других показаний. Поэтому я думаю, что не от Курышева все зависит. Я-то дело не читал — мне знакомиться не положено, я же, слава богу, не обвиняемый. Хотя меня опрашивали несколько раз, и кое-какие я представления имею. Однако в целом картина, эпизоды, участники — все становится известно непосредственно в рамках процесса.

Для чего вы передали Козырскому часть бизнеса? Это была попытка контролировать ваши действия со стороны Дмитрия Анатольевича?

Это не попытка. Ситуация в строительной отрасли нелегкая, и отчеканивать суммы в рамках договоренности было непросто. Нужно было подтвердить свою лояльность. Поэтому мы таким образом закрепили свои отношения, чтобы Дмитрий Анатольевич через своего ставленника Козырского мог контролировать процесс в будущем.

И такая схема была применена в отношении только вашей компании?

Это были мои договоренности — про другие компании я не знаю. Есть же слухи — и вы о них знаете. И суммы побольше, чем в деле фигурируют. Но это дело правоохранительных органов. Вы же понимаете, что сейчас суммы в 800 тысяч какие-то называются — это же смешно.

Есть мнение, что во Владимирской области предприниматели не умеют отстаивать свои права, что их легко напугать.

Я 20 лет занимаюсь бизнесом и как-то решал все вопросы без денег до последнего времени. При этом я, также как и вы, слышал, что многие чиновники — и из предыдущей администрации - берут взятки. Но до меня все это никогда не доходило. А по поводу предпринимателей — ничего подобного. Предприниматели прекрасно идут в суд, но проигрывают все поголовно, потому что сегодня судятся в основном с администрацией, которая, к сожалению, их основным врагом и является. Это проблема не нашего региона, она общероссийская: бизнес, по крайней мере средний и крупный для регионов, просто уничтожается. Это тема совсем другого разговора, но отстаивать свои права, объединяться, ходить на демонстрации… Честно? Это такая глупость.

Ходить на демонстрации, может, и глупость. А как насчет того, чтобы коллективно отстаивать свои права и интересы?

Послушайте, вот я десять раз обращался в суд и только один из десяти раз его выиграл, хотя уверен, что был прав. Это та ситуация, когда ты судишься с государством или с местным самоуправлением, которое представляет одну из его ветвей - такая сформировавшаяся уже тенденция. Плетью обуха не перешибешь, и ничего нового тут не получится. А всякая несанкционированная фигня ни к чему хорошему не приведет, кроме обострения ситуации в одном или нескольких регионах. Реакция властей будет неадекватна: разбираться будут, возможно, потом, а сначала пострадают люди. Поэтому я не сторонник подобных вещей и понимаю, что надо встраиваться в ту ситуацию, которая есть. Поэтому мы и решили достраивать заложенные дома, а там будем думать. 

Вы же понимаете, у нас здесь таких, как Хвостов, хватает. Вы журналист и обладаете определенной информацией. Это не доказательная база, но, по крайней мере, на уровне слухов все всё понимают.

IMG_5669_1.jpg

Какие сферы, по-вашему мнению, наиболее коррумпированы?

Все.

Почему тогда силовые структуры этим не занимаются?

Вот на этот вопрос у меня тоже нет ответа. Я надеюсь, что занимаются, и мы скоро об этом узнаем. Потому что в случае системного подхода хочется верить в будущее и хочется жить. А в случае каких-то отдельных вот таких историй — честно говоря, какой-то неприятный осадок остался, да? Как Жеглов говорил: вор должен сидеть в тюрьме. Вот когда это будет, и будет справедливо в отношении основной массы, тогда можно будет поверить в борьбу с коррупцией. А пока это единичные эпизоды — оно вселяет надежды, но ни в коем случае не вызывает уверенности в стабильном будущем. Вот этот вопрос, вот честно, меня гложет самого.

Я вижу еще много персон из того времени — чего перечислять, вы об этом писали. Ну, дай бог! Дай бог им всем испытать справедливое возмездие и наказание. При этом зла лично не желаю никому — только в рамках закона.