Политолог Дмитрий Петросян: «Противоречия между разными группами населения никуда не делись и рано или поздно проявятся»

Кандидат философских наук, доцент кафедры социально-гуманитарных дисциплин владимирского филиала РАНХиГС, директор «Среднерусского консалтингового центра» Дмитрий Петросян рассуждает об итогах прошедших выборов депутатов Владимирского горсовета и мэра столицы Владимирской области, а также об их последствиях
СПЕЦПРОЕКТЫ Автор: 24 Сентября, 18:03 32 3295
чекпоинт

«Единая Россия» по итогам прошедших в сентябре выборов получила все 25 мест во Владимирском горсовете – впервые в постсоветской истории областного центра. Эффект такого результата проявился на первом же заседании представительного органа власти: Николай Толбухин избран председателем Совета меньше, чем за минуту, а главой города без каких-либо трудностей в третий раз стал Андрей Шохин.

По просьбе Зебра ТВ кандидат философских наук, доцент кафедры социально-гуманитарных дисциплин владимирского филиала РАНХиГС, директор «Среднерусского консалтингового центра» Дмитрий Петросян рассуждает об итогах избирательной кампании и уроках, которые из нее должны вынести горожане и все, кто участвует в городских политических процессах.

***

Для тех, кто давно наблюдает за выборами, ничего неожиданного не произошло. Хотя бы потому, что в конце 2019 года голосование по партийным спискам было заменено голосованием по одномандатным округам. Как показывает практика последних лет, в одномандатных округах единороссы традиционно побеждают. Я это объясняю тем, что они идут на выборы как люди с политическим бэкграундом или солидным управленческим опытом. Они представляются избирателю как наделенные властью люди, которым можно доверять. Все, кто идет против них, наоборот, выглядят как некие выскочки, что характерно для нашей политической культуры.

Голосование по партийным списками привело бы в горсовет коммунистов, представителей ЛДПР точно, возможно, «Справедливой России» и«Яблока». В то же время, когда мы говорим о победе «Единой России», надо иметь в виду, что ни один из победивших кандидатов, поддержанных партией власти, не объявлял избирателями в своих рекламных материалах, при чьей поддержке он баллотируется. Только придя на избирательный участок, можно было узнать, что кандидат представляет «Единую Россию». По-видимому, считается, что рейтинг партии невысок, хотя это больше стереотип. Рейтинг партии невысок для того, чтобы получить большинство по спискам, но по всем опросам за «Единую Россию» проголосовали бы 30-35% респондентов.

Так или иначе, победа по одномандатным округам одержана, что прогнозировалось и, по большому счёту, планировалось. Бездоказательно не будем говорить о фальсификациях, хотя все это имеют в виду: выборы, которые длятся три дня, наблюдателям контролировать крайне сложно. Но возьмем чисто технологический вопрос. Низкая явка, уже довольно традиционная: те 18%, которые мы получили на выборах — уже не в первый раз. Это, помимо всего прочего, результат стратегии бойкотов, которая неоднократно применялась на предыдущих выборах, апатии и неверия избирателей в честность выборов, в то, что их голос что-то решает.

При этом нельзя говорить, что у нас народ аполитичный и 80% избирателей совершенно не интересуются происходящим. Нет, они интересуются, но давайте вспомним, как проходила избирательная кампания. Я - человек, который профессионально следит за политическими процессами, должен был самостоятельно искать информацию о кандидатах, чем они занимаются, кто от какой партии идёт и по какому округу выдвигается. В лифте дома, где я живу, постоянно висел портрет самовыдвиженца от «Единой России», но ни кандидат от коммунистов, ни кандидат от «Объединенных демократов» у меня во дворе так и не появились.

Молодежь пыталась вести агитацию в социальных сетях, но это обращение только к своим сторонникам. Вы совершенно не выходите на людей, которые о вас ничего не знают и впервые видят вашу фамилию. При всех разговорах об административном ресурсе, о возможных фальсификациях, чисто технологически наши системные и внесистемные оппозиционеры не научились мобилизовать свой электорат. Они не могут точно найти его, определить его количество и тупо привести на избирательные участки. Это совершенно очевидно. Человек, который не интересуется специально политическими процессами, а у нас таких как минимум половина, откуда он должны узнать об оппозиционных кандидатах, об их программах, за что они и против чего. Это застарелая вещь — заранее проиграть. Наша системная оппозиция — КПРФ, ЛДПР — умеет участвовать в выборах и знает, как красиво это сделать. А внесистемные оппозиционеры — им, видимо, не хватает опыта в том, как выйти на разные категории избирателей.

Будут ли дискуссии в горсовете, или он будет единодушен, как никогда, зависит от того, как в ближайшие годы, а, может, и месяцы, будет развиваться социально-экономическая и политическая обстановка в стране и регионе, появятся ли какие-то новые вызовы, как будет развиваться ситуация с коронавирусом. Сейчас депутаты, понятно, выступают единым фронтом, тем более, пост председателя Совета сейчас в принципе не столь значим, как был совсем недавно, а по кандидату на пост главы города внутри партии уже давно сложился консенсус. Хотя даже тут, как известно, вмешался, возможно, последний во Владимирской области активный политик Сергей Казаков, который запустил судебное дело, грозящее отменой выборов мэра Владимира.

Проблема результатов этих выборов — при низкой явке в 18% и при 100% местах одной партии в горсовете — они не исполняют одной из важнейших своих функций: выражение интересов разных групп населения. Мы реально не знаем, каковы политические пристрастия 80%, которые не пришли голосовать. У нас не представлены в горсовете те, кто поддерживают другие партии и других политиков. Проблемы и противоречия между разными группами населения — экономическими, социальными, профессиональными — никуда не делись и рано или поздно проявятся. Для этого и существует республиканская форма правления, выборы, Советы. Сегодня мы получили городской Совет, который по своей структуре не отражает полноту взглядов граждан, существующую на самом деле.

Что касается главы города. Если Андрей Шохин вернет прямые выборы мэра, как он говорил об этом до выборов, то его избрание на новый срок, как я считаю, будет оправданным. Эффективность же надо оценивать исходя из того, кто чего ждет от главы администрации. С точки зрения сменяемости власти, было бы хорошо увидеть какого-нибудь другого человека — это всегда изменения, какой-то толчок для развития, это приучает людей к тому, что есть какое-то движение, и сами граждане начинают чувствовать свою ответственность за то, как работает власть.

В то же время, как показывают социологические опросы, деятельность Шохина оценивается не ниже, чем других руководителей. Из-за этого агитация в пользу того, что Шохина надо убрать, многим не до конца была понятна. Достаточно большая доля населения города, особенно неполитизированная, в принципе, скажет, что город развивается, выглядит очень неплохо, особенно в сравнении со многими другими городами. С этой точки, будь сейчас выборы мэра прямыми, у меня мало сомнений в том, что выдвинись на них Шохин, он не имел бы никаких шансов на них победить. Когда прямые выборы отменяли (в 2010 году – ред.), ни у Шохина, ни у Сахарова победить Рыбакова не было шансов. Сейчас же он показал себя вполне эффективным управленцем, а попытки обвинить его в коррупции никакого впечатления на население не произвели.