Президент Торгово-промышленной палаты Владимирской области Иван Аксенов: «Для предпринимателей нет ничего важнее, чем разговор глаза в глаза»

Президент Торгово-промышленной палаты Владимирской области Иван Аксенов в интервью Зебра ТВ рассказал о планах по восстановлению связей между бизнесом во время пандемии, о профориентации школьников, а также о перспективах развития выставочной деятельности
СПЕЦПРОЕКТЫ Автор: 28 сентября, 09:00 4895
Интервью

Торгово-промышленная палата Владимирской области (ТПП ВО) планирует провести ряд мероприятий по восстановлению кооперационных связей местных предприятий с бизнесом из других регионов, которые были нарушены из-за эпидемии коронавируса. Об этом в эксклюзивном интервью Зебра ТВ по итогам последнего Совета рынка рассказал президент ТПП ВО Иван Аксенов. Он сообщил, что палата будет пытаться наладить и новые контакты между предпринимателями, в том числе зарубежными, с помощью встречных торгово-экономических миссий. Аксенов пояснил, что первой на очереди Белоруссия, затем — Италия. Торгово-промышленная палата также рассматривает возможность установления бизнес-контактов с предпринимателями из городов, которые являются побратимами для Владимира — например, немецкий Эрланген, или чешский Усти-на-Лабе. ТПП при взаимодействии с бизнес-объединениями из других стран подберёт заинтересованным бизнесменам именно тех партнёров, которые нужны предприятиям для производства. Стать участником торгово-экономических миссий очень просто, сказал Аксёнов: «надо только захотеть».

Правда, на скорости реализации этих планов может негативно сказаться неопределённость ситуации, связанной с пандемией коронавируса и возможными новыми ограничениями для бизнеса.

Президент Торгово-промышленной палаты Владимирской области заявил, что за полтора года эпидемии и бизнес, и власти накопили бесценный опыт по работе в сложных условиях, при этом, выразив надежду на то, чтобы в будущем не возникало ситуаций, требующих его применения.

Иван Аксёнов также рассказал о том, как ТПП занимается экспертной деятельностью, и о том, что палата запустила проект по профессиональной ориентации старшеклассников

Аксёнов также поделился планами об учреждении премии «Золотой Меркурий» (это символ ТПП), на которой лидеры владимирского бизнеса в неформальной обстановке смогли бы общаться друг с другом, а приглашённые представители власти получили бы возможность из первых уст получить информацию о том, что на самом деле происходит в предпринимательском сообществе.

***

Перед выборами власти смягчили ряд антикоронавирусных ограничений. Каково ваше видение, как Президента ТПП, того, как вообще складывается ситуация с ограничениями? Вы помните, месяц-полтора назад, а также прошлой зимой рестораторы и отельеры высказывали недовольство ограничениями. И в течение года власть их то ужесточала, то откатывала назад. Как Вы оцениваете действия властей? Как бизнес-сообщество в целом воспринимает то, что сейчас происходит? Ожидают ли предприниматели усиления ограничений?

Как часто бывает в жизни, истина где-то посередине. С одной стороны, нельзя не принять справедливые требования Роспотребнадзора и медиков, которые пекутся о здоровье людей, рекомендуют максимально вводить ограничения, постоянное ношение масок, перчаток и так далее. Эта позиция вызывает понимание и уважение, потому что она направлена на защиту жизни и здоровья людей. С другой стороны, можно понять и бизнес, который говорит: «Ребята, если вы нас будете сильно ограничивать, мы не просто сейчас остановимся, мы уже потом не вернемся в рынок». А это рабочие места, это судьбы людей. Поэтому истина где-то посередине.

Хорошо помню совещание в апреле прошлого года, когда был первый пик пандемии. Потом стало еще жестче, но тогда, в самом начале, казалось, что это вообще нечто невообразимое. Вводили ограничения на работу торговых центров. Тогда на совещании у губернатора я взял на себя смелость и предложил Владимиру Владимировичу [Сипягину] разделить с ним ответственность, и всё-таки открыть торговые центры, потому что целая армия арендаторов просто осталась бы без средств к существованию. Губернатор меня услышал. Это - пример трудного, но верного решения.

Фатальных последствий для многих видов бизнеса не наступило, но потери весьма значительные и в гостиничной сфере, в ресторанном бизнесе, для кинотеатров, индустрии развлечений, поэтому здесь нужно действовать, скажем так, не топором, а скальпелем, учитывая мнение людей, учитывая их реакцию на требования Роспотребнадзора.

SKRVC0002-1205.jpg

Бизнес сейчас к чему готовится? Как предпринимателям планировать свои действия на какую-то ближайшую перспективу?

Каждый сам строит свою стратегию, исходя из собственных познаний и опыта. У меня ощущения, честно говоря, не очень хорошие в целом. Это связано и несоблюдением требований Роспотребнадзора в местах общего пользования, в транспорте, магазинах и так далее. Может получиться всё это не очень весело. Поэтому ряд компаний уже «план Б» имеет, в который, к сожалению, входит и возможность сокращения персонала. Хочется надеяться, что всё это не произойдет. Большая проблема в том, что во время первого пандемийного периода где-то нарушились кооперационные связи между предприятиями. На следующий год владимирская Торгово-промышленная палата планирует целую большую программу по восстановлению и развитию этих связей, как внутри региона, так и на межрегиональном уровне.

Речь идет об установлении новых связей или возобновлении старых?

Возобновлении старых и установлении новых. Онлайн формат — штука хорошая, но никогда не заменит живого общения.

Государство оказывало бизнесу различные меры поддержки: налоговые льготы, кредиты на выдачу зарплаты. Правда, значительная часть предпринимателей говорила, что испытывала проблемы с их получением. Меры государственной поддержки во время пандемии с течением времени как эволюционировали? Они как-то совершенствовались или они ухудшались, или они оставались неизменными, или государство сейчас уже понимает, что нужно делать?

Все получили бесценный опыт — и бизнесмены, которые обращались за мерами поддержки, и чиновники как операторы в этом процессе. Но очень много проблем возникло с оказанием помощи в зависимости от ОКВЭД [вида бизнеса по Общероссийскому классификатора видов экономической деятельности], потому что ряд предприятий имели один зарегистрированный ОКВЭД как основной вид деятельности, а, по сути, вели другой вид деятельности, который «по понятиям» попадал под меры поддержки, но де-юре они вываливались из этого списка. Очень много было на эту тему вопросов, обсуждений, рассуждений, проблем. К сожалению, получилось то, что получилось - не все получили должные меры поддержки.

Банкам государство выделило огромные средства на поддержку бизнеса, но, не хочу тут кого-то упоминать конкретно, не все бизнесмены, которые, по сути, должны были получить поддержку, её получили. Какой-то процент предпринимателей безосновательно получил отказ - нужно это признать. Как бы коллеги из банковской сферы не обижались, но это было, и факты такие есть.

Впоследствии по мерам поддержки была проделана огромная работа и Законодательным Собранием совместно с бизнес сообществом. Были вынесены предложения на имя губернатора по изменению налоговой ставки для предпринимателей, которые перешли с уплаты ЕНВД [единого налога на вменённый доход] на общую систему налогообложения при уплате налога с кадастровой стоимости. Им были даны льготы.

Повторюсь, за полтора года пандемии все получили бесценный опыт. Правда, не хотелось бы, чтобы в будущем возникали ситуации, необходимые для его применения.

Какое участие принимала Торгово-промышленная палата Владимирской области в выработке мер поддержки бизнеса? Какие предложения ТПП были приняты, учтены органами госвласти, а какие не нашли понимания?

Я принимаю участие в рабочей группе у губернатора и в профильном комитете ЗакСобрания - нас активно приглашают для обсуждения проблем и выработки решений. Мы всегда занимали взвешенную позицию, а не экстремальную - «всё всем раздать и , всё открыть и так далее», нет.. Она формировалась не на нашем мироощущении, а на том, что всё-таки у нас полторы тысячи членов палаты, мы находимся с ними в постоянном контакте. Мы слушаем их, слышим их, встречаемся, консультируемся. Мы постоянно в курсе событий, происходящих в бизнесе. Наша функция - организовывать взаимодействие бизнеса и власти, чем мы и занимаемся. И наша позиция была услышана и учтена.

ТПП часто называют общественной организацией. Мы, скажем так, условно общественная организация. Это не просто объединение людей под какой-то общей идеей, которые проводят митинги, ходят с флагами и так далее. Нет. У нас статус достаточно интересный - негосударственная некоммерческая организация, и являемся, прежде всего, экспертной организацией. Нам государство делегировало функции, полномочия и эксклюзивное право по выдаче удостоверений происхождения того или иного вида товаров. Прежде всего, это известное 719 Постановление Правительства РФ.

То есть, мы подтверждаем, что конкретные товары и продукция произведены на территории Российской Федерации, что дает производителям возможность получить очень серьезные преференции по линии правительства. Это безусловное требование для тех, кто хочет участвовать в муниципальном, государственном и оборонном заказе. Также есть возможность получить компенсацию части логистических затрат при экспорте своей продукции. Также мы выдаем удостоверяющие документы для цели экспорта по определению страны происхождения. Это те госфункции, которые мы выполняем.

Кроме того, у нас есть ряд других экспертных направлений. Прежде всего, это то, о чем говорили на Совете рынка - экспертиза продуктов для учреждений социальной сферы. Есть различные организации, которые делают не экспертизу, а мониторят ситуацию, покупая в супермаркетах те или иные продукты, и потом говорят, годный товар к употреблению или не годный. Необходимо признать, что это большая и нужная работа, но она не имеет никаких судебных перспектив. Объясню, почему: нужно соблюсти все требования ГОСТов при проведении процедур, а это очень тонкая история. Эксперт должен быть обучен соответствующим образом на те или иные виды отборов проб, должен находиться в реестре, должен быть аккредитован. При этом нужно соблюсти массу условностей и формальностей, начиная от размера пакета, в который упаковывается проба, и размера самой пробы. Доходит до того, что в ГОСТе прописано, что пакет с пробой можно перевязать только особой веревочкой. Нарушил какое-нибудь из этих требований хотя бы на миллиметр — всё, судебных перспектив нет. Поэтому мы являемся в этой части уникальной организацией.

SKRVC0002-1213.jpg

Сейчас распространяем наш опыт по проведению экспертиз на другие сферы — например, на поставку медицинского оборудования. К сожалению, эта сфера проблемная, есть злоупотребления. С одной стороны, покупается оборудование за огромные бюджетные деньги, а с другой стороны, не всегда соблюдаются требования контрактов.

Начинаем с самого начала - грамотное составление технического задания. Здесь наши эксперты могут помочь руководителям учреждений здравоохранения. Потом - заключение контракта, который не позволит недобросовестному поставщику участвовать в торгах. Отдельно - экспертиза по комплектности поставки, так как вместо заказанного оборудования может прийти бог знает, что. Часто как бывает? В учреждениях собирают внутренние комиссии. И вот они вскрыли ящики, посмотрели — не то. Подали в суд. Но добиться правды не получится, так как осмотр поставленного оборудования должен был производить независимый аккредитованный эксперт, который соблюдёт все процедуры и грамотно их опишет в соответствии с требованиями ГОСТа.

Также нужна экспертиза на определение соответствия того или иного параметра, заявленного в техническом задании и регистрационном удостоверении на оборудование. Я не имею права озвучивать учреждения, в которых мы провели экспертизу, скажу, что мы нашли много интересного. Руководители учреждений часто неприятно удивлялись, когда по итогам экспертизы узнавали, что в оборудовании не совсем то, что написано на бумаге.

То есть эксперт говорит, что акты приемки-передачи подписывать нельзя?

Не совсем так. Эксперт говорит: «Вы получили не то, что заказывали. Дальше принимайте решения сами. Мы свою работу сделали».

Вы сказали, что эксперты нашли «много интересного». Это во что-то материализовалось?

В ряде случаев претензии отчасти уже удовлетворены, по отдельным фактам учреждения находятся в судах. Мы здесь защитили и защищаем интересы бюджета.

Вы не устанавливаете такой факт как наличие какого-то злого умысла, чтобы дать «пищу» для правоохранительных органов?

Это не наша прерогатива — устанавливать злой умысел. Мы констатируем факты, а выводы уже делать не нам.

То есть, речь идет исключительно о том, чтобы государственные учреждения получили именно то, за что заплатил бюджет?

Абсолютно верно. И чтобы не было избыточных требований к оборудованию вроде условного томографа «со стразами Swarovski».

Вы на Совете рынка говорили про то, что в учреждения социальной сферы завозятся продукты питания, не соответствующие ГОСТам и нормативам. Как часто эксперты не подтверждают подлинность сопроводительных документов?

Давайте разберёмся в этой истории до конца. Поставщики наконец-то сообразили, что у нас позиция однозначно принципиальная, поэтому иногда, когда наши эксперты приезжают на отбор проб, им подсовывают заведомо качественную и пригодную для употребления продукцию. Мы видим, что на некоторых упаковках даже написано «Для экспертизы». Понимаете? Людям скармливают одно, а на экспертизу выдают другое.

SKRVC0002-1217.jpg

Такие случаи часто встречаются?

Да у нас даже фотофиксация всего этого есть. В основном, ситуацию мы переломили, как я говорил на Совете рынка. Большая часть продуктов питания, поставляемых в социальную сферу, даже если где-то и не проходит по параметрам, на грани соответствия требования ГОСТ, она нормальная по сути. Особых злоупотреблений нет, потому что заработали контракты с жёсткими условиями поставок, судебные процедуры работают. Поставщики поняли, что на этом деле воровать опасно и бесперспективно. Напрягает больше другое — всё, что касается аутсорсинга. Я не могу сказать, что там всё не так или что-то не так, потому что мы там просто не работаем, и не видим, из чего готовится то, чем кормят больных, детишек или престарелых.

Аутсорсинг — это когда в учреждении нет своего пищеблока, и они получают горячую привезенную еду?

Да. Изначально затея хорошая, потому что не должен главврач думать о проблемах питания. У него других проблем хватает. Так же, как и директор школы не должен думать об этом деле. У них другие профильные задачи есть. Вопрос в том, что проверять и мониторить надо, потому что речь идёт о жизни и здоровье людей.

Вы еще сказали о выдаче удостоверений страны происхождения товаров, когда речь идет об экспортных контрактах...

Компания, получившая сертификат формы СТ-1 дает возможность своему контрагенту за рубежом получить скидку на таможенную пошлину в размере от 5 до 15%, то есть это преференциальная история , важная для развития партнерских связей бизнеса.

А импорт немного не наша история. В этой части у нас другая услуга есть — это проверка надежности контрагента. У нас огромная база - порядка 9 миллионов предприятий, которые мы можем промониторить по всему миру. Общероссийская система ТПП состоит из представительств палаты, которые работают в 28 странах. Многие пользуются услугой проверки контрагентов. Ряд владимирских предприятий на постоянной основе пользуется данной услугой, так как они имеют много партнеров за рубежом. И скажу так, мы кое-кого отвели от проблем, выявив недобросовестность потенциального партнера. Иногда зарубежные предприятия выдают себя за благонадежные, не являясь по сути таковыми.

Кстати, про работу в онлайн формате и на удалёнке. Понятно, что есть бизнес, который в онлайн не перевести. Допустим, парикмахерские, промышленное производство, несмотря на то, что там автоматизация, роботизация, все равно живые люди на производстве быть должны...

Это неоднозначно. С одной стороны есть безусловный прогресс. То, о чем мы с вами говорили по экспертным услугам палаты, сейчас идёт работа по переводу услуг в онлайн. Заявителю не нужно будет в ближайшее время приезжать в палату с бумагами, с портфелем под мышкой. Все это можно будет делать на своем рабочем месте, не выходя из кабинета, отправив соответствующее заявление по понятной форме по почте в ТПП. Мы обработаем, и клиент получит заказанные документы.

С другой стороны, специфика взаимодействия онлайн для бизнеса эффективна лишь до какого-то предела. Дальше уже нужен живой контакт. Не устану повторять, что для предпринимателей нет ничего важнее, чем разговор глаза в глаза.

SKRVC0002-1250.jpg

Смотрите, какая история. Во всём мире продолжают строиться огромные выставочные комплексы. К сожалению, в России это в меньшей степени развито. Почему? Казалось бы, можно заменить выставки демонстрацией на компьютерах, но этого не проходит. Бизнес специфичный в этой части. Исходя из этого, мы сейчас очень большую программу реализовываем уже по возобновлению бизнес-связей, о чем говорили в начале разговора. Сейчас провели несколько торгово-экономических миссий. До конца года еще несколько проведем. Вывозим в другой регион наших предпринимателей и они встречаются со своими коллегами.

Пока это только по России?

Пока по России, да. Я полагаю, что в следующем году мы с Белоруссией активно начнём работать - братская страна, как не крути, тем более, что сейчас некоторые интеграционные процессы намечены.

Знаете, что еще интересно? Новое — хорошо забытое старое. Помните, раньше постоянно на слуху была тема взаимоотношения Владимира с городами-побратимами в других странах? Финляндия - Керава, Германия - Эрланген, Чехия — Усти-на-Лабе, Блумингтон-Нормал в Штатах, в Англии - Кентерберри. Я думаю, что в следующем году при поддержке руководства области и муниципалитетов, мы начнем реализовывать программу взаимодействия с этими городами-побратимами, чтобы уже не просто дружить ради того, чтобы понимать друг друга и просто в гости ездить - нужно бизнес между собой законтачить именно по городам-побратимам. Это очень интересно, на самом деле, когда в делегациях не только политики, руководители муниципалитетов, но и бизнесмены. Здесь мы часть этой работы можем взять на себя, подготовить полезные для бизнеса встречи для налаживания контактов и развития экономических связей.

В первой половине «нулевых», когда сферу экономики и бизнеса курировал первый заместитель губернатора Владимирской области Владимирской области Владимир Викторович Веретенников, очень активно развивались отношения между администрацией Владимирской области, ТПП Владимирской области и Торгово-промышленной города Рима. Сейчас эти отношения поддерживаются?

Честно говоря, практически нет. Владимир Викторович Веретенников был умным энергичным человеком, он очень много сделал для экономики. Светлая память ему.

У меня сейчас другой по Италии план есть, который будет реализован, естественно, совместно с Российской Торгово-промышленной палатой.

Я буквально на днях получил приглашение в начале октября поучаствовать в очередном мероприятии Итало-Российской Торговой палаты. Не знаю, получится или нет по времени поехать, хотелось бы, несмотря на ограничения.

На следующий год мы точно запланируем деловые миссии встречные, если конечно, позволит пандемийная ситуация. Наверное, это будет север Италии - Милан, Брешиа - там, где очень много весьма эффективно работающих малых и средних предпринимателей. Эта часть Италии индустриально развитая. Я не раз бывал в Брешиа. Там в каждом дворе, в каждом доме кто-то что-то делает и делает качественно. Есть сложившиеся династии. И это не просто какое-то сарайное производство. Как правило, это небольшие объекты, где работают по 50, максимум 100 человек. Но там великолепное оборудование, большая часть которого произведено именно в Италии, и на нём работают рукастые люди с головами.

Я думаю, владимирский бизнес обязательно нужно подружить с итальянским. Взять наших швейников — мы все знаем, с каким вкусом и умением в Италии шьют одежду, поэтому швейников нужно обязательно связать с итальянцами. Да много, о чем интересном здесь можно говорить, и какие планы наметить.

То есть, планов громадьё, но сдерживает непонятная ситуация с коронавирусом?

С коронавирусом — раз. А второе, знаете, дороговато ездить предпринимателям за свой счет. Нужны какие-то компенсации. Нужно понимать, что для бюджета это потом вернется кратно. Сейчас, условно, потратил миллион евро. Так, потом 100 миллионов придут через налоги, если эти связи позволят развить производство, рабочие места высокоэффективной производительности с высокой зарплатой. Всё налогами вернется. Есть определенные программы у Центра поддержки экспорта, и их необходимо кратно увеличивать. К сожалению, для участников этих программ, есть не логичные, на мой взгляд, ограничения, а именно, компенсацию получает только новый участник программы. Получается какая то одноразовая история, а что если первый опыт у предприятия удался и оно хочет развить его? Тут нужно думать стратегически.

Плюс это будет способствовать созданию дополнительного позитивного имиджа региона?

Безусловно. Инвестиционная привлекательность не формируется из ничего. Она из практики формируется. Давайте возьмем ту же Калугу, которой я по-доброму завидую. Помните в свое время историю, когда завод Volkswagen построили не во Владимире, а в Калуге? Кого там теперь только нет! Начали с Volkswagen, а затем пришли Peugeot, Citroёn, Volvo, Samsung и так далее.

Тогда объясните такую ситуацию. Когда в Собинском районе открывали завод Ferrero, то власти рассчитывали, что и другие иностранные предприятия подтянутся, исходя из принципа «раз Ferrero согласился здесь работать, то, значит, это нормальное место, и мы тоже встанем тут рядышком». Почему массового наплыва инвесторов на площадку в Собинском районе не произошло?

Не знаю, честно говоря, как корректно ответить на этот вопрос. Наверное, какие-нибудь преференции нужно было дать дополнительные, более привлекательные, чем в регионах-конкурентах. Инвесторы — они циники в хорошем смысле слова. Они считают выгоду. Сколько нужно потратить для того, чтобы приземлиться там или там? Где-то их коммуникациями «подкупили», где-то, может, льготной ставкой по региональным налогам, скоростью принятия решений. В этом плане бизнес рационален - инвесторы действуют, исходя из своих интересов.

SKRVC0002-1229.jpg

Какова роль федеральных властей при определении территории, куда заходит крупный инвестор? Она определяющая?

Безусловно, они же в этой части регуляторы. Например, открытие особых экономических зон (ОЭЗ), будем откровенны, не везде эффективно получилось. Поэтому сейчас на федеральном уровне внимательно смотрят: открывать их или не открывать? В части ОЭЗ «Доброград 1», например, очевидно - там якорные инвесторы уже просматриваются. Уверен, этот проект обречен на успех.

Когда бизнес обращается к вам за услугами, за экспертизой, выдачей свидетельства соответствия, связанным с происхождением, с экспортом, для предприятий такой вид помощи дорогой?

Совсем недорогой, на самом деле. Ведь мы здесь, не хочу плакаться, не очень на этом зарабатываем, покрываем работу экспертов. Есть официально утвержденная стоимость эксперто-часа., прайс вывешен на сайте. Работа экспертов высококвалифицированная, они делают ее качественно и в срок.

Грубо говоря, если предприниматель захочет пойти на свободный рынок экспертиз, он получит то же самое, но будет стоить дороже?

То же самое получит. Просто, если не по электронному сервису подавать заявление, то это будет дороже на расходы на логистику. Можно съездить в другую область, подать заявление. Прокатитесь, получите ту же цену. Кстати, система ТПП с декабря 2021 полностью переходит на электронную форму подачи заявок.

Это так называемая услуга под ключ?

Абсолютно. Там же целая большая громоздкая процедура. Мы изначально должны проверить правильность и полноту документов, которые нам подали. Хотя сейчас в электронном виде заявители должны подавать документы в государственную информационную систему промышленности, ГИСП. После этого мы делаем камеральную проверку, смотрим документы тщательнейшим образом, потому что, честно говоря, эксперты предупреждены об уголовной ответственности за выдачу недостоверных заключений и документов. Затем проводится выездная проверка. Эксперты смотрят и оценивают, действительно ли есть обороты, которые заявлены в документах, есть ли в наличии заявленное оборудование, оснастка. Только после этого выдаются заключения, которые фильтруются и проверяются Торгово-промышленной палатой Российской Федерации, а потом уже Минпромторгом. То есть тройной фильтр.

Да, сейчас мы переходим на систему одного окна. И здесь я вижу определенные проблемы, потому что не все заявители в должной мере цивилизованны в плане использования цифровых технологий. Тут придется поработать с заявителями, мы будем консультировать, помогать. За этим будущее.

В Торгово-промышленной палате Владимирской области около полутора тысячи членов, которые платят членские взносы…

Сейчас не все платят, но мы их особо не дергаем. Понятно, у кого-то сложная ситуация, хотя взносы смешные — от 3,5 тысяч рублей в год, что не о чём. Взносы для нас — это процентов 17 от всех доходов палаты. То есть это абсолютно не то, на что мы живем и за счёт чего содержим инфраструктуру Торгово-промышленной палаты

А сколько работников ТПП обслуживают полторы тысячи предприятий?

42 человека.

Если взять и поделить на всех поровну, то на одного человека получится приблизительно по 40 предприятий…

Как-то так. У нас, на самом деле, разные сферы деятельности. В клиентской службе сегодня четыре человека работают, они обслуживают клиентов по территориальному признаку, находятся со всеми члена ТПП в полном контакте. Если мы видим, что какая-то компания перестала к нам обращаться, палата выходит на связь: «Ребята, у вас там нормально всё? Живы-здоровы? Как дела»? .

SKRVC0002-1234.jpg

Часто отвечают отрицательно на вопрос «живы-здоровы»?

Бывает иногда, не без этого.

Из 40 человек в Торгово-промышленной палате Владимирской области только 4 работают с клиентской базой с утра до вечера. Большая часть состава ТПП — это эксперты разного профиля: кто-то - юрист, кто-то - оценщик, кто-то деловым образованием занимается, кто-то - выставочной деятельностью. Все сотрудники работают по заданным направлениям. Взаимозаменяемость, есть, конечно.

Про выставочную деятельность. Какова ситуация с появлением полноценного владимирского Экспоцентра?

Я бы сказал так: это наша боль и надежда одновременно.

Боль, потому что строить полноценный Экспоцентр сегодня не реально. Это огромные деньги, вопросы землеотведения, получения кучи разрешений и так далее.

Боль, потому что мы понимаем, что что-то нужно делать. Мы не полностью используем свой потенциал как организация, которая оказывает бизнесу поддержку. Нам для этого нужна инфраструктура. Что я имею в виду? Начну с того, что нужна парковка. Сейчас Торгово-промышленная палата размещается в бизнес-центре на Студёной горе вообще без парковки.

Недавно на нашей площадке была встреча с членами Гильдии страховщиков, и я их спросил: «Коллеги, где парковались?» Они печально засмеялись — некоторым до 500 метров пришлось пройти пешком до бизнес-центра от того места, где они припарковали автомобили. Это - одна проблема. В день, кстати, в палату за теми или иными услугами обращаются больше 50 человек.

А надежда в том, что мы понимаем, как трансформировать имеющийся муниципальный экспоцентр на Батурина, в котором ТПП сейчас находится в качестве арендатора. Хотя, мы как арендаторы, еще и отчасти благотворители - за свои средства, а это несколько миллионов рублей за последние годы, постоянно несём затраты в плане содержания здания.

То есть вы хотите сделать в одном месте и офис, и экспоцентр?

Да, мы хотим сделать настоящий дом для бизнеса. Нужно провести переговоры? Бери партнера, приезжай к нам, садись в переговорную, мы всё это обеспечим. В счет членских взносов можно получить возможность провести переговоры и презентации на площадке ТПП. Пожалуйста, приходите, работайте.

Далее: конференц-зал, центр делового образования, которые есть у нас, позволяют одновременно собрать не более 40 человек. Иногда сознательно отказываемся от больших мероприятий, потому что понимаем, что площадка ТПП не позволяет провести мероприятия, рассчитанные на большое количество участников. Нужен вместительный конференц-зал. Нужны нормальные переговорные. Нужна цивилизованная выставочная площадь.

Необходимо понять и признать, что Экспоцентр на Батурина - это единственное место в областном центре, где можно поддерживать и развивать выставочно-ярмарочную деятельность. Другого такого места просто нет. Важно принять мудрое решение, которое позволит достойно представлять бизнес региона и дать импульс для его развития через участие в выставочных, презентационных и прочих мероприятиях, сопровождающих деловую часть программ этих мероприятий.

Сейчас мы находимся в доброжелательных консультациях с руководством города Владимира. Понятно, что это собственность муниципалитета, и его интересы нужно уважать. В то же время, здание, возраст которого хорошо за пенсионный, постепенно приходит в негодность. Чтобы привести его в достойное состояние, нужны капиталовложения (кровля, остекление, канализация, электропроводка ), и мы готовы взять на себя часть этой работы. Далее нужно понимать, что город и область получат опосредованный эффект от того, что здесь будут проводиться межрегиональные мероприятия. Люди будут приезжать в город, селиться в гостиницы, покупать сувениры, посещать рестораны. Это всё вернется муниципалитету в виде налогов.

Выставочный центр может стать лицом города и области. Мы, Торгово-промышленная палата Владимирской области, без ложной скромности весьма авторитетны в России. По интегральному рейтингу ТПП 33-го региона входит в тройку лидеров в ЦФО [Центрального федерального округа]; где-то в пятерку, где-то в десятку по разным параметрам на федеральном уровне, и в праве рассчитывать на поддержку региональной и муниципальной власти, как это сделано в ряде других регионов в части обеспечения инфраструктурой.

Какие примеры такой поддержки можете привести?

В 25 регионах страны в безвозмездное пользование передали помещения палатам. Есть закон о ТПП, который позволяет это сделать абсолютно легитимно. Понятно, что для этого нужна политическая воля. Этот вопрос нужно обсуждать совместно с региональной и муниципальной властями. Здесь нужны консультации. Слава богу, у нас с городом очень добрые отношения в части проведения мероприятий для бизнеса - полное взаимопонимание. С областной администрацией хорошо взаимодействуем. Просто я вижу, что мы сейчас находимся в точке, которая уже не позволяет нам расти как организации, которая оказывает услуги бизнесу. В то же время, мы видим востребованность этих услуг, поэтому полагаю, что в ближайшее время решения необходимо находить. Повторяю, строить новый экспоцентр сейчас просто нереально.

Какие перспективные стратегические направления в развитии ТПП вы видите? Как план на ближайшую пятилетку, как говорили в советские времена?

По стратегии, повторюсь, задача - налаживать бизнес-контакты и в Центральном федеральном округе, и по стране, и за рубежом. В этом мы сейчас видим самое актуальное для бизнеса.

Будем развивать направления экспертной деятельности. Экспертиза медицинского оборудования, авто-экспертиза, строительная экспертиза.

Есть еще интересные задумки.

Мы разговаривали с членами Гильдии страховщиков, пригласили их к сотрудничеству при организации и проведении конкурса «Золотой Меркурий». Аналогичное предложение сделаем для банков, риэлторов, строителей, то есть для всех направлений бизнеса, которые имеют комитеты и гильдии при Торгово-промышленной палате.

Помните, при Петре Первом проводили ассамблеи, когда раз в год собирались чиновники и предприниматели, общались, танцевали, слушали музыку, делились планами на будущее, подводили итоги? Хочется нечто подобное организовать и во Владимирской области. Предварительная договоренность есть, больше сказать не могу - боюсь сглазить. Хочется сделать интересное мероприятие, где лидеры бизнеса общались бы между собой в непринужденной обстановке, подводили итоги уходящего года, делились планами на будущее, где были бы и представители власти, но не в качестве закоперщиков, а в статусе приглашенных — пусть посмотрят и послушают, что происходит на самом деле в экономике региона, какие есть мнения по этому поводу.

SKRVC0002-1245.jpg

И обязательно - неформальная обстановка. Формат — стоя, в режиме фуршета; никаких вот этих - сидя, «первое-второе-третье-компот». Может быть, стоит что-то перенять у того же «Оскара», условно, где ведущие с приколами вручают призы в разных номинациях, с музыкой и так далее. Не знаю, успеем ли в этом году что-то сделать, но обязательно будем пытаться. Есть предварительные договоренности с несколькими отельерами, чтобы на какой-то из их площадок провести «Золотой Меркурий». Хочется хотя бы с чего-то начать. Согласитесь, такого мероприятия нет.

Мы хотим свести друг с другом лидеров отраслей по разным направлениям, которые между собой сейчас просто не общаются — они слышали, что кто-то где-то есть, и что-то делает, но не более того. Ребята, общайтесь. Неформально. Пусть налаживаются новые знакомства, деловые связи. Мне это как-то вот так представляется - что-то такое доброе, веселое.

А за рубежом самые перспективные направления какие?

Повторюсь, это Белоруссия, на самом деле братская страна, мы понимаем друг друга с полуслова. Есть сектора, где мы можем им в чем-то быть полезными, они нам где-то могут быть полезными. Нужно бизнес между собой свести и налаживать связи. Из Европы я Италию упомянул, сам бог велел этим направлением заниматься, опираясь на возможности федеральной ТПП.

А Ближний Восток?

Почему нет? Возьмём, к примеру, Иран. У нас в системе очень сильная Астраханская Торгово-промышленная палата. Они проводят Каспийский форум. На этой площадке можно свести предпринимателей из Владимирской области и Ирана.

Очень много интересных направлений, которые можно развивать: деловое образование, безусловно.

Мы же, кроме всего прочего, имеем официальный статус социально-ориентированной организации. Сейчас начали реализовывать программу профориентации школьников. В течении сентября организовали экскурсии на ведущие предприятия города. Ученики посетили завод «Автоприбор», мебельную фабрику «Седьмая карета», АО «Владимирский хлебокомбинат» , швейную фабрику «Славянка».

Мы взяли на себя миссию помощника в профориентации , помогаем определить старшеклассникам свой путь, выбрать профессию.

Это пилотная история. Пять классов в разных школах. По завершению экскурсионной программы со старшеклассниками будут проведены бизнес-семинары, встречи с реальными предпринимателями, управленцами и руководителями предприятий. Позже постараемся расширить этот проект.

SKRVC0002-1255.jpg

А предприятия как воспринимают такие экскурсии?

Например, Игорь Рахчеев – учредитель мебельной фабрики «Седьмая карета» , директор предприятия, сам водил детей по производству, показывал, рассказывал, где и чего. Я не сомневался, что они поддержат наш почин. Так и оказалось — хорошо относятся к этому проекту. Ведь за детьми, которые сейчас приходят на предприятие посмотреть, будущее.

У нас в палате два студента проходят практику. Мы прикрепили их к своим экспертам. Им так интересно всё это! Они уже разрабатывают проект - «Промышленный атлас Владимирской области». Торгово-промышленная палата сотрудничает и с университетом, и со школами - в реальный бизнес подтягиваем.

Как попасть в бизнес-миссии Торгово-промышленной палаты? Что нужно сделать? Какие преференции получат от этого предприниматели?

Как участвовать в торгово-экономических миссиях? Надо просто захотеть, и подать нам заявку в электронном виде или по телефону. На нашем сайте анонсированы все наши мероприятия.

Торгово-экономическая миссия, это когда ТПП двух регионов общаются, договариваются между собой: «Мы к вам приедем, привезем таких-то предпринимателей, такая-то отрасль». Встречающая сторона, в свою очередь, готовят пул контактов, приглашают бизнесменов, организовывают посещение предприятий.

Причём участники бизнес-миссий заранее понимают, кто будет на встрече, о чём будут говорить. Производителям котлов не интересно партнёрство с обувными фабриками. Им готовят встречу исключительно с теми, кто готов с ними скооперироваться. Профильные контакты и связи – это развитие бизнеса, как большого крупного, так и малого предпринимательства.

В этой работе нужно отметить тесное сотрудничество с бизнес-инкубатором.

Как получить с помощью ТПП льготное государственное кредитование?

Прежде всего это можно сделать по линии Фонда развития промышленности. Предприятия, которым необходимы средства на закупку нового или модернизацию имеющегося оборудования направить в Фонд заявку по определенному образцу. Далее понадобится рекомендация Торгово-промышленной палаты как региональной так и федеральной. К примеру, с начала 2021 года финансовую поддержку через ФРП при содействии ТПП Владимирской области и федеральной палаты получили проекты 5-ти предприятий региона на общую сумму 497, 223 млн.руб., а за предыдущие 3 года такую поддержку получили сразу 9 владимирских предприятий. . Мы можем также рекомендовать контакты с банками. Выступить неформальным поручителем, потому что знаем о предприятиях много. Существует региональная программа льготного кредитования Центра «Мой бизнес». Там очень комфортные условия, но средств выделенных по программе явно не достаточно.

В целом, по кредитованию ситуация крайне невеселая. То, что Центробанк ставку повысил… Я, однозначно, не сторонник таких мероприятий. Да, инфляция — штука неприятная. Да, это - удорожание продуктов, где-то усложнение жизни. С другой стороны, это стагнация экономии. Мы перестаем развиваться, становимся не конкурентно-способными. Давайте возьмем, условно, нашего предпринимателя Ивана и Ганса где-нибудь в Германии. У нас сейчас эффективная ставка по кредитам будет около 18%, а там, простите, 4% — максимум. Вот и вся конкуренция…

И, все-таки, при сложившихся экономических обстоятельствах, связанных с пандемией, удорожанием кредитов и прочими проблемами, каков Ваш прогноз на ближайшие год-два?

Я могу назвать себя осторожным оптимистом. Дело в том, что моё поколение начинало трудовую деятельность при «развитом социализме», пришло в бизнес в обстановке полного хаоса в экономике и управлении государством. И, тем не менее, на сегодня мы имеем достаточно крепкую экономику, опирающуюся в том числе на малый и средний бизнес. На федеральном и на региональном уровнях руководители Торгово-промышленных палат доносят до власти информацию о реальных проблемах бизнеса, формулируя предложения о действенной поддержке предпринимателей, и нужно признать, что часто нас слышат и адекватно реагируют. В глубине души я надеюсь, что задача, сформулированная руководством страны об увеличении доли малого и среднего бизнеса в ВВП до 40%, будет реализована через обеспечение доступа к комфортным кредитным ресурсам, через уменьшение налоговой и административной нагрузки.

Наш бизнес способен на многое, нужно поменьше мешать и немного помогать.

SKRVC0002-1233.jpg