Суд выяснил подробности передачи подчиненными взяток начальнику управления Росгвардии Алфие Мокшиной

Октябрьский районный суд города Владимира устанавливает обстоятельства передачи взяток руководителю управления Росгвардии по Владимирской области. Деньги Алфие Мокшиной передавали в коробке конфет «Рафаэлло» или просто клали в сумку
СПЕЦПРОЕКТЫ Автор: 31 Октября, 12:19 6 4542
репортаж

30 октября в Октябрьском районном суде города Владимира возобновилось рассмотрение уголовного дела начальника управления Росгвардии по Владимирской области. Алфию Мокшину обвиняют в мошенничестве, получении взяток и приготовлению к получению взяток. На четвертом заседании суд допросил второго потерпевшего по делу Ольгу Равковскую, и первого свидетеля майора полиции Алексея Прямова.

ЧТО БЫЛО ДО ЭТОГО

На первом заседании адвокаты Мокшиной потребовали вернуть уголовное дело в прокуратуру из-за многочисленных нарушений во время следствия. Суд не удовлетворил это ходатайство защиты.

На втором заседании помощник прокурора города Владимира Елизавета Маркова огласила обвинительное заключение. Глава владимирской Росгвардии не признала себя виновной. Алфия Мокшина заявила, что ее уголовное дело искусственно создано руководителями региональных силовых структур, которые хотели убрать Светлану Орлову с поста губернатора Владимирской области.

Третье заседание суд посвятил допросу первого потерпевшего - начальника управления вневедомственной охраны Владимирской области Алексея Севостьянова. Его показания легли в основу эпизода о мошенничестве.

НЕЗАКОННОЕ ПООЩРЕНИЕ РЕВИЗОРОВ В КОРОБКЕ ИЗ-ПОД «РАФАЭЛЛО»

Ольга Равковская с января 2017 года руководит финансово-экономическим отделом управления вневедомственной охраны (УВО) Владимирской области. Это подразделение два года назад фактически вело всю бухгалтерию владимирской Росгвардии и, судя по всему, справлялось неплохо. Алфия Мокшина даже предлагала Равковской повышение, но та отказывалась. Почему – неизвестно: как начальник отдела, она получает около 46 тысяч рублей в месяц. Вместе с мужем, который зарабатывает примерно 30 тысяч рублей, Равковская воспитывает двоих детей и платит кредит.

IMG_1453.JPG

Со слов потерпевшей, отношения с Мокшиной у нее складывались по-разному. Во время проверки финансово-хозяйственной деятельности, начавшейся 3 апреля 2018 года, все управление Росгвардии жило в постоянном стрессе. Равковская часто задерживалась на службе, иногда работала по выходным и праздникам. Ревизоры проверяли документы, и когда находили недостатки или ошибки, бухгалтерия старалась их тут же исправлять.

Однажды проверка обнаружила ошибку на 1,5 миллиона рублей. В августе 2017 года отдел Равковской некорректно рассчитал и выплатил компенсацию сотрудникам за вещевое имущество. Ошибка бюрократическая: на тот момент не существовало формулы для расчета компенсации - она появилась только через месяц. Ревизоры указали Равковской на недочет, и она решила включить 1,5 миллиона рублей в дебиторскую задолженность, а потом списать эти деньги. В суде начальник финансово-экономического отдела УВО говорила, что проверяющие были не против таких действий.

Вечером 12 апреля Алфия Мокшина позвонила Равковской и пригласила на разговор. Встреча состоялась на следующий день около 8 часов утра. Равковская зашла к Мокшиной, и та «кивком головы показала, что нужно пройти в пустой смежный кабинет». В этом маленьком помещении, где, по словам Равковской, было абсолютно пусто, начальник управления Росгвардии потребовала у бухгалтера 60-80 тысяч рублей «для незаконного поощрения ревизоров».

17 апреля Мокшина собрала в своем кабинете руководителей районных подразделений и сообщила, что нужно возвращать в кассу Росгвардии ошибочно выплаченные 1,5 миллиона рублей. У сотрудников началась паника, вспоминала Равковская. Силовики решили, что ничего возвращать не будут, ревизоры на требования Мокшиной недоуменно пожимали плечами. По словам потерпевшей, она «душой догадывалась», что происходит: начальник владимирской Росгвардии собиралась вернуться на службу в Москву, и для этого ей нужен был идеальный отчет ревизионной комиссии.

Равковская, «чтобы не трепать нервы» и избежать наказания за недочет, решила отдать Алфие Мокшиной 50 тысяч рублей – ровно столько она получила в качестве компенсации за вещевое имущество в августе 2017 года. Глава владимирской Росгвардии была не против. Равковская рассказала обо всем своему непосредственному начальнику Алексею Севостьянову, и тот согласился отдать часть суммы - 27 тысяч рублей.

Встречу назначили на 25 апреля 2018 года в «Кофейне на Чехова» - место выбирала Мокшина «в целях конспирации». За пару часов до этого Равковская сняла в банкомате Сбербанка на площади Ленина с кредитной карты 54 тысячи рублей тысячными купюрами. Купила в магазине маленькую упаковку конфет «Рафаэлло», достала содержимое и положила внутрь деньги. Заклеила коробочку скотчем и в таком виде понесла Мокшиной.

В «Кофейню на Чехова» Равковская приехала в 13:00 и вручила коробочку из-под «Рафаэлло» начальнику владимирской Росгвардии. Узнав, что Алексей Севостьянов вернет Равковской 27 тысяч рублей, Мокшина сразу предложила отдать часть суммы, но бухгалтер отказалась. «Как я могла забрать?!», – объяснила свое решение Равковская. В момент передачи денег она понимала, что нарушает закон, и считала это отвратительным. «С этим мы живем больше года и ночами не спим», – резюмировала потерпевшая.

В кофейне Равковская и Мокшина пробыли около часа - «съели по салатику». Начальник владимирской Росгвардии оплатила счет и попросила своего водителя отвезти главу финансово-экономического отдела в управление вневедомственной охраны. Приехав на работу, Равковская узнала, что компенсации выплачивать не надо. По итогам проверки ей объявили строгий выговор, но не за выплаты долгов по вещевому имуществу, а за согласование тарифов на услуги охраны.

Дальше бухгалтер путается в показаниях. Равковская предположила, что Мокшина после встречи в кафе позвонила ревизорам, и те согласились закрыть глаза на недостатки в отчетности. Начальник финансово-экономического отдела почувствовала себя обманутой, потому что Мокшина присвоила деньги себе, а не передала ревизорам. Этот факт позволил силовикам обвинить Мокшину в мошенничестве.

На нестыковки в словах Равковской обратили внимание адвокаты начальника управления Росгвардии по Владимирской области. Они попросили у суда помочь со сбором доказательств, в частности, запросить в Сбербанке информацию о времени снятия наличных денег и о движения средств на расчетном счете потерпевшей. Суд отказал защитникам, предложив ходатайствовать об этом позже.

ПЕРЕДАЧА «ДОКУМЕНТОВ ОСОБОЙ ЦЕННОСТИ»

Заместитель начальника управления Росгвардии по Владимирской области, майор полиции Алексей Прямов считается посредником при передаче взяток Алфии Мокшиной от нескольких начальников районных управлений вневедомственной охраны. Прямов сотрудничал с ФСБ, и это позволило добавить к делу Алфии Мокшиной ещё четыре эпизода.

IMG_1457.JPG

В суде Прямов выступал, подглядывая в бумаги, но все равно говорил сбивчиво, опуская многие детали. Замглавы Владимирской Росгвардии, отвечавший за взаимодействие с ревизионной комиссией, сначала сказал, что не общался с проверяющими в нерабочее время, а через несколько минут вспомнил, как «один или два раза» ходил с ними в кафе «просто посидеть вне стен служебных кабинетов» и «9 мая пожарили на речке шашлычки». После наводящего вопроса судьи Прямов оговорился, что делал это исключительно из «чувства гостеприимства».

На противоречия в рассказе майора полиции обратила внимание государственный обвинитель. Она попросила озвучить показания заместителя главы Росгвардии, полученные во время следствия. Расхождение стало заметно сразу. В суде Прямов сказал, что не испытывает неприязни к подсудимой, тогда как следователям говорил совершенно другое:

«Начальника управления могу характеризовать как вспыльчивую, импульсивную, неадекватную, необъективную женщину. Имели место факты проведения служебных проверок с привлечением сотрудников к дисциплинарной и материальной ответственности без каких-либо серьезных на то правовых оснований.

Мокшина не вдаваясь в подробности проступка, не разбираясь, могла приказать привлечь конкретное лицо, не вдаваясь в подробности служебной проверки, к ответственности. С сотрудниками вела себя по-хамски, позволяла себе грубые и нецензурные выражения, обращалась с подчиненными, как будто со своей собственностью, например, могла при сотруднике, младшем по званию (в должности лейтенанта) отчитать его начальника, подполковника или полковника, не стесняясь в выражениях, что вызывало негативную реакцию подчиненных.

Данные обстоятельства, по моему мнению, не способствовали укреплению авторитета Мокшиной, а, наоборот, усиливали негативное отношение к ней как со стороны руководства, заместителей, так и со стороны других сотрудников. Большинство сотрудников и начальников вынуждены были терпеть такое хамское отношение со стороны Мокшиной, так как находились от нее в служебной зависимости и боялись ей перечить. Сотрудники постоянно находились в стрессовом состоянии, особенно после совещаний и личных бесед. У Мокшиной было одно правильное мнение – ее».

Дальнейшие события пересказаны так, как Алексей Прямов описывал их во время допроса в октябре 2018 года.

2 апреля 2018 года во Владимир приехала ревизионная комиссия для проверки финансово-хозяйственной деятельности регионального управления Росгвардии. Часть ревизоров разъехалась по районам, не больше пяти человек осталось во Владимире. Проверяющие жили в гостинице «Золотое кольцо» и питались в столовой центрального офиса Росгвардии на Суздальском проспекте.

Спустя 10 дней появились первые результаты ревизии. Алфия Мокшина пригласила к себе в кабинет Алексея Прямова (он станет заместителем руководителя управления Росгвардии только 24 апреля 2018 года) и начальника областного управления вневедомственной охраны Алексея Севостьянова (он рассказывал, что глава владимирской Росгвардии собирала руководителей территориальных подразделений). Мокшина сообщила подчиненным, что в некоторых отделах ревизоры нашли нарушения, но в итоговый отчет они не попадут, если «их откорректировать». Для этого нужно было «как-то отблагодарить членов комиссии».

20 апреля Мокшина собрала повторное совещание, где озвучила конкретные недостатки, вроде невыставления счетов за ложное срабатывание сигнализации или неверное начисление заработной платы, связанное с некорректным расчетом компенсации за вещевое имущество. Глава владимирской Росгвардии пригрозила сотрудникам дисциплинарными наказаниями, которые влекут за собой сокращение премии на 25%. «Характерным жестом руки» Мокшина показала, что проблемы с ревизорами можно уладить деньгами.

Алфия Мокшина попросила Алексея Прямова взять 50 тысяч рублей у начальника УВО Севостьянова и 30 тысяч рублей – у ее заместителя, полковника полиции Андрея Бодягина. Кроме того, Мокшина ждала не меньше 35 тысяч рублей от руководителя отдела вневедомственной охраны (ОВО) по Александровскому району Вадима Сельчихина. Прямов должен был передать деньги лично главе владимирской Росгвардии не позднее 10 мая «в целях минимизации выявленных нарушений, указанных в итоговом акте ревизии». 23 и 27 апреля майор полиции передал слова Мокшиной всем заинтересованным.

«В период с 20 по 23 апреля 2018 года я обдумывал все сказанное мне Мокшиной. Я понимал, что все, что начальник предлагает сделать мне – это преступления. Она моими руками хотела собрать с подчиненным деньги, чтобы я передал фактически взятки за решение вопросов и непривлечение сотрудников к ответственности. Осознав, что могу стать участником коррупционной деятельности начальника, я решил обратиться в компетентные органы. Решив для себя, что свобода моей работы и моя семья мне гораздо дороже, чем благодарность по службе и хорошие отношения с начальством, я принял решение обратиться в ФСБ России по Владимирской области », – зачитывала гособвинитель протокол допроса Прямова.

Спецслужбы поручили Прямову выполнить просьбу Мокшиной и собрать для нее «документы особой ценности» (так завуалированно называли взятки участники истории). Первым откликнулся полковник полиции Бодягин. Он отказался давать деньги – Прямов передавал Мокшиной меченые банкноты, полученные от ФСБ. Вечером 25 апреля к Прямову приехал начальник ОВО по Александровскому району Сельчихин и положил ему в папку 30 тысяч рублей 5-тысячными купюрами – больше у него с собой не было.

Вручение взяток состоялось вечером 3 мая в служебном кабинете Мокшиной. Прямов, по указанию начальника, положил 60 тысяч рублей ей в сумку, почему-то обозначенную как «папку красного цвета». После этого глава владимирской Росгвардии со своим заместителем вышли на улицу, где выяснилось, что нужно взять деньги и с других руководителей территориальных подразделений управления вневедомственной охраны. В качестве взяткодателей Мокшина выбрала начальника ОВО по Петушинскому району Сергея Кашутина и главу ОВО по Кольчугинскому району Сергея Просыпалова. Прямов должен был взять у них 30 тысяч и 5 тысяч рублей соответственно.

Майор полиции рассказал обо всем ФСБ и история повторилась. Просыпалов и Кашутин передали Прямову деньги, еще 10 тысяч рублей добавил Вадим Сельчихин. 10 мая заместитель начальника владимирского управления Росгвардии приехал к дому Мокшиной на улице Гастелло. Во дворе дома он сел к ней машину, где состоялась передача денег: глава силового ведомства вновь попросила положить купюры в сумку, после чего на время вышла из салона авто.

На уточняющие вопросы адвокатов свидетель отвечал отрывисто и практически односложно. Он отметил, что четко следовал инструкциям ФСБ, а по окончании ревизии 10 мая к нему на банковскую карту пришли деньги от одного из ревизоров. Прямов объяснил, что когда он вместе с членами комиссии ходил в кафе, счета оплачивались по принципу «единого котла». Он одолжил деньги одному из проверяющих, и тот спустя некоторое время вернул долг.

Следующие заседания по уголовному делу Мокшиной пройдут в ноябре. На них допросят четверых силовиков, с которых глава владимирской Росгвардии требовала деньги: Андрея Бодягина, Вадима Сельчихина, Сергея Кашутина и Сергея Просыпалова.

Telegram-канал Зебра ТВ: новости в удобном формате