Регистрация / Вход Сб, 17 ноября 2018, 13:40

Андреев: «Для меня эта ситуация была вообще катастрофой»

Директор строительной компании «Игротэк» Алексей Андреев на суде по делу экс-вице-губернатора Владимирской области Дмитрия Хвостова заявил, что дача им взятки чиновнику стала очень большой моральной ошибкой в его жизни
19 Августа 2018, 13:02 51 9537

Ленинский районный суд города Владимира под председательством Дмитрия Каюшкина продолжает допрос свидетелей по уголовному делу в отношении бывшего заместителя губернатора Владимирской области по строительству Дмитрия Хвостова. Экс-чиновника обвиняют в получении взяток в крупном и особо крупном размере. В одном из эпизодов фигурирует Алексей Андреев - директор ООО «Игротэк», одной из крупнейших строительных компаний Владимирской области.

IMG_0774.jpgДмитрий Каюшкин
IMG_0629_1.jpgДмитрий Хвостов
IMG_0766.jpg

После того, как Хвостов был задержан в октябре 2016 года, Андреев написал заявление в Следственный комитет (на суде также звучало, что это могла быть и явка с повинной) о том, что в 2015 году он дважды передал Хвостову через посредника Игоря Козырского деньги на общую сумму в 800 тысяч рублей. Кстати, Козырский, который фигурирует в трёх из четырёх эпизодах по делу Хвостова, в рамках другого судебного производства был приговорён к 6 годам лишения свободы условно.

«ТАКИХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ Я НИКОГДА НЕ ПОЛУЧАЛ ПО ЖИЗНИ»

IMG_0764.jpg Алексей Андреев

Алексея Андреева в суд вызвал начальник Второго отдела государственных обвинителей Генеральной прокуратуры России Виктор Антипов. Он же и начал допрос свидетеля.

Андреев пояснил, что знаком с Дмитрием Хвостовым с 2014 года. Той осенью заместитель губернатора по строительству у ресторана «Круча» гостиничного комплекса «Вознесенская слобода» обратился к нему с просьбой оказать материальную помощь в размере миллиона рублей на ремонт квартиры. Андреев сначала растерялся, а потом спросил Хвостова, как он себе представляет передачу ему такой суммы? Чиновник сказал, что у него есть человек, Игорь Козырский, который может выступить посредником. Директор ООО «Игротэк» согласился, несмотря на то, что расценил эту ситуацию как «некое неудобство» и «неприятность». При этом речи о возврате денег не шло.

Алексей Андреев решил оказать помощь Дмитрию Хвостову не за счёт средств своей компании, а из личных денег. В итоге в феврале и ноябре 2015 года он передал Козырскому двумя частями 800 тысяч рублей — один раз 500 тысяч, второй — 300. Причём на суде свидетель не мог вспомнить, когда какую сумму он передавал посреднику. Обе встречи произошли у областной филармонии на Садовой площади.

Государственный обвинитель спросил Андреева, обещал ли Хвостов оказывать покровительство его компаниям за переданные деньги? Свидетель сообщил, что вице-губернатор лишь пообещал ему, что «будем работать».

Алексей Андреев также пояснил, что Дмитрий Хвостов не способствовал его компаниям вхождению в программу «Жильё для российской семьи» («ЖРС»), в рамках которой «Игротэк» комплексно застраивала земельные участки во владимирском микрорайоне «Пиганово» и в посёлке Вяткино Судогодского района, так как в то время «Игротэк» уже участвовала в «ЖРС». Андреев сообщил, что застройщикам было выгодно участвовать в этой программе, так как государство гарантировало им возмещение части затрат на подведение к жилым домам инженерной инфраструктуры. При этом участники программы не должны были продавать жильё дороже, чем по 30 тысяч рублей за квадратный метр.

Но в итоге программа «Жильё для российской семьи» в виду отсутствия денег была свёрнута, и «Игротэк» так и не начала строительство в Вяткино. А что касается «Пиганово», компания Алексея Андреева сейчас продаёт там квартиры без ограничений по цене.

IMG_0782.jpg На фото справа - Виктор Антипов

Вопрос государственного обвинителя Виктора Антипова:

  • Вам знакома компания «Игротэк»?

Ответ Алексея Андреева:

  • Да, это моя компания.

Вопрос:

  • Чем она занимается?

Ответ:

  • Она занимается строительством жилых и нежилых помещений, общестроительными работами. Компания-застройщик.

Вопрос:

  • Вы знакомы с Хвостовым?

Ответ:

  • Да, знаком.

Вопрос:

  • С какого года?

Ответ:

  • Наверное, с 2014 года.

Вопрос:

  • Вы встречались с Хвостовым в гостиничном комплексе «Вознесенская слобода» в ресторане «Круча» в 2014 году?

Ответ:

  • Да, встречался.

Вопрос:

  • Что при этом происходило? Если помните.

Ответ:

  • Было там несколько человек, пообедали. Вышли на улицу, разговаривали...

Вопрос:

  • С кем?

Ответ:

  • Люди уехали, мы остались с Хвостовым.

Вопрос:

  • О чём вы разговаривали?

Ответ:

  • Ну, он спросил так нехотя по поводу того, что он — человек во Владимире новый, не помогу ли я ему, скажем, дать денег на обустройство, на ремонт квартиры...

Вопрос:

  • Чьей квартиры?

Ответ:

  • Его. Ну, или которую он снимал, я не знаю, где он жил.

Вопрос:

  • Какова ваша реакция была на это предложение?

Ответ:

  • Ну, я так немножко как бы так растерялся, а потом сказал: «Как вы это себе представляете»? Он такой тоже был немножко смущённым. Я там всё это в заявлении написал, то есть как бы... Он сказал, что у него есть там человек, доверенное лицо, он подъедет по звонку, и, в общем-то, [он сказал так:] «если готов помочь, то помоги».

Вопрос:

  • Вы ему объяснили, чем это является?

Ответ:

  • Ну, я сказал, что как бы он — чиновник, что мне будет неудобно ему в кабинет чего-то там приносить... По большому счёту, я ему не объяснял.

Вопрос:

  • Как вы сами-то расценивали это предложение, и ваши действия последующие?

Ответ:

  • Ну, сначала как бы немножко растерялся, потому что как бы таких вот предложений я никогда не получал по жизни, да, то есть, но как-то согласился.

Вопрос:

  • Сами-то как это расценивали?

Ответ:

  • Ну, как некое неудобство, неприятность.

Вопрос:

  • Он вам этого человека назвал? Фамилию? Имя? Или его отношение к нему?

Ответ:

  • Он мне сказал, что его зовут Игорь, дал его телефон.

Вопрос:

  • Он только назвал его Игорем, фамилию его не назвал?

Ответ:

  • Я не помню. Он сказал, что это его, там, друг, не знаю, помощник.

Вопрос:

  • Сумму-то он [Хвостов] обговорил?

Ответ:

  • Он просил около миллиона рублей.

Вопрос:

  • Он-то при этом говорил о том, что будет возвращать [эти деньги], или что-то ещё?

Ответ:

  • Об этом не было разговора.

Вопрос:

  • Вы ему немного разъяснили, чем вы занимаетесь, как ведёте бизнес?

Ответ:

  • Ну, он в курсе был моих дел, то есть, чем я занимаюсь — он знал. Как веду бизнес? Деньги мешками не таскаю, это немножко иной бизнес.

Вопрос:

  • Алексей Александрович, я так понимаю, что когда ведётся бизнес, там каждая копейка учитывается?

Ответ:

  • Учитывается, да.

Вопрос:

  • Передавать [деньги] очень сложно. Можно обналичивать незаконным путём, но вы-то как договаривались?

Ответ:

  • У меня есть собственный доход, личный. Я являюсь ещё индивидуальным предпринимателем, у меня есть некое имущество, я сдаю его в аренду, поэтому...

Вопрос:

  • Из каких денег решили дать ему эту...

Ответ:

  • Ну, так как эти деньги — мои личные, вот из своих и дал.

Вопрос:

  • То есть, из своих личных денег?

Ответ:

  • Да.

Вопрос:

  • Ну, и как дальше события развивались?

Ответ:

  • Это было осенью 2014 года, было уже холодно, насколько я помню. И вот уже после Нового года, в феврале 2015 года, и в ноябре 2015 года мы встретились с [Игорем] Козырским около филармонии. Он подъезжал на машине. У меня там офис недалеко, недалеко живу, то есть я подъезжал на машине, выходил, садился в его машину, ему оставлял деньги, на том и прощались.

Вопрос:

  • Вы вышли на Козырского, или Козырский на вас?

Ответ:

  • Я ему не звонил.

Вопрос:

  • Кто вышел-то [на вас]? Или через кого?

Ответ:

  • Звонил Козырский.

Вопрос:

  • Вам.

Ответ:

  • По-моему, да.

Вопрос:

  • Хвостов, перед тем, как вы сказали ему, что будете платить, он вам обещал оказывать покровительство компаниям, в которых вы являлись учредителем?

Ответ:

  • Ну, он сказал: «Будем работать». То есть как бы я не готов сказать, что он имел в виду. У нас разные виды работы: он — чиновник, а я — предприниматель.

Вопрос:

  • Говорил он вам, что окажет помощь при реализации ваших намерений, ваших компаний, войти в программу «Жильё для российской семьи»?

Ответ:

  • У нас на тот момент не было [таких] намерений, потому что мы уже являлись участниками этой программы. Это всё началось, если мне память не изменяет, с мая или апреля 2014 года. То есть я тогда с Хвостовым не общался, к нам обратились из департамента [строительства и архитектуры администрации Владимирской области]. У нас было несколько проектов комплексной застройки, выделена земля, так как эта программа была на основании майских указов президента от 2012 года, необходимо было то есть как бы... Ну, сама процедура выделения земли, скажем, она достаточно сложная, а так как у нас уже были земельные участки, были утверждены проекты планировок, то, соответственно, в департаменте мне рассказали какие там возможны, ну, не то, что преференции, а возможности в плане обустройства этих земельных участков, поэтому мы согласились.

Вопрос:

  • Алексей Александрович, вы покупали земли в микрорайоне «Пиганово» [во Владимире] и в микрорайоне «Вяткино» [в Судогодском районе]?

Ответ:

  • Нет, эту землю не покупал. Землю в микрорайоне «Пиганово» мы арендовали по итогам аукциона, которые проходил в 2011 году, у области, а микрорайон «Вяткино», я не помню с какого...

Вопрос:

  • Вы её арендовали для каких целей?

Ответ:

  • Для строительства.

Вопрос:

  • Строительства комплексного или точечного?

Ответ:

  • Нет, [планировалось] комплексное освоение земельных участков.

Вопрос:

  • Вам разрешение на строительство было выдано?

Ответ:

  • Разрешения на строительство по «Пиганово» - на первый дом было выдано в марте 2014 года, потом было выдано ещё на три дома, и потом ещё на десять домов.

Вопрос:

  • Вот эти разрешения были выданы после того, как вы договорились платить миллион Хвостову или до этого?

Ответ:

  • Разрешения на четыре дома, если мне память не изменяет, они были выданы ещё в марте 2014 года.

Вопрос:

  • Вам было выгодно участвовать в программе «Жильё для российской семьи», как компании-застройщику?

Ответ:

  • Ну, достаточно, да. То есть как бы было со стороны государства обещано возмещение затрат по строительству инженерной инфраструктуры. А по «Вяткино»...

Вопрос:

  • В каком объёме?

Ответ:

  • 4 рубля [4000 рублей] с квадратного метра.

Вопрос:

  • Если вы войдёте в эту программу?

Ответ:

  • Но это было не [только] нам обещано, а, вообще, по всей стране. Нужно было построить 25 миллионов «квадратов», то есть как бы...

Вопрос:

  • Вы вошли в эту программу?

Ответ:

  • Да. Мы вошли, подписали соответствующие соглашения с городом, их подписывал [глава администрации города Владимира] Шохин Андрей Станиславович, и подписали соответствующие тройственные соглашения с регионом, субъектом [Российской Федерации]...

Вопрос:

  • [Соглашение было подписано] с департаментом строительства [и архитектуры администрации Владимирской области] или заместителем губернатора?

Ответ:

  • С замом губернатора.

Вопрос:

  • В лице?

Ответ:

  • По-моему, подписывал [первый заместитель губернатора Владимирской области по развитию инфраструктуры, ЖКХ и энергетики Алексей] Конышев, если мне память не изменяет. Это был уровень, прерогатива или губернатора, или первого вице. Такая же история произошла и по «Вяткино», но там, так как это Судогодский район, подписывал глава Судогодского района. А земельный участок в «Вяткино» мы арендовали у АИЖК — Агентства ипотечного жилищного кредитования. Это федеральная земля, мы её арендовали по итогам аукциона.

Вопрос:

  • Аренда чем-нибудь была обговорена?

Ответ:

  • В смысле?

Вопрос:

  • Отягощение было какое-нибудь?

Ответ:

  • Нет.

Вопрос:

  • Только строительство и всё? Вы получили по этим программам выгоду?

Ответ:

  • Ничего мы не получили. Строительство в «Вяткино» мы так и не начали по одной простой причине, что АИЖК нам не согласовало проект межевания, и, соответственно, мы ничего строить там не могли.

Вопрос:

  • Вы не сумели подать документы в программу?

Ответ:

  • Да нет. Ещё раз: мы были в программе, то есть как бы...

Вопрос:

  • Но жилищное строительство вы не могли осуществлять, если вам не согласовали?

Ответ:

  • Как вам объяснить? Есть определённая процедура получения разрешения на земельные участки. Необходимо выполнить проект планировки земельного участка, получить технические условия, разработать проектную документацию на каждый из объектов, и получить на них разрешения. По «Вяткино» мы подписали соглашение по участие в программе, «Игротэк» непосредственно занимался, по участию в программе «Жильё для российской семьи», но в 2015 году произошла некая пертурбация на уровне федеральных властей, и изменилось... Ну, короче: земля из одного ведомства, она была федеральной, перешла в другое, а у нас она была в аренде, то эта процедура заняла порядка полугода или год, а АИЖК нам не согласовала проект межевания. То есть, вот берётся земельный участок, на нём межуется отдельный участок, на котором строятся те или иные объекты — дорога, коммуникации, подстанция, дома...

Вопрос:

  • Сколько обычно срок этого межевания?

Ответ:

  • Межевание делается в течение месяца.

Вопрос:

  • Почему же вам задержали-то?

Ответ:

  • А потому что федеральный закон изменился.

Вопрос:

  • То есть, вины местных властей, вы считаете, нет?

Ответ:

  • В этом — абсолютно нет, то есть как бы мы получили разрешение на весь земельный участок.

Вопрос:

  • Ясно. А в «Пиганово» вы построили жилые дома?

Ответ:

  • В «Пиганово» мы построили 23 дома на сегодняшний день. 16 домов мы сдали, 7 домов сейчас находятся в разной степени готовности, 4 из них готовы, 3 завершаются.

Вопрос:

  • Согласно этой программе, вам за «Пиганово» заплатили?

Ответ:

  • Нет.

Вопрос:

  • Почему?

Ответ:

  • Потому что в 2016 году меня пригласили в АИЖК и сказали...

Вопрос:

  • Города Владимира?

Ответ:

  • Нет, АИЖК — это Агентство ипотечного жилищного кредитования, это федеральная структура, называется «Дом.рф» на сегодняшний день.

Вопрос:

  • И что вам там сказали?

Ответ:

  • Ну, меня пригласили и сказали: «Денег не будет, до свидания». И программа вообще сворачивается.

Вопрос:

  • Где и когда вы передали денежные средства вот эти, обговорённые с Хвостовым, Козырскому?

Ответ:

  • В феврале 2015 года, в ноябре 2015 года на площади Садовой напротив филармонии.

Вопрос:

  • Около концертного зала [имени Танеева]?

Ответ:

  • Да.

Вопрос:

  • Давайте, если вспомните, как происходило всё это? Как вы подошли или подъехали...

Ответ:

  • Позвонил Козырский, я подъехал на машине, он стоял впереди. Я вышел из машины, я был с водителем, сел к нему в машину, отдал деньги, вышел и ушёл.

Вопрос:

  • Деньги были в пакете или..?

Ответ:

  • В конверте.

Вопрос:

  • А Козырский вас ожидал на какой машине?

Ответ:

  • «Тойта Камри», по-моему.

Вопрос:

  • Вы в руки передавали конверт с деньгами?

Ответ:

  • Нет, положил там, где коробка передач.

Вопрос:

  • Встреча сколько длилась — десять, пятнадцать, двадцать минут?

Ответ:

  • Да буквально полторы-две минуты.

Вопрос:

  • Сколько денег передали в первый раз?

Ответ:

  • По-моему, около 500 тысяч [рублей].

Вопрос:

  • 500 тысяч?

Ответ:

  • Ну, 500 или 300, я не помню, там два раза было...

Вопрос:

  • А вторую-то часть передали?

Ответ:

  • Это было через полгода почти, в ноябре 2015 года, по-моему.

Вопрос:

  • Вот эти деньги, которые вы Козырскому передали, они дошли до Хвостова? Вы знаете или не знаете об этом?

Ответ:

  • Меня это не интересовало.

Вопрос:

  • А вторая передача при каких обстоятельствах произошла?

Ответ:

  • То же самое. Из машины в машину.

Вопрос:

  • А до этого [что было]?

Ответ:

  • Ну, мы общались с Дмитрием Антольевичем [Хвостовым], он говорил [мне]: «Ну вы же обещали»...

Вопрос:

  • Хвостов перед этим с вами связывался?

Ответ:

  • Мы в тот период встречались довольно часто.

Вопрос:

  • И что было?

Ответ:

  • Он просто сказал: «Обещал помочь — помоги до конца». Я помог.

Вопрос:

  • А вы у него-то спрашивали, первый транш дошёл до него, или нет?

Ответ:

  • Я не интересовался. Не готов сказать.

Вопрос:

  • Но вы передали не миллион, а сколько?

Ответ:

  • 800 тысяч в общей сложности.

Вопрос:

  • По второму эпизоду что произошло? Вас Хвостов просил передать деньги?

Ответ:

  • Ну, он сказал: «Выполни своё обещание».

Вопрос:

  • Где он вас об этом просил?

Ответ:

  • Ну, наверное, в администрации, я там часто бываю.

Вопрос:

  • Ну и как эта просьба была выполнена?

Ответ:

  • Позвонил Козырский, он был в городе в этот момент. Я с ним договорился, подъехал на площадь напротив филармонии.

Вопрос:

  • Сколько передали, и при каких обстоятельствах?

Ответ:

  • В ноябре — около 300 тысяч [рублей]. В общей сложности было 800 тысяч, первый раз 500, второй — 300. Или наоборот, я не помню точно.

Вопрос:

  • Вы-то Козырского как воспринимали? Как делового партнёра Хвостова? Как родственника или как близкого человека?

Ответ:

  • Мне показалось, что они были достаточно хорошо знакомы и близки. Но я ними встречался и в других ситуациях. Козырский несколько раз меня подвозил, в гостях у меня был один раз за городом. Я не знаю, что их связывало. Хвостов как-то помог Козырскому, когда тот операцию делал на позвоночнике, что ли.

Вопрос:

  • А другие были ещё передачи [денег от вас Хвостову]?

Ответ:

  • Нет.

Вопрос:

  • Вам в ходе допросов предъявлялись аудиозаписи разговоров?

Ответ:

  • Предъявлялись.

Вопрос:

  • Там были ваши разговоры с Хвостовым?

Ответ:

  • Да, разговаривал. Я себя там узнавал, его голос узнал.

Вопрос:

  • А с Козырским разговоры предъявлялись вам?

Ответ:

  • Нет, по-моему.

«Я НИЧЕГО НЕ ПРОСИЛ У ДМИТРИЯ АНАТОЛЬЕВИЧА»

IMG_0781.jpg

Отвечая на вопросы адвокатов Дмитрия Хвостова, Алексей Андреев сообщил, что решил обратиться с заявлением в Следственный комитет после того, как у него состоялся разговор с «оперативными работниками». Обстоятельства этой беседы остались невыясненными. В 2017 году в отношении Андреева было возбуждено уголовное дело за дачу взятки Хвостову, которое впоследствии было прекращено в связи с его сотрудничеством со следствием.

Андреев признал, что согласие на передачу денег государственному чиновнику было ошибкой с его стороны, при этом он считает, что и Хвостов поступил неправильно, обратившись к нему за материальной помощью. По мнению свидетеля, выполнение такой просьбы бывшего вице-губернатора можно, учитывая российские реалии, рассматривать двояко — и как взятку, и как оказание помощи.

Алексей Андреев прямо сказал, что он «ничего не просил у Дмитрия Анатольевича» Хвостова. Более того, он заявил, что позиция ООО «Игротэк» заключается в том, чтобы не участвовать в исполнении государственных и муниципальных подрядов, то есть вообще не работать с бюджетными деньгами. Правда, при этом, отвечая на вопрос адвоката Хвостова о том, что неужели бывший вице-губернатор ничего не должен был делать в пользу Андреева получив от него деньги, свидетель что-то сказал про какое-то «отношение», которое «помягче было бы».

Алексей Андреев пояснил адвокатам Дмитрия Хвостова, что реализацией федеральной программы «Жильё для российской семьи» во Владимирской области занимался департамент строительства и архитектуры обладминистрации, а не лично Хвостов (позже государственный обвинитель огласит ряд документов, из которых следует, что именно бывший вице-губернатора отвечал за «ЖРС» в 33-ем регионе).

Адвокаты спросили свидетеля, какую выгоду он получил от передачи Дмитрию Хвостову 800 тысяч рублей? Алексей Андреев заявил, что никакой выгоды у него не было, только убыток в 160 миллионов рублей, связанный с закрытием программы «Жильё для российской семьи».

Андреева также спросили, является ли для него обычной ситуация, когда он даёт деньги должностным лицам? Он ответил отрицательно. Тогда последовал такой вопрос:

«То есть, для вас это была нестандартная ситуация»?

На это Алексей Андреев ответил, что для него «эта ситуация была вообще катастрофой».

IMG_0650.jpg Сергей Михайлов и Александр Карьгин

Вопрос адвоката Дмитрия Хвостова Сергея Михайлова:

  • Скажите, пожалуйста, вы можете пояснить суду содержание разговора, который состоялся между вами и прокурором, гособвинителем здесь присутствующим, в коридоре перед началом допроса?

Ответ Алексея Андреева:

  • Вообще никакого разговора не было. Он подошёл, говорит: «Вы Андреев»? Я говорю: «Да. Меня пригласили на 14:00». Он говорит: «Сейчас будут какие-то две женщины, я постараюсь, чтобы вы зашли быстрее». Больше никакого разговора не было.

Вопрос адвоката Дмитрия Хвостова Александр Карьгина:

  • Скажите, пожалуйста, вот вы обращались в правоохранительные органы с заявлением о явке с повинной вот по тем обстоятельствам, по которым сейчас даёте показания?

Ответ Алексея Андреева:

  • Я думаю, что это не явка с повинной — это было заявление, по-моему.

Вопрос:

  • Это была явка с повинной...

Ответ:

  • Я пришёл в Следственный комитет, написал эту бумагу.

Вопрос:

  • А связи с чем вы решили обратиться в правоохранительные органы?

Ответ:

  • В связи с чем? (Глубокий вздох) У меня состоялся разговор, то есть как бы...

Вопрос:

  • С кем?

Ответ:

  • Ну, это уже не важно с кем. Я не готов сказать... С оперативными работниками. Ну, то есть, [меня спросили]: «Хвостова знаешь»? Знаю. «Какие-то отношения имел»? Я даже и не скрывал, что, да, помогал ему, вот и всё.

Вопрос:

  • То есть, если я вас правильно понял, если этого разговора не было бы, вы бы не написали заявления?

Ответ:

  • Почему? Я пошёл в правоохранительные органы и написал заявление.

Вопрос:

  • Уточните, пожалуйста, всё-таки, что конкретно просил у вас Хвостов, когда просил денежные средства, и что он вам за это обещал?

Ответ:

  • То, что он просил, я уже сказал как бы для чего — для обустройства своего быта. А конкретно он мне ничего не обещал, сказал: «Будем работать». Как-то вот так прозвучала эта фраза.

Вопрос:

  • Вы как оцениваете эту просьбу — как требование взятки, или как бытовую просьбу одолжить?

Ответ:

  • Ну, в данной ситуации я затрудняюсь сказать, как это оценить. Наверное, это была моя ошибка, что я вообще согласился на это. Не надо было, всё же Хвостов — чиновник, и это, наверное, было не совсем правильно с моей стороны, скажем. Ну, и с его стороны, наверное, было неправильным что-то просить даже в бытовом плане. Поэтому это можно расценить как угодно — как помощь, как взятку. К сожалению, вот так вот как бы у нас бывает.

Вопрос:

  • Вы могли отказаться от выполнения этих требований [со стороны Хвостова]?

Ответ:

  • От этих? Я думаю, вполне мог.

Вопрос:

  • Для вас какие-то негативные последствия наступили бы в данном случае?

Ответ:

  • Не готов сказать.

Вопрос:

  • А вот, передавая денежные средства человеку по имени Игорь [Козырский], вы ожидали, что в отношении вас будут выполняться какие-то действия?

Ответ:

  • Какие действия?

Вопрос:

  • Со стороны администрации [Владимирской области] и Хвостова, в частности? Что-то должно было выполняться за те денежные средства, которые вы ему передали?

Ответ:

  • Я ничего не просил у Дмитрия Анатольевича.

Вопрос:

  • Не просили?

Ответ:

  • Нет. Я вообще как бы стараюсь не общаться ни с чиновниками, ни с кем. Мы в своём бизнесе не участвуем ни в закупках, ни в подрядах, ни в муниципальных, ни в госзаказах, не работаем с бюджетными деньгами. Вообще, это крайне редкие случаи — два-три за последние десять лет. Это наша позиция, чтобы просто не общаться с представителями власти. Я имею в виду в плане каких-то вот отношений.

Вопрос:

  • То есть, если я правильно вас понял, Хвостов ничего за те денежные средства, которые вы передавали вот этому человеку по имени Игорь, ничего не должен был выполнять, как должностное лицо?

Ответ:

  • Как должностное лицо? Ну, может быть, помягче было бы отношение какое-то... Я не знаю.

Вопрос:

  • Но вы обговаривали с Хвостовым, либо с кем-то ещё, с тем же Игорем [Козырским]..?

Ответ:

  • С Игорем я ни о чём не разговаривал, потому что Игорь как бы подъехал и уехал. С Хвостовым по поводу конкретно этих денег и того, что он должен за них чего-то выполнять, я не разговаривал.

Вопрос:

  • Уточните, когда произошла встреча в «Круче».

Ответ:

  • Это был 2014 год, осень, если мне память не изменяет.

Вопрос:

  • А в федеральную программу [«Жильё для российской семьи»] вы когда вступили?

Ответ:

  • Мы вступили в сентябре.

Вопрос:

  • А вы говорили, что в марте или мае 2014 года...

Ответ:

  • Я вам скажу так: эта программа была объявлена в марте или мае, потом к нам обратились из департамента строительства, а процесс оформления или выбора подрядчиков, исполнителей этой программы произошёл гораздо позднее, то есть требовалось время для подписания документов.

Вопрос:

  • Хвостов помогал вам принять участие в этой программе?

Ответ:

  • На какой момент?

Вопрос:

  • Вообще при включении в федеральную программу?

Ответ:

  • Федеральной программой занимался департамент строительства.

Вопрос:

  • То есть, Хвостов здесь не при чём?

Ответ:

  • А я с ним не общался тогда вообще, с Хвостовым.

Вопрос:

  • В отношении вас было возбуждено уголовное дело?

Ответ:

  • Да, было.

Вопрос:

  • По какому факту?

Ответ:

  • По факту передачи взятки.

Вопрос:

  • А когда?

Ответ:

  • В декабре 2017 года. Или в ноябре. Оно было прекращено.

Вопрос:

  • А явку с повинной вы когда написали?

Ответ:

  • Это был октябрь 2016 года.

Вопрос:

  • В этот промежуток времени вы в каком статусе были, когда допрашивались?

Ответ:

  • В статусе свидетеля.

Вопрос:

  • Когда вы написали явку с повинной, вы признавались в каком-то своём преступлении?

Ответ:

  • Я признался в том, что передал деньги.

Вопрос:

  • Это законно, или незаконно?

Ответ:

  • Ну, наверное, не совсем законно.

Вопрос:

  • А дело было прекращено по каким основаниям?

Ответ:

  • Я не готов сказать, я - не юрист.

Вопрос:

  • А вот АИЖК подчиняется в той или иной мере Хвостову?

Ответ:

  • Оно подчиняется премьер-министру и министру строительства.

Вопрос:

  • А Хвостов Дмитрий Анатольевич мог как-то повлиять на этот орган?

Ответ:

  • Повлиять?! Наверное, нет.

Вопрос адвоката Дмитрия Хвостова Сергея Михайлова:

  • Какую выгоду вы приобрели от передачи денег Хвостову?

Ответ Алексея Андреева:

  • Выгоду?

Вопрос:

  • Что вы поимели за этот миллион [рублей]?

Ответ:

  • Почему миллион? 800 тысяч. А что я поимел?

Вопрос:

  • Да, простой вопрос.

Ответ:

  • Ну, в итоге, ничего, наверное. В итоге — убыток, миллионов 160.

Вопрос:

  • То есть, нет выгоды?

Ответ:

  • Программа [«Жильё для российской семьи»] закрылась, какая там может быть выгода? Продавали квартиры дешевле себестоимости.

Вопрос адвоката Дмитрия Хвостова Александра Карьгина:

  • Уточните, в каком порядке передавались денежные средства? Суммы — сначала и потом?

Ответ:

  • Я не помню этот момент. Надо смотреть показания.

Вопрос:

  • Для вас это была обычная ситуация — передать денежные средства должностному лицу?

Ответ:

  • Нет.

Вопрос:

  • То есть, для вас это была нестандартная ситуация?

Ответ:

  • Для меня эта ситуация была вообще катастрофой.

Вопрос:

  • А вы можете пояснить, почему вы забыли последовательность - в каких суммах вы передавали, и когда?

Ответ:

  • Не знаю, может, волнуюсь как бы...

Вопрос:

  • Волноваться не надо.

Ответ:

  • Ну, это вы себе там советы давайте, кому чего не надо... По-моему 500 и 300 [тысяч рублей] как бы, надо смотреть записи, я не помню, честно говоря.

Вопрос:

  • Ещё раз уточните, вы передавали денежные средства должностному лицу или нет? Непосредственно денежные средства?

Ответ:

  • Я передавал Козырскому.

Вопрос:

  • Это должностное лицо?

Ответ:

  • Я думаю, что нет.

Вопрос:

  • А вам известно, передавал ли Козырский эти денежные средства Хвостову?

Ответ:

  • Я не интересовался этим моментом, я уже об этом говорил.

«ОЧЕНЬ БОЛЬШАЯ ОШИБКА В МОЕЙ ЖИЗНИ»

IMG_0767.jpg

После того, как адвокаты подсудимого задали свои вопросы свидетелю, государственный обвинитель Виктор Антипов ходатайствовал об оглашении трёх протоколов допросов Алексея Андреева на стадии следствия. Прокурор увидел существенные противоречия между тем, что директор ООО «Игротэк» говорил следователю и в показаниях на суде. Защита выступила против удовлетворения ходатайства, но суд согласился с прокурором.

Из оглашённых документов следует, что именно Дмитрий Хвостов в ранге заместителя губернатора Владимирской области курировал программу «Жильё для российской семьи», и что он регулярно проводил совещания, на которых давал указания должностным лицам оказывать всяческое содействие строительным компаниям, участвующим в программе «ЖРС». В 33-ем регионе было два таких застройщика - «Игротэк» и «Вертикаль» Александра Шамова.

Государственный обвинитель оглашает протокол допроса свидетеля Андреева от 21 августа (видимо, 2017 года):

«Вопрос следователя: “Хвостов Дмитрий Анатольевич когда либо просил вас передать ему денежные средства”? Ответ: “Один раз, это было осенью 2014 года в районе ресторана «Круча» в «Вознесенской слободе». Когда мы выходили, он подошёл, смущаясь, сказал, что живёт во Владимире один, приехал сюда из другого региона, испытывает некую нужду материальную, ему нужны деньги на ремонт квартиры, болеет отец. У меня с ним были достаточно дружеские отношения как с человеком, так и по работе в Союзе строителей [Владимирской области], общественной организации. Просил сумму денег до миллиона рублей. И я ему пообещал отдать эти деньги, помочь, и он сказал, что «будем вместе работать», так как Хвостов является куратором программы «Жильё для российской семьи», а наша компания работала по этому проекту. Соответственно, у нас была, наверное, единственная точка соприкосновения — моя с ним, исходя из каких-то должностных обязанностей, то есть, он будет оказывать некую помощь в реализации программы».

Вопрос следователя: “Данные денежные средства были переданы в последствии”? Ответ: “Было передано в районе 800 тысяч рублей в два приёма через Козырского Игоря. Меня с ним познакомил Хвостов, сказал, что это его человек, но они внешне похожи. И когда Хвостов уезжал в Москву, я несколько раз видел, что он уезжал не на служебной машине, а на своей машине, за рулём которой был Козырский. И Козырский сначала приезжал на «Тойота Камри», потом на «Киа». То есть, он, Козырский, был таким его личным водителем, личным работником, какие-то у них отношения дружеские, не могу сказать».

[Вопрос следователя]: “Подробнее расскажите о самом факте передачи денежных средств”? Ответ: “Но когда Хвостов попросил у меня денег, я его спросил, как он себе это представляет? Он — должностное лицо, как я буду передавать ему деньги? Он сказал: «Не переживай, подъедет Игорь, отдашь ему, он мне отдаст». Так оно и происходило два раза в районе филармонии на Садовой площади. Я подъезжал на своей машине. Мы предварительно созванивались с Козырским, у меня был телефон. Когда он подъезжал, я садился к нему в машину, и мы перебрасывались такими фразами, типа «Привет- привет», я оставлял конверт и уходил».

Вопрос: “Когда конкретно происходили указанные вами факты передачи денежных средств, а также назовите суммы денег, которые вы передавали”? Ответ: “Это было в 2015 году, в феврале, и в конце 2015 года, в ноябре, по-моему, я мог передавать 500 и 300 тысяч”.

Вопрос: “Какое конкретно мероприятие происходило в ресторане «Круча», когда к вам обратился Хвостов”? Ответ: “Это я не помню. То ли кто-то приезжал из Союза строителей из Москвы, или был приезд каких-то знакомых Хвостова, но один человек приезжал, не чиновник, это было связано с общественной работой в Союзе строителей. Хвостов до приезда во Владимирскую область, насколько мне память не изменяет, был помощником Яковлева, президента Союза строителей России. То есть, у него в этой организации были хорошие знакомые. То есть был гость, пообедали, поговорили, расстались”.

Вопрос: “С Козырским часто встречались, в том числе по указанию Хвостова”? Ответ: “С Козырским встречался несколько раз, то есть, как бы в бытовом плане я передавал там на Новый год какие-то подарки к столу — колбасу, мясные деликатесы, я занимаюсь этим, сам делал. Хвостов передавал мне пельмени и дичь”.

Вопрос: “Что можете сказать об отношениях Козырского и Хвостова”? Ответ: “Они достаточно были близки, мне, по крайней мере, так показалось. Игорь сказал мне, что он его, Хвостова, давно знает, они постоянно работали вместе. Откуда шла из дружба, не могу сказать. Я знаю, что Хвостов ему помогал. Последний раз я их видел вместе в 2016 году в районе ресторана «Панорама». Хвостов туда подъехал вместе с Козырским. Пока Хвостов куда-то ходил, я с Игорем переговорил, он сказал. что ему делали операцию на позвоночнике в Бурденко, и Дмитрий Анатольевич хорошо помогал в этом вопросе”.

Вопрос: “В момент передачи вами денег Козырскому для Хвостова, Козырский на каком автомобиле передвигался”? Ответ: “На «Тойота Камри»”.

Вопрос: “Где конкретно происходила передача денежных средств”? Ответ: “Происходила напротив филармонии, там парковка есть такая, карман заездной, и там ступени, в этом месте и происходила — напротив гостиницы «Заря»”.

Вопрос: “Оба факта передачи денежных средств происходили на этом месте”? Ответ: “Да, оба. Я садился к нему в машину на переднее сиденье, конверт укладывал там, где переключение коробки передач, но не в бардачок”.

Вопрос: “Какие суммы вы передавали Козырскому для Хвостова”? Ответ: “500 и 300 [тысяч рублей]”.

Вопрос: “Можно ли утверждать, что данные денежные средства вы передавали Хвостову в целях общего покровительства вашему бизнесу”? Ответ: “Я указал в протоколе допроса: дело в том, что, по роду своей деятельности, так как Хвостов является чиновником регионального уровня, а мы работаем в муниципалитетах, соответственно, документы нам выдаются в муниципалитетах. Вот единственная программа, по которой мы работали, а Хвостов её курировал - «Жильё для российской семьи». Хвостов был назначен уполномоченным по Владимирской области по этой программе, и два раза в месяц он проводил совещания, так как отчёты по реализации программы шли в Москву. И фактически благодаря этим совещаниям, на них присутствовало достаточно большое количество людей, были кураторы из мэрии, были представители сетевых организаций, которые тоже должны были непосредственно в этой программе участвовать. Ну, то есть вот такая активная деятельность по реализации этой программы, в том числе Хвостовым, Владимирская область вошла в тройку лучших регионов по реализации этой программы”.

Вопрос: “Вы получили прибыль, денежную выгоду от участия в этой программе”? Ответ: “В итоге мы получили убыток в размере 80 миллионов рублей по этой программе, в связи с тем, что цена квартир по данной программе была фиксированной, сначала по 30 тысяч рублей за квадратный метр, потом можно было повысить её до 35 тысяч рублей. У нас по региону сделали 33. Мы на эту тему очень много дискутировали, доходило до ругани откровенной, потому что цена очень низкая. Присутствовавшие со стороны администрации мотивировали нас тем, что нам компенсируют по 4 тысячи рублей за квадратный метр, это было условием реализации программы со стороны Федерации, но эти деньги никто не получил. В итоге мы получили убыток почти в 80 миллионов рублей”.

Вопрос: “В тот момент, когда вы передавали деньги Хвостову, вы рассчитывали получить прибыль от вхождения в федеральную программу”?

Ответ: “Прибыль — это громко сказано. Наверное, само участие в программе поднимало престиж предприятий, которые в ней участвовали. У нас были две площадки, одна — в [микрорайоне] «Вяткино», другая - в [микрорайоне] «Пиганово». Но в «Вяткино» мы так стройку и не начали по ряду причин, в «Пиганово» мы активно работали, рассчитывая, что эта программа заработает, хотя бы остаться «в нулях», как минимум какой-то, а в итоге получили отрицательный результат. Сейчас этот проект продолжается, но не как «ЖРС» [«Жильё для российской семьи»], а как свободная реализация квартир в этом микрорайоне. Достроены на сегодняшний день 22 дома из 70”.

Вопрос: “Между вами и Хвостовым какие были отношения”?. Ответ: “Приятельские”.

Вопрос: “Вы с ним часто виделись”? Ответ: “Думаю, что нет. Может быть, раз в месяц, может быть — раз в полтора месяца. По работе в Союзе строителей Владимирской области у нас заседания проходили раз в месяц, иногда он их проводил, иногда — я. Иногда мы парились с Дмитрием Анатольевичем у меня в бане за городом. Дома у меня он не был, на охоту я с ним не ездил, хотя он был куратором по охоте. В бане собирались, выпивали, там было несколько человек”.

Вопрос: “Вы в ходе дачи показаний чувствовали себя хорошо”? Ответ: “Да, вполне”.

Вопрос: “Показания давали добровольно”? Ответ: “Да”.

Государственный обвинитель также огласил протокол допроса свидетеля Андреева от 2017 года, в ходе которого слушались аудиозаписи телефонных разговоров с голосами Андреева, Козырского, Хвостова и одного неустановленного лица. На допросе Алексей Андреев пояснил, что «в разговоре с Хвостовым идёт речь о засыпке фундамента песком при строительстве храма на улице Большая Московская».

Государственный обвинитель оглашает протокол допроса свидетеля Андреева от 8 октября 2017 года:

«В 2015 году я передал денежные средства в размере 800 тысяч рублей, как часть ранее оговоренной суммы в размере одного миллиона в качестве взятки Хвостову. Взятка была передана через Козырского с целью оказания помощи при реализации федеральной программы “Жильё для российской семьи” компаниям “Игротэк” и “Строй-капитал”. В качестве исполнения взятых на себя обязательств при получении от меня денег, Хвостов в 2015-2016 годах содействовал мне и моим компаниям в рамках реализации федеральной программы “Жилье для российской семьи”, в рамках которой ООО “Игротэк” и ООО “Строй-капитал” осуществляли строительство в микрорайоне “Пиганово” города Владимира и планировало строительство в посёлке Вяткино Судогодского района Владимирской области. Хвостов в 2015 году по программе “Жильё для российской семьи” регулярно проводил совещания в администрации Владимирской области, и всегда обсуждал на совещаниях ход реализации программы, приглашая представителей различных ведомств, в том числе, ресурсоснабжающих организаций области, и должностных лиц администрации города Владимира. В процессе реализации программы возникало множество вопросов, и на совещаниях Хвостов, который был председателем, давал своим подчинённым и другим должностным лицам указания по активизации работы и по выдаче различных документов, согласований, разрешений. Хвостовым давались конкретные поручения и указания, которые в последующем им контролировались и выполнялись».

После оглашения протоколов допросов государственный обвинитель спросил свидетеля, добровольно ли он давал показания следователю? Получив утвердительный ответ, Виктор Антипов спросил Алексея Андреева, соответствуют ли действительности сведения, содержащиеся в третьем протоколе, указывающие на то, что Хвостов оказывал содействие участникам программы «ЖРС»? Директор ООО «Игротэк» ответил так:

«Во время следствия как бы обсуждался вопрос, то есть, что конкретно поимели наши компании, да? То есть, как бы... И, в силу следственных действий, то есть как бы я получил подтверждение, что это как бы такое некое общее покровительство, которое было со стороны Хвостова Дмитрия Анатольевича».

После этого свидетель подтвердил, что всё сказанное им на следствии соответствует действительности.

Сторона защиты поинтересовалась, почему в протоколах допросов на стадии следствия Андреев часто употребляет слово «взятка» - он в этом сам уверен, или ему подсказал кто? Свидетель заявил, что ему никто ничего не подсказывал:

«Последний допрос, то есть как бы, в силу следственных действий, которые там, предъявлялись протоколы, как бы пришли к такому обоюдному согласию... Ну, не согласию, а, скажем, вот к терминологии».

После этого Алексей Андреев дал определение термину «взятка», которое он нашёл в интернете.

Свидетель также охарактеризовал Дмитрия Хвостова, которого владимирские строители за глаза называли «Человеком с Юга», так бывший вице-губернатор родом из Краснодара. Алексей Андреев считает, что слово «добрый» к описанию Хвостова сложно применить, но при этом он назвал его, с одной стороны - «эффективным менеджером», а с другой - «грубым, несдержанным, импульсивным» и «таким своеобразным».

После этого под напором со стороны государственного обвинителя Алексей Андреев признал, что, передача денег Дмитрию Хвостову была «очень большой ошибкой» в его жизни. Прокурор уточнил — моральной или юридической ошибкой? Моральной, сказал свидетель.

Вопрос государственного обвинителя Виктора Антипова:

  • Будьте добры, скажите, то, что я прочитал, эти показания вами были даны добровольно?

Ответ Алексея Андреева:

  • Да, добровольно.

Вопрос:

  • Вот эти вот показания, особенно те, которые изложены в третьем [протоколе вашего допроса на стадии следствия], они соответствуют действительности?

Ответ:

  • Ну, скажем... (глубокий вздох) Во время следствия как бы обсуждался вопрос, то есть, что конкретно поимели наши компании, да? То есть, как бы... И, в силу следственных действий, то есть как бы я получил подтверждение, что это как бы такое некое общее покровительство, которое было со стороны Хвостова Дмитрия Анатольевича.

Вопрос:

  • Да вы что? В ваших показаниях, там же сказано, что совещания проводились.

Ответ:

  • Проводились, да.

Вопрос:

  • Конкретно Хвостов давал поручения?

Ответ:

  • Давал.

Вопрос:

  • Эти поручения исполнялись?

Ответ:

  • Исполнялись.

Вопрос:

  • Деньги вы передавали, вот в тех суммах, которые указаны?

Ответ:

  • Передавал.

Вопрос:

  • А что тогда не соответствует?

Ответ:

  • Не соответствует? Я не понимаю, что не соответствует?

Вопрос судьи Дмитрия Каюшкина:

  • В показаниях ваших которые огласил прокурор, всё правильно изложено в тексте, как вы и говорили?

Ответ Алексея Андреева:

  • Да, да, да.

Вопрос:

  • Всё так и было? Как вы говорили, всё занесено в протоколы? Всё верно там изложено?

Ответ:

  • Ну, те вопросы, которые мне задавались до этого, я на них ответил то, что там написано. В первом протоколе допроса...

Вопрос:

  • Вы эти показания в настоящее время подтверждаете, которые огласил прокурор?

Ответ:

  • Да.

Государственный обвинитель Виктор Антипов:

  • Нет, Ваша честь, больше вопросов.

Вопрос адвоката Дмитрия Хвостова Александра Карьгина:

  • В последнем протоколе допроса, оглашённого прокурором, вы так достаточно часто употребляли слово «взятка». Скажите, это ваше личное суждение? Это так вы оцениваете передачу денежных средств Козырскому, или кто-то вам сказал, что это так называется?

Ответ Алексея Андреева:

  • Последний допрос, то есть как бы, в силу следственных действий, которые там, предъявлялись протоколы, как бы пришли к такому обоюдному согласию... Ну, не согласию, а, скажем, вот к терминологии.

Вопрос:

  • Вам кто-то её называл, эту терминологию?

Ответ:

  • Нет, абсолютно нет.

Вопрос судьи Дмитрия Каюшкина:

  • А вы знаете, что такое взятка?

Ответ Алексея Андреева:

  • Ну, это передача каких имущественных или денежных средств...

Вопрос:

  • От кого - кому?

Ответ:

  • От взяткодателя — взяточнику.

Вопрос:

  • За что?

Ответ:

  • За действия или бездействие, скажем так.

Судья Дмитрий Каюшкин:

  • Вы, в принципе, этим понятием владеете.

Алексей Андреев:

  • Ну, это понятие — оно и в интернете есть. Я интересовался в своё время.

Вопрос адвоката Дмитрия Хвостова Александра Карьгина:

  • Хорошо, что вы сейчас своё определение, понимание термина «взятка». Тогда вот скажите, пожалуйста, с учётом того, что вы нам рассказали сегодня в своих показаниях, Хвостов ничего не выполнял, никаких действий. Тогда получается, с чего вы взяли-то что это — взятка? Взятка предполагает обоюдную выгоду. Для какая выгода была от того, что вы передали денежные средства Козырскому?

Ответ Алексея Андреева:

  • Затрудняюсь сказать, какая выгода. Быстрее работали.

Судья Дмитрий Каюшкин:

  • Быстрее работали кто?

Ответ:

  • Мы, строители.

Судья Дмитрий Каюшкин:

  • В связи с тем, что дали взятку?

Ответ:

  • Нет, в связи с тем, что проводились совещания.

Вопрос адвоката Дмитрия Хвостова Александра Карьгина:

  • Скажите, пожалуйста, ваша деятельность является предпринимательской?

Ответ Алексея Андреева:

  • Да.

Вопрос:

  • То есть, она осуществляется на свой страх и риск?

Ответ:

  • Да, осуществляется на свой страх и риск.

Вопрос:

  • И, принимая участие в различных программах, вы понимали, что у вас может получиться получить прибыль, а может — не получиться?

Ответ:

  • Ну, скажем, когда мы работаем сами по себе, мы берём какие-то проекты, рассчитываем их, то они всегда почему-то оказываются достаточно доходными. В данной ситуации [при реализации программы «Жильё для российской семьи»] у нас государство выступало неким гарантом того, что мы что-то должны заработать. Но, к сожалению, этого не произошло в силу каких-то причин. Но и государство, скажем, АИЖК в лице там, или Минстрой в лице АИЖК, или как-то вот так...

Вопрос:

  • Охарактеризуйте, пожалуйста, Хвостова.

Ответ:

  • Хвостов, честно говоря, - очень энергичный человек, целеустремлённый. Как сейчас называют - «эффективный менеджер», наверное.

Вопрос:

  • У него какие-то отрицательные черты были?

Ответ:

  • Он иногда был груб, несдержан.

Вопрос:

  • Эта грубость у него была постоянной?

Ответ:

  • Ну, она была какая-то такая вспыльчивая, то есть, как бы, скажем, не носила постоянного характера. Сам по себе он — человек-то не злобный, то есть достаточно душевный, добрый. Ну, не то, что добрый — к нему, наверное, такого слова не применишь, но такой он, скажем... Мы его называли «Человек с Юга» - импульсивный, такой своеобразный.

Вопрос государственного обвинителя Виктора Антипова:

  • Алексей Александрович, не будем обращаться к понятию «взятки», это — всё-таки юридическая формулировка. А вот что вас засмущало, когда к вам поступила просьба передать деньги, вы стали говорить, что «вы же — должностное лицо», «почему я должен дать вам»? Что вот тут-то вас засмущало, что вы стали задавать вот такие вопросы?

Ответ Алексея Андреева:

  • Нестандартная ситуация.

Вопрос:

  • К вам много подходило вообще...

Ответ:

  • По жизни нет.

Вопрос:

  • А вы понимали, что к вам с просьбой подошли именно как к бизнесмену-строителю при этом? Именно только так.

Адвокат Дмитрия Хвостова Александр Карьгин возражает против этого вопроса - неразборчиво

Государственный обвинитель:

  • Потому что никто не просит, а должностное лицо просит у...

Судья Дмитрий Каюшкин:

  • Задайте вопрос по-другому.

Государственный обвинитель:

  • А?

Судья:

  • В связи с чем именно к вам подошли, а не к другому лицу? Так?

Вопрос:

  • Почему именно вам, как бизнесмену-строителю, был задан вопрос Хвостовым, мало знакомым человеком, всего-лишь миллиончик дать?

Ответ:

  • Если вы внимательно прочитали первый протокол, там было написано о наших взаимоотношениях, они развивались достаточно стремительно, то есть и по работе в Союзе строителей, и он меня там назначил своим заместителем, то есть была какая-то некая, ну, я не знаю, там...

Вопрос:

  • А почему тогда вы не спросили: «Почему же вы не просите лично, а через Козырского»? Вас это не смущало?

Ответ:

  • Лично я бы никуда ничего не понёс. Я ему и сказал, что «я не представляю, как я вам лично чего-то отдам».

Вопрос:

  • А почему вы не представляли? В силу каких обстоятельств?

Ответ:

  • Потому что не в моих, не так воспитан, может. Но не в моих [правилах] просто дать человеку денег.

Вопрос:

  • Просто так, и всё? Да ещё и миллион, да?

Ответ:

  • Ну да.

Вопрос:

  • А что? Надо было отказать, да и всё!

Ответ:

  • Может быть... Очень сожалею, что так не сделал.

Вопрос:

  • А почему не сделали?

Ответ:

  • Человек имеет право на ошибки. Ошибся в своей жизни.

Вопрос:

  • Вы считаете, что это — ошибка?

Ответ:

  • Я считаю, что это очень большая ошибка в моей жизни.

Вопрос:

  • Юридическая или моральная?

Ответ:

  • Моральная больше, наверное.

Вопрос:

  • А?

Ответ:

  • Моральная.

Государственный обвинитель:

  • Нет вопросов, Ваша честь.

ПРО НАШЕ РУССКОЕ ЧИНОПОЧИТАНИЕ

IMG_0779.jpg

Последним свидетелю Алексею Андрееву вопросы задавал судья Дмитрий Каюшкин. Выяснилось, что директор ООО «Игротэк» передавал бывшему заместителю губернатора Владимирской области по строительству Дмитрию Хвостову отчасти «в качестве нашего русского чинопочитания».

Вопрос судьи Дмитрия Каюшкина:

  • Вот эти денежные средства, которые вы передали, они какую-то возмездность предполагали? То есть, должен ли был Хвостов вернуть вам эти денежные средства, если вы просто вы помогли ему на первоначальном этапе обустроиться в квартире? Или это...

Ответ Алексея Андреева:

  • Этот вопрос не обсуждался, поэтому, наверное, и не предполагалось.

Вопрос:

  • Не предполагалось? То есть это была безвозмездная передача, правильно понимаю?

Ответ:

  • Ага.

Вопрос:

  • Насколько близкие у вас были отношения с Хвостовым, чтобы оказывать ему помощь? Либо это было уже за пределами этих вот взаимоотношений двух лиц, как близких товарищей?

Ответ:

  • Они развивались как в тот период. Больше мы общались как бы в 2015 году, чем в 2014-ом. Потому что так-то вот — это начало осени, конец лета, а до этого с ним вообще как бы не общался. То есть, видел-видел, да...

Вопрос:

  • Передавая указанные денежные средства Хвостову через Козырского, вы на что-то рассчитывали в плане получения каких-либо благ для себя?

Ответ:

  • Ну, может, хорошего отношения.

Вопрос:

  • Как кого — к кому?

Ответ:

  • Как человека - к человеку.

Вопрос:

  • Как человека — к человеку?

Ответ:

  • Ну да.

Вопрос:

  • А должностное положение Хвостова вас в данном случае не интересовало?

Ответ:

  • Ну, в меньшей мере.

Вопрос:

  • Но это ведь повлияло как-то на ваше решение о передаче ему денежных средств? Либо, если бы он был не данным должностным лицом, а другим человеком, вы бы пошли на оказание ему такой передачи денежных средств?

Ответ:

  • Возможно, нет.

Вопрос:

  • То есть, здесь совокупность и должностного положения, и вашего отношения к нему?

Ответ:

  • Ну, в качестве, такого нашего, так сказать, русского чинопочитания, да.

Вопрос:

  • Чинопочитания?

Ответ:

  • Ну да.

Вопрос:

  • Я правильно понимаю - «чинопочитания»? То есть передача связана именно с должностным положением лица?

Ответ:

  • В какой-то степени, но не в основной.

Вопрос:

  • Когда-либо разговор заходил о возврате данных денежных средств?

Ответ:

  • Не заходил.

Вопрос:

  • А наоборот, на будущее какие-либо такие отношения предполагалось поддерживать?

Ответ:

  • Нет.

Вопрос:

  • То есть это была такая разовая..?

Ответ:

  • А какие отношения? В смысле финансовые, что ли?

Вопрос:

  • Да, финансовые...

Ответ:

  • Нет. У нас как-то вот, по мере окончания вот этой программы [«Жильё для российской семьи»], мы всё меньше и меньше встречались. В 2016 году вообще очень редко стали встречаться.

Вопрос:

  • То есть, встречались с ним только...

Ответ:

  • Уже не по работе, а просто так, по жизни.