Изъятие детей в полемическом задоре

По мнению вице-губернатора Владимирской области Михаила Колкова, завуч школы №15 Татьяна Агеева исключительно в полемическом задоре угрожала ученикам изъятием из семей за участие в митингах оппозиции
Новости Автор: 4 мая 2017, 14:27 24 5212

Власти Владимирской области не давали ни директорам школ, ни комиссиям по делам несовершеннолетних никаких указаний по проведению целенаправленной разъяснительной работы с учащимися школ по поводу недопустимости участия детей и подростков в митингах оппозиции. Тем более не было указаний по изъятию подростков из семей в случаях присоединения к акциям протеста, - заявил 3 мая вице-губернатор Владимирской области по социальной политике Михаил Колков. Он сказал, что «это не наш метод».

Kolkov Михаил Колков

Вице-губернатора попросили прокомментировать ситуацию со скандальной ситуацией во владимирской школе №15, вызвавшей широкий резонанс, в том числе, и в федеральных СМИ. Напомним, 26 апреля заместитель директора школы Татьяна Агеева пригрозила ученикам изъятием из семей, если они будут участвовать в акциях оппозиционера Алексея Навального (она назвала его экстремистом, хотя решений суда о признании его таковым нет). Ученики записали высказывания завуча и передали файл СМИ. Директор школы №15 Наталья Кузнецова признала, что Агеева перегнула планку, и заверила, что впредь подобных «воспитательных бесед» в школе не будет. Уполномоченный по правам ребёнка во Владимирской области Геннадий Прохорычев заявил, что педагог должна признать, что она «больше не готова обучать и воспитывать детей».

3 мая депутат Владимирского горсовета от ЛДПР Валерий Пузанов предложил городским властям поощрить Татьяну Агееву за её смелый поступок, а в интернете появилась петиция с требованиями её уволить. Управление образования администрации города Владимира создало комиссию по проверке сведений, изложенных в СМИ об инциденте в школе №15.

Информационное агентство ТАСС сообщило, что ситуацию во Владимире взяло на контроль Министерство образования и науки России. В ведомстве ждут результатов проверки, которую проводят региональные власти.

Со слов заместителя губернатора Владимирской области по социальной политике Михаила Колкова получается, что ученики и пресса напрасно всерьёз восприняли угрозы изъять детей из семей за участие в акциях протеста, так как этот процесс «достаточно сложный», и даже в случаях с отъявленными родителями-алкоголиками забрать их чад на попечение государства получается не всегда.

Колков считает, что проведение подобных воспитательных бесед с учениками обусловлено «добрым отношением наших педагогов и руководителей учреждений к детям» и стремлением учителей оградить подростков от экстремизма и попадания в плохие компании:

«Если вспомнить ситуации, который могут приключаться с детьми, они могут иногда касаться и включения в какую-то экстремистскую деятельность. Я сейчас не говорю про кого-то конкретно, про какие-то политические силы или мировую закулису, ни в коей мере. Просто количество опасностей для детей, не обладающих жизненным опытом, оно достаточно велико, и оно касается, в том числе, и опасений учителей [относительно] попадания [детей] в плохую компанию. Так вот, по сути дела, это попытка профилактики попадания в плохую компанию, которую учителя, как люди с хорошим жизненным опытом, видят в данной ситуации. Вот учителя или директора, которые об этом говорили, они видели не очень хорошую компанию в том месте, куда ходили школьники. Почему они это видели — это вопрос второй».

Михаил Колков подчеркнул, что во Владимирской области не проводится «системных действий», направленных на то, чтобы «найти, вычислить, наказать и уничтожить» сочувствующих оппозиционерам школьников.

Вице-губернатор заявил, что СМИ, выкладывая аудизаписи «воспитательных бесед», подают детям пример некоего «подвига на ниве масс-медиа». Колков предположил, что если бы не учащиеся записывали педагогов, а наоборот, то пресса не признала бы это «полностью этичным».

По мнению Колкова, во время беседы завуча школы №15 Татьяны Агеевой с учениками, кто-то из аудитории «подводил» педагога к тому, что она сказала. Вице-губернатор заявил, что Агеева сказала детям об их отправке в детдома в случае участия в акциях оппозиции «в полемическом задоре». Михаил Колков посетовал, что общество и СМИ отказывают представителям власти и педагогам в праве сказать что-либо «в полемическом задоре»:

«И учителя, и администраторы, и представители администрации тоже ошибаются, это случается, и к этому надо действительно спокойнее относиться. Потому что в основе, я просто знаю тех людей, которые эту работу проводят — это действительно хорошие, квалифицированные учителя с искренней любовью к детям. Это правда».

Колкову напомнили, что Агеева угрожала детям. Но вице-губернатор дал понять, что эти угрозы не были серьёзными:

«Ну, и как вы полагаете — можно ли, кроме как в полемическом задоре беседы с детьми, об этом говорить, если вы хоть как-то знаете практику изъятия детей из семьи»?

Вопрос:

  • Был на днях инцидент в школе №15, где во время разъяснительной беседы, что не нужно ходить на митинги оппозиции, заместитель директора стала угрожать детям и их родителям изъятием этих детей из семей, если они будут замечены на митингах оппозиции. Что в руководстве Владимирской области думают об этом? И как вы считаете, вот такого рода угрозы — они допустимы или нет? И что это, по-вашему, вообще было — излишнее служебное рвение, или просто человек не понимает вообще, с кем он работает?

  • Или, может, это указание какое-то свыше?

Михаил Колков, заместитель губернатора Владимирской области по социальной политике:

  • Я вам расскажу и свою точку зрения, но сначала — относительно указания свыше: никаких указаний на счёт целенаправленной работы по линии комиссии по делам несовершеннолетних или лишению родительских прав не было, нет и быть не может

  • Те, кто обращается к практике деятельности комиссий по делам несовершеннолетних, те, наверное, знают, что бывает немало случаев, когда нерадивого родителя-алкоголика, который пренебрегает полностью обязанностями отца или матери, пытаются лишить родительских прав, и то не всегда это получается. Это [длительный] процесс, тем более сегодня очень часто во главу угла ставится задача сохранения ребёнка в кровной семье. Это достаточно процесс сложный, специальный и так далее. Поэтому тот, кто это предполагает, предполагает совершенно нарочито. Никаких таких указаний нет и не было

  • Теперь — относительно того, чем это [проведение «воспитательных бесед»] обусловлено. Обусловлено, возможно, кто-то этому улыбнётся, но это на самом деле — серьёзная причина, действительно добрым отношением наших педагогов и руководителей учреждений к своим детям

  • Можно вспомнить антологию вот этих отношений, историю, потому что началось всё, как вы помните, с истории мальчика в школе [№39], который записал разговор с директором [Виктором Шелониным], кстати говоря, заслуженным, заслуженным педагогом

  • Я подробно прочитал [ту] беседу. Беседа, кстати, со стороны учителя носила чрезвычайно деликатный характер, несмотря на то, что ученик там в какие-то моменты, скажем так, откровенно его задирал. Но, с точки зрения построения беседы, это уважительная беседа взрослого человека с опытом с человеком с гораздо меньшим жизненным опытом. Единственное, может, чего там не хватало, так это вот той фразы, которая была у героя Леонида Броневого в фильме «Формула любви», когда он приходит к главному герою, который лежит в постели весь разбитый своей драматической любовной ситуацией, и он ему задаёт прекрасный вопрос, который, возможно, иногда стоит задавать перед началом беседы учителей с учениками: «Сударь, желаете беседовать о чём-нибудь»? И если нет желания беседовать, может быть, и беседовать не надо, вот если видеть, как говорится, в школьнике действительно равного партнёра, человека, который отвечает за свои слова, и так далее

  • Так вот в подавляющем большинстве случаев, причём не только в нашем субъекте [Российской] Федерации, это обусловлено добрым отношением педагогов к своим обязанностям. Действительно, если вспомнить ситуации, который могут приключаться с детьми, они могут иногда касаться и включения в какую-то экстремистскую деятельность. Я сейчас не говорю про кого-то конкретно, про политические силы или мировую закулису, ни в коей мере. Просто количество опасностей для детей, не обладающих жизненным опытом, оно достаточно велико, и оно касается, в том числе, и опасений учителей [относительно] попадания [детей] в плохую компанию

  • Так вот, по сути дела, это попытка профилактики попадания в плохую компанию, которую учителя, как люди с хорошим жизненным опытом, видят в данной ситуации. Вот учителя или директора, которые об этом говорили, они видели не очень хорошую компанию в том месте, куда ходили школьники. Почему они это видели — это вопрос второй

  • Но безусловно одно: здесь речь не идёт о каких-то системных действиях, направленных на то, чтобы обязательно найти, вычислить, наказать, уничтожить и так далее. Это самое основное, наверное, что здесь стоит сказать. И учителям, и школьникам, наверное, стоит пожелать и взаимного уважения, и одновременно изучения истории, которое тоже бывает чрезвычайно полезным

  • Самое основное — обратите внимание на, может быть, непривычность ситуации для учителей. Как бы вы, господа журналисты, отнеслись к тому, если бы речь шла об обратном: директор записал беседу со школьником на мобильный телефон? Независимо от того, выкладывал в интернет или нет. Наверное, это бы не было признано полностью этичным. В данном случае это трактуется как некий подвиг на ниве масс-медиа — записал и вытащил какие-то моменты

  • Я в беседе в школе №15... Знаете, как в театре — пьеса по разному воспринимается с первого ряда, с середины зала и с галёрки; где-то слышны реплики, а где-то — нет. Вот там есть реплики из зала, которые особо не слышны. Вот мне кажется, что здесь есть определённая ситуация, когда, возможно, кто-то из участников беседы с той стороны несколько подводит участников беседы со стороны администрации школы к тем словам, которые они говорят

  • Когда говорят зрелые партнёры, они говорят: «Вот это было сказано в полемическом задоре». Но полемического задора здесь мы не предполагаем, мы изначально исходим из этого, что всё, что говорит директор школы или представитель власти — оно должно быть полностью корректным, абсолютно правильным и годным на все случаи жизни. Это бывает далеко не так: и учителя, и администраторы, и представители администрации тоже ошибаются, это случается, и к этому надо действительно спокойнее относиться. Потому что в основе, я просто знаю тех людей, которые эту работу проводят — это действительно хорошие, квалифицированные учителя с искренней любовью к детям. Это правда

Вопрос:

  • Она [заместитель директора школы №15 Татьяна Агеева] угрожала, что их изымут из семьи и поместят в детский дом

Михаил Колков:

  • Ну, и как вы полагаете — можно ли, кроме как в полемическом задоре беседы с детьми об этом говорить, если вы хоть как-то знаете практику изъятия детей из семьи?

Вопрос:

  • Это было сказано не в полемическом задоре, она ходила вокруг этой темы кругами, она постоянно намекала на это разными словами. Она говорила, что у неё есть все основания обратиться в правоохранительные органы, то есть она по сути угрожала им, она их пугала.

Михаил Колков:

  • Я вам могу сказать, что в течение 38 минут довольно трудно ходить кругами вокруг одной и той же темы, я вам рассказал свою трактовку на этот счёт. И официально могу подтвердить, что какой-то задачи перед органами образования мы не ставим, уж я — так точно

  • На заставку моего ответа на вопрос вы можете поставить фотографию с сюжета ПроВладимира. У нас недавно была «Студенческая весна», и вот там меня абсолютно импровизированно вытащили на сцену в номере цирковой направленности, и среди прочего дали мне плётку, действие которой было обусловлено режиссёрским ходом, и так далее. Вот там есть хорошая фотография, где я её держу, и то, что я в этот момент говорил обращаясь к залу - «Это не наш метод». Вот я тоже самое могу повторить сейчас господам журналистам, что это действительно не наш метод. И обязательно возьмите эту фотографию

detail_JH6Ttl9uz7_1493282887.jpg
фото Дмитрия Резникова/ ПроВладимир

Уже после пресс-подхода Михаил Колков связался с редакцией Зебра ТВ и попросил добавить к его комментарию следующую фразу:

«Учителя опасаются, что те, кто сегодня заставляют школьников провоцировать учителей на определённые высказывания, завтра могут попросить детей спровоцировать на определённые действия “Росгвардию”. Педагоги стараются это предотвратить».