Калужский след владимирских картельщиков

Управление ФАС по Калужской области признало московскую фирму «Медицина XXI век» и компании «НПВЛ ЛИАНА» и ВРО «АРЗ» из Владимирской области виновными в картельном сговоре при поставке медикаментов в региональную клиническую больницу
Новости Автор: 19 декабря 2017, 20:13 22 5929

СМИ Калужской области сообщили, что региональное управление Федеральной антимонопольной службы (УФАС) раскрыло картельное соглашение между московской фирмой «Медицина XXI век» (одноимённая организация из Владимира не имеет к ней никакого отношения) и двумя конторами из Владимирской области — ООО «НПВЛ ЛИАНА» и ВРО «Агентство развития здравоохранения» - при поставках медикаментов для Калужской областной клинической больницы. Примечательно, что аналогичное решение в отношении этих же организаций антимонопольным ведомством принято и во Владимирской области.

В материале «Сколько “Лиане” не виться?..», опубликованном в сетевом издании «Знамя. Калуга» сообщается, что указанные предприятия в 2014-2016 годах участвовали в десятках аукционов, в ходе которых было продано лекарств на сумму, превышающую 125 миллионов рублей. При этом, за исключением одного раза, победителем торгов становилось ООО «Медицина XXI век»; один раз контракт достался ООО «НПВЛ ЛИАНА»; третий участник этих аукционов - владимирская региональная общественная организация «Агентство развития здравоохранения» - видимо, действовал в качестве технического игрока.

Коллеги из Калужской области сообщают, что этой «тройке» грозят штрафы «в десятки миллионов рублей».

В этой истории власти насторожило минимальное падение начальной цены контракта - не более 1% в каждом случае, в то время как при аналогичных аукционах, которые проходили без участия «Медицины XXI век», «ЛИАНЫ» и «АРЗ», цены снижались значительно.

Калужское УФАС установило, что указанные коммерческие организации, «конкурируя между собой при участии в торгах, действовали в интересах друг друга - обменивались информацией, а при подаче ценовых предложений использовали единую инфраструктуру. В числе фактов, которые служили доказательством сговора, было использование одних и тех же файлов для скрепления документов при подаче заявления на торгах. Были и другие моменты, которые показались специалистам УФАС подозрительными. Как оказалось, двумя коммерческими фирмами и одной общественной организацией фактически руководит один человек, который ранее уже привлекался к уголовной ответственности».

«Знамя.Калуга» заявляет, что 3 организации решили провернуть «ту же схему “честного”» изъятия денег у государства», что и во Владимире. Напомним, в начале декабря управление антимонопольной службы по Владимирской области признало «Медицину XXI век», «ЛИАНУ» и «АРЗ», а также некоего ИП «П...» виновными в сговоре при участии в 23 торгах по поставкам в больницы и поликлиники Владимирской области оборудования и расходных материалов. Эти организации действовали во Владимире и в Калуге практически одинаково.

Кроме этого, сетевое издания «Калуга24» опубликовало материал «По бюджету здравоохранения нанесли удар владимирские “дети главврачей”». В заголовке указывается на то, что в медицинских фирмах, уличённых в сговоре в Калужской области, на момент возможного совершения противоправного деяния работали сыновья или дочери главных врачей больниц Владимирской области, или чиновников от здравоохранения Владимирской области, например, в «ЛИАНЕ» ранее трудились сыновья директора облздрава Александра Кирюхина и главврача больницы №6 Марины Крыловой.

Но между калужскими и владимирскими историями есть одно отличие. Если во Владимирской области антимонопольная служба возбудилась на основании заявления общественника Сергея Плаксина, объявившего «крестовый поход» нарушениям в региональном здравоохранении, то в Калуге заявителем выступило областное управление ФСБ. Об этом Зебра ТВ в телефонной беседе сообщил начальник Калужского УФАС Дмитрий Каретин:

«Мы признали их [ООО «Медицина XXI век», ООО «НПВЛ Лиана» и ВРО «АРЗ»] виновными в нарушении антимонопольного законодательства. Связь между ними у нас установлена. У нас сейчас идёт процедура обжалования решения, потому что «ЛИАНА», естественно, не могла наше решение оставить без внимания и подала иск в Арбитражный суд Калужской области. Сейчас у нас будет первое заседание. Я не думаю, что там будет быстро рассмотрено. Я вам могу сказать проще — у нас заявителем по делу является Федеральная служба безопасности, управление ФСБ по Калужской области».

Если решение Калужского УФАС вступит в силу, то 3 компании заплатят штрафы, зависящие от размеров их годового оборота. По мнению Дмитрия Каретина, такого наказания будет достаточно, чтобы вернуть в бюджет Калужской области необоснованно полученные коммерсантами из Владимирской области средства:

«И вот те деньги, которые государство не сэкономило на этих торгах, мы и вернём за счёт штрафов».

Руководитель антимонопольной службы Калужской области не исключил, что должностные лица ООО «Медицина XXI век», «НПВЛ ЛИАНА» и ВРО «АРЗ» могут быть подвергнуты и уголовному преследованию по статье 178 УК РФ за заключение ограничивающего конкуренцию соглашения:

«Здесь сумма, конечно, достаточно серьёзная. Поэтому, учитывая что по составу для уголовного дела необходим доход, полученный вследствие нарушения, более 50 миллионов, а здесь у нас 125 миллионов — будем смотреть. Так безобразничать, конечно, нельзя. Понятно, что все хотят зарабатывать, но надо зарабатывать в условиях честной конкуренции. Они, может, и неплохие лекарства поставляли, но это неправильно: как говорит наш президент, закон надо соблюдать».

Дмитрий Каретин рассказал Зебра ТВ, что в Калужской области наработан определённый опыт по борьбе с картелями:

«У нас достаточно неплохая судебная практика по борьбе с картелями — в последние годы не было отменено ни одно из наших решений. У нас проводится чёткая, структурированная работа по этим всем моментам, у нас были очень серьёзные дела, которые были отмечены Центральным аппаратом ФАС как одна из лучших практик. У нас ещё на очереди решения по картелям».

Начальник Калужского УФАС считает, что роль органов исполнительной власти в сфере здравоохранения в ситуациях с закупками для поликлиник и больниц ограничена; их руководители могут только координировать деятельность главных врачей. При этом Дмитрий Каретин обратил внимание на одно существенное отличие системы госзакупок для нужд медицины во Владимирской области от калужской - в Калужской области родственники чиновников и главврачей не работают в фирмах, продающих государству лекарства, медоборудование и расходные материалы:

«В ваших же СМИ писали, что там дети работают и директора департамента здравоохранения, и главных врачей. У нас такого нет, поэтому нам, наверное, будет проще в этом плане».

По ситуации с «приключениями» владимирских поставщиков в Калужской области 19 декабря эксклюзивно для Зебра ТВ высказался и директор департамента здравоохранения администрации Владимирской области Александр Кирюхин. Главный смысл его комментария заключается в том, что департамент здравоохранения не имеет полномочий контролировать цены, по которым для больниц закупается медоборудование, лекарства и расходные материалы. Все претензии надо адресовать тем, кто покупает, а не тем, кто продает. Облздрав же может лишь давать методические рекомендации главным врачам лечебных учреждений, что он и делает. И вообще, организация и проведение торгов является прерогативой департамента имущественных и земельных отношений администрации Владимирской области. Напомним, бывший директор имущественного департамента владимирского Белого дома -вице-губернатор Елена Мазанько - сейчас обвиняется в получении взяток.

Александр Кирюхин выразил пожелание, чтобы его слова не были искажены, поэтому приводим полный текст его комментария с некоторыми необходимыми пояснениями:

IMG_4686_Kiruhin.jpg Александр Кирюхин
«Есть как бы одна сторона, которая, чисто официально, наверное, для читателей, для журналистов, но не совсем понятная [для других], потому что люди живут принципами совершенно другими. У нас [у департамента здравоохранения администрации Владимирской области] есть свои определённые полномочия, которые в какой-то степени ограничены, по всей России так. И есть ситуации, где больницы действуют как самостоятельные юридические лица. Главный врач — он действует самостоятельно от имени юридического лица с точки зрения 44-го ФЗ [закона о государственной контрактной системе]. В 2016 году к нам перешли новые полномочия - контролировать закупочную деятельность, но установлены определённые размеры. Если я переступлю определённые размеры, то мне скажут, что я превысил свои полномочия. Это так же плохо, как и не выполнять свои полномочия.

Основная задача. Первое: контролировать, чтобы закупки были в соответствии со стандартом, чтобы закупки были в соответствии с предписаниями; чтобы используемое оборудование работало эффективно. Мы это контролируем, и всё спрашиваем с руководителей. И мы распределяем лимиты бюджетных обязательств только в части бюджета. Вот средства ОМС [системы Обязательного медицинского страхования] распределяет фонд ОМС, они их контролируют.

Дальше, вот этот картельный сговор, о котором говорилось, как это видит департамент? Принципиально мы все с вами тоже понимаем, картельный сговор относится только к тем, кто продаёт, то есть - к коммерческим организациям. Принципиальной позиции здесь ни учреждений [здравоохранения], ни департамента нет. Вот Зебра [ТВ] привязывала картельный сговор, потому что сын [в фирме-поставщике] работает и так далее. Это использование какое-то или определённая манипуляция, но, с точки зрения законности, оно не имеет никакого отношения, можно как угодно делать.

Но не реагировать на это мы просто не можем. Нельзя сказать, что мы смотрим на это с закрытыми глазами, мы обязательно реагируем. В чём будет заключаться наша реакция? Она уже вышла, то есть - мы определённым образом, в соответствии с законодательством, представляем рекомендации юридическим лицам-больницам о том, как формировать первоначальную цену. Они — самостоятельны, но рекомендовать мы можем.

От коммерческих предложений уйти нельзя, и цена определяется не нами, не больницей. Цена, по закону, определяется поставщиками. Поставщики несут ответственность за ту цену товара, который есть. И есть коммерческие предложения, которые формируются. И то, о чём и вы писали, и УФАС говорило, что ряд коммерческих предложений, взяли, между собой сговорились, как вообще, и выставили такую цену. Поэтому мы рекомендовали лечебным учреждениям, и уже написали письмо, есть рекомендательное письмо Минэкономразвития, о том, как работать - брать ещё цену заключённых контрактов из реестра. И тогда будет три цены, и тогда ситуация может [нормализоваться], если там кто-то договорится, может быть, ситуацию решат.

Вообще, вся реакция, которая происходит, какие-то вещи закупочные и так далее, цены, они, с одной стороны - имеют нормативную базу, с другой стороны - реакция должна быть. Но наша реакция — опять же, в рамках законодательства. Не очень правильно сравнивать цены, можно на чём угодно играть. В последней публикации [Сергей] Плаксин обвиняет в том, что ряд больниц закупили стенты по завышенным ценам. Есть стенты разные, как и машины разные — есть машины «Жигули» и есть машины Mercedez; они разные, на них разные цены. Можно сравнить эти цены, как на машины? Можно. Но эта ситуация не совсем корректна, потому что есть для проведения срочных операций, когда перелом произошёл, и есть сустав при сложном заболевании.

Поэтому прежде, чем вот так огульно, и вызывать ажиотаж среди тех, кто читает, и говорит: «Вот они! Вот они! Какая проблема!». Надо всё-таки достаточно профессионально подходить.

Я думаю, я никогда не ухожу от ответственности, всегда достаточно выступаю, свою позицию всегда высказываю. И думаю, что вся реакция, которая идёт - и ваша, в средствах массовой информации, мы реагируем. По любому обращению мы реагируем. Уж теперь не говоря о каких-то судебных решениях и так далее. Мы определённые рекомендации дадим, мы уже дали.

Самое главное, что мы должны понимать, это формирование первоначальной максимальной цены, она разными способами [формируется], их там много. Всё они [главные врачи лечебных учреждений] формируют в рамках закона, никто закон не переступил, потому что уполномоченным органом торгов является ДИЗО [департамента имущественных и земельных отношений], комиссия ДИЗО не пропустит. Мы тоже контролируем перечень документов, но цену контролировать нам не надо.

Если я буду контролировать цены, то вы сможете объявить, что коррупционер - опять департамент; цены не дано по закону контролировать департаменту. А вот формирование цены должно в соответствии с письмом Минэкономразвития, которое мы ещё раз повторили, дали рекомендации [главным врачам]. Не знаю, чего напишите, но, надеюсь, [искажения моих слов] не будет».

Кстати, генеральный директор ООО «НПВЛ ЛИАНА» Сергей Шентеров неделю назад сообщал Зебра ТВ, что ещё не получал решения Владимирского УФАС о признании его фирмы нарушителем антимонопольного законодательства. Но он сразу заявил о несогласии с ним и о намерении его обжаловать. Получил ли он в итоге решение антимонопольного ведомства, пока выяснить не удалось. Зебра ТВ 19 декабря не смогла с ним связаться.

И ещё одна интересная деталь. И во Владимирской области, и в Калужской области только НПВЛ «ЛИАНА» - единственная фирма, из уличённой в картельном сговоре «троицы», которая спорит с ФАС; остальные пока публичной активности не проявляют.