Цирк и клоунада на губернаторских выборах

Кандидат в губернаторы от партии «Народ против коррупции» Александр Леонтьев считает, что выборы будут конкурентными, если муниципальный фильтр пройдут все 8  претендентов
Новости Автор: 17 июля 2018, 15:13 21 10078

Зебра ТВ продолжает серию интервью с кандидатами в губернаторы Владимирской области. На выборы, которые пройдут 9 сентября, политическими партиями выдвинуты 8 человек. Интервью с кандидатом от КПРФ Максимом Шевченко в материале «Пенсионная повестка губернаторских выборов». Теперь предлагаем вашему вниманию текст беседы с выдвиженцем партии «Народ против коррупции» Александром Леонтьевым.

Напомним, Леонтьев в 2005-2009 годах был депутатом Законодательного Собрания Владимирской области, затем, в 2010-2012 годах заместителем губернатора Владимирской области - госсекретарём (эта должность при Светлане Орловой была упразднена), а с 2015 года является депутатом Камешковского районного Совета.

В интервью Зебра ТВ Александр Леонтьев рассказал о давлении со стороны партии «Единая Россия» и региональной исполнительной власти на депутатов городских и районных Советов при принятии ими решений о том, кому из кандидатов в губернаторы отдать их подписи. Эта процедура называется «прохождением муниципального фильтра» - если выдвиженцы не соберут 134 подписи, облизбирком откажет им в регистрации. Леонтьев назвал «цирком и клоунадой» ситуацию, когда «Единая Россия», монополизировавшая местные Советы, решает кому из представителей других партий разрешить участвовать в губернаторских выборах, а кому - нет.

Александр Леонтьев считает, что во Владимирской области необходимо заняться созданием новых рабочих мест, что является крайне важным в контексте повышения пенсионного возраста. Кроме этого, по его мнению, необходимо срочно начать работу по отмене института сити-менеджеров и вернуться к всенародному избранию глав местных администраций. Леонтьев уверен, что необходимо уравнять исполнительную и представительные ветви власти, потому что «безвольные и никчёмные» депутаты без полномочий только дискредитируют власть в глазах населения.

***

Сейчас 8 человек собирают документы для регистрации в качестве кандидатов в губернаторы Владимирской области. Как бы вы оценили конкурентность этих выборов? Насколько равные возможности у кандидатов пройти муниципальный фильтр? Насколько равный доступ к СМИ? И что можете сказать относительно качества кандидатов? Можно ли говорить, что у действующего губернатора Владимирской области Светланы Орловой есть сильные конкуренты?

Давайте так: если будут зарегистрированы все 8 человек, тогда можно будет утвердительно ответить на этот вопрос, потому что среди тех, кто сегодня пытается выйти на финишную прямую, присутствует тот же кандидат от КПРФ - однозначно сильный кандидат, сильная и креативная фигура. Извините, и себя похвалю, я тоже иду далеко не техническим кандидатом и считаю, что мне тоже есть, что сказать избирателям. Светлана Юрьевна Орлова, ясное дело, это мэтр нашей политики, которая одержала победы во многих избирательных кампаниях. Если про себя мне говорить неудобно, то как минимум два сильных кандидата есть, которые делают выборы конкурентными. Если этого не произойдёт, а так, скорее всего, и случится, то это будет печально, потому что, пытаясь пройти муниципальный фильтр, я в этом убедился. Когда я обращался к депутатам, они мне часто называли фамилию кандидата в губернаторы А., которому отдали подписи раньше, чем мне, и я удивляюсь такой его популярности, но готов признать, что он, вдруг став таким популярным среди местных депутатов, достоин стать губернатором Владимирской области.

[Примечание Зебра ТВ: Александр Леонтьев не назвал фамилию кандидата в губернаторы, которому муниципалы отдали свои подписи, ограничившись первой буквой его фамилии. Поясним, что в списке выдвинутых кандидатов есть только один человек, с фамилией, начинающейся на «А» - это Иван Алтухов, которого наблюдатели считают техническим кандидатом].

Сразу скажу, что никаких равных возможностей положение закона о муниципальном фильтре кандидатам не предоставляет. То есть само понятие «муниципального фильтра», с помощью которого депутаты разрешают участвовать в выборах в статусе кандидата, противоречит и Конституции и здравому смыслу, потому что 90% у нас - «Единая Россия». И когда депутат от одной очень известной фракции в Государственной думе приезжает к нам в регион и предлагает, допустим, Светлане Юрьевне добровольно уйти в отставку, а после этого муниципальные депутаты «Единой России» дают кандидату от этой партии подписи для прохождения муниципального фильтра? Кроме как цирком и клоунадой, я это никак по-другому назвать не могу.

[Примечание Зебра ТВ: Александр Леонтьев, скорее всего, имеет в виду депутата Госдумы от ЛДПР Александра Курдюмова, курирующего Владимирскую область по партийной линии. Как известно, от ЛДПР кандидатом в губернаторы Владимирской области выдвинут Владимир Сипягин].

Может быть, замысел когда-то был правильный, когда предполагалось использовать муниципальный фильтр для того, чтобы отсеять достойных из моря кандидатов, но сегодня это превратилось в профанацию в прямом смысле этого слова, когда административный ресурс и ресурс правящей партии разрешает кому-то участвовать в губернаторских выборах. И это естественно - какой политический деятель, будь на то его воля, будет добровольно допускать до выборов сильных конкурентов? Зачем ему создавать самому себе риски? Смысла нет в этом. Вся процедура выхолощена донельзя, и я ожидаю худшего развития событий, что именно тех, кто может составить некую конкуренцию действующему губернатору, мы после 25 июля не увидим в списках зарегистрированных кандидатов. Это будет очень печально, но, скорее всего, будет именно так.

IMG_0419_1.jpg

Максим Шевченко подал заявление в Следственный Комитет, в котором просит разобраться с фактами давления на муниципальных депутатов по поводу того, кому давать подписи, а кому нет. Если бы вас попросили под этим заявлением подписаться, вы бы подписались?

Лично я подписался бы, однозначно, но тащить в качестве свидетелей тех депутатов, которые мне доверительно рассказывали о том, как на них давили, я бы не стал, потому что все опасаются за своё будущее. Действительно, прессинг серьёзный. Действительно, людей сажали в автобусы и везли к нотариусам. И это не сплетни. Но превращать депутатов муниципальных в свидетелей при доследственных или судебных разбирательствах — я на себя такую ответственность не возьму. За себя я могу отвечать, а создавать проблемы окружающим — я не такой человек. Лично я даже готов дать показания, если это нужно. Я обращался к депутатам, депутаты мне отказывали в силу того, что получили указания — кому можно давать, а кому — нет. Но вести кого-то за руку к следователю... У нас и так очень тяжёлая ситуация в области.

Но у меня есть мысль провести один эксперимент. Вот, допустим, муниципальные депутаты выполнили все партийные и административные «желалки» и «хотелки» регуляторов этого процесса, и они теперь свободны, так как первые подписи отдали. Так пусть дадут мне вторую, третью, пятую, двадцатую подпись, ведь это никак не поможет мне с регистрацией. Пусть просто выразят своё отношение, покажут что хотя бы с уважением ко мне относятся. Такую себе задачу ставлю. Просто посмотреть, как они себя поведут, будучи уже свободными от навязанных им обязательств.

А если даже такие подписи собрать не удастся?

Тогда я скажу, что я как политик, как человек, имеющий определённый опыт, знания — не востребован, а востребованы другие, которые смогли пройти данный фильтр.

Кстати, многие, причём на самом верху, критически высказываются о муниципальном фильтре, но дальше слов дело не идёт. Например, ещё год назад, после выборов, например, в Севастополе и на Урале, председатель Центральной избирательной комиссии Элла Памфилова давала своё заключение, что нужно срочно корректировать законодательство, имея в виду то, что в муниципальном фильтре нет ни политического, ни какого бы то ни было другого смысла. Но, к сожалению, год прошёл, и Элла Памфилова сегодня повторяет те же самые слова в отношении сегодняшнего дня, тоже говоря о том, что законодательство несовершенно и его надо менять.

IMG_0424_1.jpg

Вы сталкивались с какими-то проблемами и трудностями при работе со СМИ?

Чтобы сталкиваться с трудностями при работе со СМИ, надо к ним обращаться, чтобы они освещали чью-то деятельность. Вы знаете, как устроен мир? СМИ интересуются, что у нас происходит; мы сами не навязываем им какую-то повестку. Я ещё в формате движения «9 сентября» рассылал пресс-релизы, и кто считал возможным, тот приходил на наши круглые столы и пресс-конференции. Поэтому у меня отношения со СМИ вполне партнёрские. Я к ним отношусь с пониманием — раз не обращаются, значит, им это неинтересно.

Какие ключевые проблемы сейчас во Владимирской области?

Прежде всего — экономика. Был бы я губернатором, чем бы я прежде всего занялся? Я бы на первое место поставил экономику, реальное развитие субъекта Федерации с целью реального создания рабочих мест. Проблемы занятости, закрытости социальных лифтов для большинства стоят во всей остроте, молодёжь уезжает. Сейчас на фоне пенсионной реформы, я считаю, совсем бредовая ситуация: у нас и так тяжело с трудоустройством, получением достойной работы, а мы ещё решили увеличить количество работающих за счёт повышения пенсионного возраста, в то время, когда даже им предложить нечего. Президент на этой «Прямой линии» говорил на эту тему, но его мало кто услышал. Он сказал, что в наше время, когда мы обсуждаем вопрос нового технологического рывка и появление роботизированных предприятий, надо понимать, что тогда у нас на предприятиях будут работать не по пять тысяч человек, а в лучшем случае - пятьсот. И куда девать четыре с половиной тысячи рабочих? А мы при этом на пять лет продлеваем срок работы существующим работникам. Надо всеми силами заниматься тем, чтобы понять, чем будет жить регион, то есть определиться — кто где будет работать. Это первейшая задача, я бы занялся этим. Риторика в стиле «затащим сюда инвестиции, пригласим сюда инвесторов», эта песня, звучащая десятилетиями, ни к чему не приводит, потому что инвестору лучше прийти в другие регионы, поближе к западным границам, где теплее и земля лучше. Это не тот путь, нам нужно самим здесь в регионе создавать производственную и сельскохозяйственную базу, может быть, и в оборонном секторе. У меня есть много наработок в этом плане и понимание ситуации.

Второе — муниципальную реформу надо делать срочно. Мы попробовали вот эту заморскую штучку с сити-менеджерами, и эта иностранщина ничего хорошего нам не приносит. Нужно срочно возвращаться к всенародному прямому избранию глав администраций, чтобы они были полновесными, как это было до 2011 года, а не назначались под давлением губернатора. Мы таким образом устраним в муниципалитетах значительную часть напряжения, бестолковости и некомпетентности. В муниципальном плане это наиболее срочная вещь. Но это не сиюминутное дело, придётся поработать, но мягко и аккуратно.

Ещё бы хотелось увеличить роль представительной власти. Я сегодня однозначно уверен, что роль депутатов и качество наших депутатов, особенно на муниципальном уровне, требуют радикального изменения, потому что это — последнее, что соединяет власть с населением. И совершенно безвольный и никчёмный депутат только позорит и компрометирует власть. То есть, нужно, чтобы у депутата были полномочия оказывать помощь у себя в населённом пункте, в своём избирательном округе. Сейчас единственное, что они могут, и то не самостоятельно, давать свои подписи кому-то из кандидатов в губернаторы при прохождении ими муниципального фильтра. Надо, чтобы они могли реально помочь одиноким матерям, могли решить вопрос со строительством, например, дорог к школам. У губернатора, у глав администраций муниципальных образований, как мне представляется, должны быть фонды, средства которых расходовались бы по предложениям региональных или местных депутатов, и чтобы руководители исполнительных органов власти были обязаны подписывать документы по этим расходам. Депутатам иногда виднее, что нужно сделать по улучшению ситуации в их округах. И это поможет поднять статус депутатов всех уровней. Сегодня, к сожалению, роль депутатов в принятии решений занижена. Я сам депутат муниципального уровня, Камешковского районного Совета, и в мой адрес постоянно звучат просьбы о помощи, но за свой счёт я не могу осчастливить каждого — у меня просто нет таких ресурсов. Это, кстати, к разговору о равноправии ветвей власти: мы говорим, что они равны, а на самом деле представительная власть — неравная, бесправная и немощная. И это надо менять.

Отдельная проблема — мусор. Здесь всё понятно, эти истории у всех на слуху. Когда я говорю о том, что с мусором надо что-то делать, не надо меня обвинять в популизме. И вот эти предложения о том, что «давайте превратим мусор в сырьё типа нефти и золота», красиво звучат, но на это нужны десятилетия, а мусор к нам едет сегодня, сейчас и по ночам. А мощности наших свалок уже закончились, и это мало кто понимает. Мы сами сюда запустили всё это безобразие. Здесь нужна кропотливая работа с созданием специальных подразделений в администрациях всех уровней, чтобы экстренно решать эти проблемы. Нужно срочно развивать переработку, искать места для захоронений вдали от населённых пунктов. У меня есть понимание, с какой стороны к этой теме подходить, откуда и каким образом добывать деньги, вплоть до судебных процессов с исковыми требованиями о возмещении с виновных ущерба от того, что нам здесь натворили.