В Октябрьском суде началось, возможно, решающее заседание по иску уволенного вице-губернатора Романа Годунина

24 сентября может быть вынесено решение по иску бывшего вице-губернатора Романа Годунина к администрации Владимирской области, уволенного указом губернатора Владимира Сипягина за предоставление «подложных документов» при трудоустройстве. Годунин требует восстановить его в должности и выплатить ему 1 миллиона рублей
Новости Автор: 24 сентября, 10:35 2999

Октябрьский районный суд города под председательством судьи Натальи Авдеевой 24 сентября может вынести решение по иску бывшего заместителя губернатора Владимирской области Романа Годунина, который 8 июля был уволен указом главы Владимира Сипягина за предоставление «подложных документов» при трудоустройстве в обладминистрацию в начале 2020 года. Весной текущего года департамент безопасности Владимирской области установил, что в справке о доходах, расходах и обязательствах имущественного характера за 2019 год Годунин не указал сведения о нескольких банковских счетах и об отчуждении недвижимого имущества.

photo_2021-09-22_19-42-20.jpg

Бывший вице-губернатор обратился в суд с иском к администрации Владимирской области с требованиями восстановить его в должности, выплатить ему зарплату за вынужденный прогул с 9 июля по 24 сентября 2021 года (эта сумма может превысить 630 тысяч рублей) и компенсацию морального вреда в размере 500 тысяч рублей.

Роман Годунин лично в процессе не участвует — его интересы представляют юристы. От обладминистрации в деле участвуют сотрудники комитета государственной и муниципальной службы и государственно-правового комитета. Департамент безопасности Владимирской области привлечён к рассмотрению трудового спора в качестве третьего лица.

Напомним, 26 апреля 2021 года по предложению департамента безопасности распоряжением губернатора Владимирской области Владимира Сипягина в отношении Годунина была назначена антикоррупционная проверка. Вице-губернатор был уволен указом главы региона до завершения проверочных мероприятий (это позволило представителю Годунина заявить на суде, что увольнение произошло на основании «предвзятого отношения» к его доверителю со стороны руководства региона). О результатах проверки ничего не известно до сих пор.

Отметим, что 9 июля, на следующий день после своего увольнения, Роман Годунин в интервью Зебра ТВ заявил, что не подделывал никаких документов при трудоустройстве и намерен обжаловать решение губернатора Владимира Сипягина. Экс-вице-губернатор пояснил, что не указал сведения о нескольких банковских счетах, по которым длительное время не было движения средств, и которые он полагал закрытыми. Годунин также намекнул, что его могли уволить за то, что он не давал проворачивать сомнительные дела в курируемых им сферах — строительстве и дорожных работах.

После того, как стало известно о возбуждении в отношении Годунина уголовного дела по обвинению в ограничении конкуренции при проведении торгов на строительство Рпенского проезда во Владимире, городское отделение «Единой России» приостановило его членство в партии.

Роман Годунин был назначен врио заместителя губернатора Владимирской области по вопросам развития инфраструктуры, ЖКХ и энергетики в самом начале апреля 2020 года. Законодательное Собрание согласовало его в должности со второго захода - в конце февраля 2021 года.

22 сентября в судебном заседании стороны изложили суду свои доводы. Представитель Годунина заявил, что увольнение его доверителя прошло с нарушениями законодательства и процедуры: с него не затребовали объяснений по выявленным фактам; его не ознакомили с результатами проверки; кроме этого, в суде звучали сведения о нарушениях со стороны бывшего вице-губернатора, которые не упоминаются в указе Владимира Сипягина об увольнении Годунина.

photo_2021-09-22_19-42-10.jpg Слева — представитель государственно-правового комитета администрации Владимирской области Ольга Морозова; справа - заместитель директора регионального департамента безопасности Владимира Канашов

Представители ответчика заявили, что не признают исковых требований, и настаивали на том, что все требования законодательства и процедура при расторжении контракта с Годуниным были соблюдены. Кроме этого, с их стороны прозвучало, что упоминание фактов, которых нет в указе Сипягина, является дополнительным доказательством того, что бывший вице-губернатор мог иметь умысел на предоставление неполных и недостоверных сведений о своих доходах и имуществе.

Зебра ТВ приводит расшифровку доводов сторон, прозвучавших в судебном заседании 22 сентября (с незначительными сокращениями).

photo_2021-09-22_19-42-15.jpg Максим Дьячков - справа

Максим Дьячков, представитель Романа Годунина:

  • Мы поддерживаем исковые требования в полном объёме.

  • Просим восстановить Годунина Романа Сергеевича в должности заместителя губернатора Владимирской области, взыскать компенсацию морального вреда 500 тысяч рублей и взыскать заработную плату за время вынужденного прогула.

  • Я бы хотел объяснить дополнительные моменты по иску, с учетом тех моментов, которые были уже установлены или выяснены в предыдущих судебных заседаниях.

Наталья Авдеева, судья Октябрьского районного суда города Владимира:

  • Я бы хотела, чтобы вы акцентировали внимание на том, что в прошлом заседании вы ответили на вопрос административного ответчика, что вы не согласны ни с процедурой, ни с основаниями [увольнения Годунина].

Максим Дьячков:

  • Как следует из текста указа губернатора №105 и пояснений представителя ответчика и третьего лица, данных ими в судебных заседаниях, Годунин был уволен за предоставление работодателю подложного документа. При этом представители ответчика также пояснили, что трудовое законодательство не содержит четкого определения, какой именно документ следует считать подложным, и не содержит определения и критериев или признаков, по которым документ можно отнести к подложным. Также представители ответчика в судебном заседании 24 августа пояснили, что конкретно в данном случае при увольнении истца они посчитали подложным один предоставленный им при устройстве на работу документ, а именно справку о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера за 2019 год.

  • В судебных заседаниях 24 августа и 2 сентября представители ответчика и третьего лица дополнительно пояснили, что вывод о подложности документа сделан ими в связи с наличием данных в документе, по их мнению, неполных и недостоверных сведений. А именно истцом в справке не указаны сведения о трех банковских счетах (два счета в ВТБ и один - в Сбербанке), истцом не указана в справке за 2019 год информация об отчуждении объекта недвижимости с кадастровым номером, заканчивающимся на 301, и истцом не указаны в справке сведения о полученном им доходе в размере 25 тысяч 37 рублей 36 копеек.

  • Также представители ответчика и третьего лица пояснили, что установленная, по их мнению, неполнота сведений и явилась единственным основаниям для вывода о подложности документа и последующего увольнения. Истец несогласен с данными выводами о подложности документа и увольнением по следующем основаниям.

  • Во-первых, мы считаем, что вывод ответчика о подложности документа необоснован и не соответствует нормам действующего законодательства. Мы согласны с тем, что нормы действующего трудового законодательства не содержат ни четкого определения, какой документ следует считать подложных, ни его признаков, ни критериев отнесения документа к подложному.

  • С учетом распределения обязанностей доказывания по данному трудовому спору, мы полагаем, что обоснованность и законность отнесения данного документа к подложному обязан доказать ответчик. Мы считаем, что ответчик не доказал обоснованность и законность отнесения справки к подложному документу. Довод ответчика о том, что указание неполных сведений делает документ подложным в полном объеме, никакими нормами законодательства не подкреплён. Более того, считаем, что необходимо сообщить, что согласно сложившейся судебной практике, под подложным документом понимается фальшивый документ. Считаем, что по смыслу пункта 11 части 1 статьи 81 Трудового кодекса [«Расторжение трудового договора по инициативе работодателя»] сама по себе одна или несколько недостоверных записей, хотя здесь правильно сказать «неполных», в справке за 2019 год, не делает из документа подложный документ. Наличие таких записей помимо других записей не является тождественным предоставлению подложного документа, поскольку не указывает на подложность справки в целом и не может быть основанием для увольнения работника по пункту 11 части 1 статьи 81 Трудового кодекса.

  • Пункт 11 части 1 статьи 81 не содержит такого основания увольнения как «представление неполных, недостоверных сведений». Наш довод такой, что в целом документ подложным не является от того, что какая-то часть сведений в нём не указана, потому что там содержатся еще и другие сведения, которые соответствуют действительности. И оформлен он надлежащим образом, то есть он не подделан, он нефальшивый.

  • Вторым важным моментом, на который хочу обратить внимание суда, является следующее, что даже если исходить из логики ответчика о том, что документ является подложным, то не за всякий подложный документ, скажем так, можно уволить. Имеется определенная судебная практика сложившаяся, и имеется, в частности, письмо Министерства труда и социальной защиты РФ от 28 марта 2018 года, в котором четко указано, что предоставление работником работодателю подложных документов при заключении трудового договора может быть основанием для расторжения с работником трудового договора по пункту 11 части 1 статьи 81 при условии, что подлинные документы, которые работник должен быть представить, или отсутствие таких документов могли явиться законным основанием для отказа в заключении с ним трудового договора.

  • Аналогичная позиция, согласно которой расторжение трудового договора по этому основанию будет правомерным, если подложные документы повлияли на заключение трудового договора, либо могли являться основанием для отказа в приеме на работу, содержится, в частности, в апелляционном определении Кемеровского областного суда от 12 марта 2013 года по делу 332026. Следовательно, при решении вопроса об увольнении работника за предоставление - там был диплом об образовании - необходимо установить, свидетельствует ли подложность данного документа о несоответствии работника требованиям, предъявляемым к занимаемой должности. При увольнении истца данный вопрос ответчиком не рассматривался, что они неоднократно подтвердили - и ответчик, и третье лицо в судебных заседаниях, и утверждали, что для увольнения им было достаточно установления только факта наличия недостоверных сведений, а выяснять иные обстоятельства в силу законодательства, по их мнению, они не были обязаны, и поэтому этого не делали. То есть не истребовали [у Годунина] объяснения, не учитывали предшествующее поведение работника, не учитывали степень тяжести совершенного нарушения, не рассматривали вопрос о влиянии данных нарушений на возможность исполнения работником своих должностных обязанностей, не предпринимали попытки разобраться в причинах указания неполных сведений для определения наличия или отсутствия вины работника, не оценивали степень влияния данной справки на принятие решения о трудоустройстве работника или отказе в принятии на работу.

  • Между тем следует отметить, что именно содержание справки никаким образом не влияло на принятие решения о трудоустройстве работника. Значение имел только факт наличия или отсутствия справки, так как она входила в перечень документов, обязательных к предоставлению. Данный факт подтверждается объяснениями ответчиков в судебном заседании 24 августа 2021 года. Также тот факт, что содержание справки не влияло на принятие решения о трудоустройстве работника, косвенно подтверждается отсутствием проверки сведений, содержащихся в справке за 2019 год со стороны департамента безопасности [Владимирской области]. Факт отсутствия проверки также подтвержден представителем третьего лица в судебном заседании. Более того, по нашему мнению, содержание справки и не могло влиять на принятие решения о трудоустройстве истца, так как, согласно действующему трудовому законодательству, статья 64 ТК РФ и пункт 10 Постановления Пленума Верховного суда от 17 марта 2004 года №2, при приеме на работу работодатель обязан руководствоваться исключительно деловыми качествами работника. Необоснованный отказ по причинам, не связанным с деловыми качествами работника, не допускается. Согласно тому же постановлению пленума под деловыми качествами работника следует, в частности, понимать способность физического лица выполнять определенную трудовую функцию с учетом имеющихся у него профессиональных квалификационных качеств, наличия профессии, специальности, квалификации и личностных качеств работника - например, состояние здоровья, наличие определенного образования, опыт работы в данной специальности и отрасли.

  • Таким образом, содержания справки за 2019 год не влияло и не могло повлиять на принятие решение о трудоустройстве истца, так как данная справка его профессиональные и деловые качества никаким образом не характеризовала. Доказательства обратного ответчиком не представлены.

  • Следующим моментом, который, по нашему мнению, должен был оценить работодатель перед принятием решения об увольнении за предоставление подложного документа, является позиция, изложенная в апелляционном определении Московского областного суда от 11.07.2016 года по делу 3318563 2016, согласно которой при увольнении работника по пункту 11 части 1 статьи 81 ТК РФ работодатель должен доказать, в том числе, такое юридическое обстоятельство, как невозможность выполнять работником трудовую функцию в связи с отсутствием у него необходимых для ее выполнения образования или навыков, которые были подтверждены при вступлении на работу подложными документами. С учетом того, что я говорил в предыдущем пункте, ни сама справка, ни тем более ее содержание не свидетельствовали о невозможности выполнения истцом своей трудовой функции, особенно, если рассмотреть характер тех нарушений, которые в этой справке допущены. Они совершенно никаким образом не влияли на возможность исполнять им трудовую функцию.

  • Также хотели бы обратить внимание суда, в чем еще нарушение со стороны работодателя. Согласно определению Конституционного суда 1095-О от 29 мая 2014 года и пункту 51 Постановления Пленума Верховного суда №2 от 17 марта 2004 года, расторжение трудового договора по пункту 11 части 1 статьи 81 ТК РФ производится в случае нарушения правил заключения трудового договора по вине самого работника. Кроме того, данная норма не предполагает возможности произвольного применения, поскольку обоснованность расторжения трудового договора может быть предметом судебной проверки. То есть мы полагаем, что в данном случае - в любом случае - работодатель должен был рассмотреть вопрос наличия или отсутствия вины прежде, чем принимать решение об увольнении. Согласно этим нормам законодательства и с учетом сложившейся ситуации, мы считаем, что вины работника в предоставлении тех неполных сведений не было.

  • Также мы просим суд учесть, считаем это важным все-таки моментом, что Годунин был уволен с должности заместителя губернатора Владимирской области, и при приеме Годунина на данную должность справок от него не требовалось. То есть, с него справки требовались только при приеме на предыдущую должность - временно исполняющего обязанности заместителя губернатора. И хотим обратить внимание суда на тот момент, что при приеме его временно исполняющим обязанности заместителя губернатора с ним был заключен срочный трудовой договор, который действовал до даты утверждения его [Годунина] Законодательным Собранием [в должности вице-губернатора]. Законодательным Собранием в должности заместителя губернатора он был утвержден 25 февраля 2020 года, а дополнение к трудовому договору с ним было заключено 3 марта 2021 года. И мы считаем, что само заключение дополнительного соглашения к трудовому договору, в котором указана иная должность, говорит о том, что это все-таки две разные должности, и требования к этим должностям разные. То есть, в одной ситуации с ним просто заключили договор на временное исполнение обязанностей, для занятия другой должности требовались еще дополнительные условия, в частности утверждение его Законодательным Собранием, поэтому мы все-таки считаем, что должности разные. При приёме его на должность, с которой он был уволен, он справку как кандидат не предоставлял, поэтому мы считаем в этой части тоже увольнение незаконным.

  • И к вопросу о процессуальных нарушениях. Мы считаем, что всё-таки работодатель должен был не просто установить факт [нарушений] и сразу его увольнять, а выяснить как это повлияло на решение вопроса о его трудоустройстве, и как это повлияло на возможность продолжения исполнения им должностных обязанностей. Мы всё равно считаем, что объяснение должно было быть затребовано от него. Если это было в рамках законодательства о коррупции, а там есть практика, когда комиссия собирается предварительная, которая устанавливает степень вины и так далее. В любом случае какие-то объяснения от сотрудника работодатель должен был получить, чтобы сформировать себе объективную картину.

  • Объяснения от работника затребовали только два раза. Первый раз - до начала проверки. Это было 14 апреля, и второй раз - в процессе проверки. Но каковы результаты проверки, до сведения работника не довели. Более того, проверка продолжается, как нам пояснили, по крайней мере, до прошлого судебного заседания она продолжалась - уже после увольнения работника. По каким-то непонятным нам основаниям департамент безопасности запрашивает сведения, составляющие банковскую тайну у Сбербанка, уже после того, как работник уволился - полномочия департамента [безопасности Владимирской области] распространяются только на тех, кто является кандидатом или кто работает в данный момент.

  • С учетом того, что указано, что данные сведения выявлены в результате проверки, как это указано в Указе 105 об увольнении, мы полагаем, что у сотрудника все равно должны были быть затребованы объяснения именно по тем фактам, которые были установлены в результате проверки, поскольку, дав какие-то объяснения в процессе проверки, он не имел возможности знать, расценено это как нарушение или наоборот департамент удовлетворен теми объяснениями, которые он дал. И степень вины, полагаем, должны были учитывать.

  • И о тех нарушениях [со стороны Романа Годунина], которые были [установлены].

  • Что касается счетов в Сбербанке и ВТБ, здесь мы полагаем, что вины работника в не предоставлении сведений об этих счетах не имеется, поскольку он руководствовался теми справками, которые он получил в банке до начала заполнения этой справки. Справку Сбербанка той даже даты мы нашли и предоставили, она имеется в материалах дела. Справку ВТБ мы приобщили сегодня [22 августа]. Кроме того, остаток по счетам был близок к нулю. На самом деле, он [Годунин] обращался за закрытием данных счетов и полагал их закрытыми. Полагаем, ещё раз повторюсь, что не указание сведений об этих счетах не повлияло ни на возможность трудоустройства, ни на возможность исполнять дальнейшие обязанности.

  • По доходу, который был получен, по мнению ответчика, от «Горсети»… Мы продолжаем придерживаться той позиции, что эти деньги он не получал. Мы полагаем, что ответчик не доказал факт получения [Годуниным] денег от «Горсети». Более того, когда ответчик принимал решение об увольнении и о недостоверности сведений, он изначально, судя по тем документам, которые представлены в деле и в материалах проверки, он руководствовался не первоисточником, а данными налогового органа, то есть опосредованно, хотя он написал, что делал запросы в банк, но везде они писали, что по данным налогового органа ими получена информация об этих счетах. Мы предоставили справки, на основании которых он заполнял сведения о банковских счетах, поэтому здесь как минимум нет его вины.

  • По «Горсети», да, полагаем, что всё равно деньги эти он не получал. То, что они были начислены и были ли они выплачены — это разные вещи, по нашему мнению.

  • И по самому интересному - по Росреестру. Долго в судебном заседании мы пытались выяснить, за что же был уволен в этой части Годунин. Если следовать буквальному содержанию, тексту указа об увольнении, он был уволен за не указание информации и сведений, связанных с отчуждением помещения. Там идет конкретно расшифровка, что он не указал либо доход, либо информацию о безвозмездном отчуждении [недвижимого имущества]. На каком основании департамент [безопасности Владимирской области] сделал вывод о том, что Годунин вообще производил это отчуждение этих помещений, нам непонятно до сих пор. Доказательств каких-либо отчуждения этого помещения ни департаментом безопасности, ни ответчиком до настоящего времени не предоставлено. Более того, нами предоставлены документы, которые подтверждают, что никакого отчуждения данного здания не было. Оно было разделено на три других самостоятельных нежилых помещения. Это было 5 февраля 2019 года. И эти помещения он указал в справках за 2019 и 2020 годы. Там также указаны два других помещения по этому адресу, документы на которые я предоставлял сегодня - это здание гаража и контрольно-пропускного пункта.

  • Также хочу обратить внимание суда, что по факту отчуждения помещений у Годунина объяснение не запрашивали никогда. В тексте запроса объяснения от 14 апреля и от 29 апреля фигурирует формулировка, что «просим сообщить, как вы распоряжаетесь объектами недвижимости, указанными в пункте 3.1 справки». В пункте 3.1 справки были указаны все пять объектов. По ним он давал пояснения. О том, что департамент выявил помещения площадью 713 квадратных метров, его не спрашивали ни разу. Полагаем, что это тоже нарушение. Поэтому мы считаем, что вопрос о том, что это здание было отчуждено Годуниным, изначально было не фактом, а лишь догадкой ответчика-работодателя. На момент принятия решения об увольнении документами об отчуждении они не обладали, и до сих документов об отчуждении этого объекта, за которые он должен был в 2019 году отчитаться, до сих пор ни департамент, ни администрация не предоставили.

  • Ещё хотелось бы всё-таки отметить, поскольку СМИ присутствуют, и в прошлом заседании департамент поднял вопросы о якобы уклонении от уплаты налогов от получения дохода от аренды. У нас имеются документы, мы можем их предоставить в суд, но не будем заявлять такое ходатайство, потому что мы как считали, что они не имеют отношения к делу, так и продолжаем считать, но хотим пояснить, что, во-первых, доход от аренды, о котором говорил департамент в прошлый раз, он указан в справке за 2019 год. И есть документы, которые подтверждают, что налог с этой арендной платы оплачен.

  • Что касается документов, которые предоставлял и были приобщены к материалу дела, о получении им дохода от компании «МБ- Владимир» [официального дилера Mercedes Benz], то, во-первых, мы считаем, что эти доказательства не имеют отношения к делу — это раз. Во-вторых, мы считаем, что они [эти документы] получены с нарушением закона, поскольку, как я уже говорил, департамент не имел права их запрашивать. То есть это является нарушением законодательства.

  • И третий момент, что касается неуплаты налогов с этого дохода, согласно налоговому законодательству, налоговым агентом в данной ситуации выступала «МБ-Владимир». Есть определенная процедура, по которому они должны были удержать налог, либо сообщить об этом в налоговую. В налоговую они сообщили об этом, по-моему, только 31 августа 2021 года, поэтому обязанности по уплате налогов у Годунина до этого не было. Она возникла только сейчас.



Ольга Морозова, консультант юридического отдела государственно-правового комитета администрации Владимирской области, представитель ответчика:

  • Мы возражаем против заявленных исковых требований и просим отказать в полном объеме в их удовлетворении.

  • Мы действительно в прошлом заседании говорили о том, что пункт 11 статьи 81 [Трудового кодекса] не содержит каких-то специальных требований к процедуре увольнения по данному основанию, поэтому, исходя из судебной практики, мы хотим обратить внимание на то, что предоставление сведений о доходах, расходах и обязательствах имущественного характера имеет признаки документа, который может относиться к подложным на основании следующих признаков.

  • Во-первых, обязательность [предоставления] такого документа установлена федеральным законом о [противодействии] коррупции. Причем установлена обязанность предоставлять не просто сведения, а именно полные и достоверные сведения о доходах и обязательствах имущественного характера.

  • Второй признак — то, что данный документ имеет унифицированную государственную форму установленного образца, поскольку она утверждена указом президента, является единой по всей России, соответственно, должна заполняться по установленному порядку.

  • Последний, третий признак, о чем говорил представитель истца, что должно проверяться при увольнении по данному основанию, это такой признак, что предоставление работником подложных документов при заключении трудового договора может быть основанием для отказа в приеме на работу, поскольку без данного документа работник не может выполнять свои обязанности. Если лица, которые обязаны в соответствии с законодательством предоставлять полные и достоверные данные и сведения, не представляют их надлежащим образом, соответственно, при установлении такого факта им может быть отказано в назначении на работу и, соответственно, в заключении с ними трудового договора. К таким должностям относится и государственная должность заместителя губернатора области, которая в соответствии с трудовым законодательством тоже осуществляется на основании трудового договора.

  • Принимая во внимание, что Трудовой кодекс не содержит специальных требований к расторжению трудового договора при увольнении по данному основанию, мы полагаем, что в данном случае не должны применяться такие обстоятельства, как вина работника, поскольку данный вид увольнения не отнесен к дисциплинарным взысканиям; не должна учитываться тяжесть совершенного проступка, и, соответственно, степень этой неполноты и недостоверности сведений, о которой говорит представитель истца, что они малозначительны или что они не могли повлиять на содержание трудовой функции господином Годуниным; не должны применяться также другие обстоятельства, при которых истец заполнял данную декларацию, по вине или не по вине, на основании каких документов, поскольку факт получения дохода, который не был указан Годуниным в сумме 25 тысяч от ООО «Городская сеть», факт наличия счета в Сбербанке, который подтвержден материалами дела и подтвержден материалами государственной налоговой службы, факт наличия счетов в банке ВТБ, который у нас подтвержден на основании данных государственных органов,

  • Мы считаем, что данные факты являются достаточными для увольнения на основании пункта 11 статьи 81 с учетом сложившейся судебной практики также при наличии всех признаков, которые свидетельствуют о подложности предоставленных Годуниным документов при заключении с ним трудового договора. Поскольку процедура увольнения произведена правильно, мы полагаем, что произвели обоснованное законное увольнение и просим суд в удовлетворении заявленных [Годуниным] требований отказать.

Судья Наталья Авдеева:

  • Уточните, пожалуйста. Вы полагаете, что представленная Годуниным справка является подложным документом, или им представлены все-таки недостоверные и неполные сведения?

Ольга Морозова:

  • В данном случае мы считаем, что представлен подложный документ в виде недостоверности и неполноты [сведений] при заключении трудового договора.

Судья Наталья Авдеева:

  • Ссылаясь всё-таки на недостоверность и неполноту сведений, представленных Годуниным, почему администрацией области был применен именно пункт 11 части 1 статьи 81 ТК РФ, тогда как существует всё-таки специальная норма [пункт 7.1 этой же статьи]?

Ольга Морозова:

  • «По утрате доверия», вы имеете в виду? Эта норма предусматривает увольнение по утрате доверия в связи с представлением неполноты и недостоверности [сведений] при исполнении трудовых обязанностей. То есть данное основание применяется уже при осуществлении трудовых функций, при нахождении на работе. А данный факт был выявлен при трудоустройстве.

Максим Дьячков:

  • Скажите, если бы он указал те сведения, 25 тысяч дохода, к примеру, и вот эти три банковских счета, ему бы отказали в приеме на работу?

Ольга Морозова:

  • Если бы данный факт был установлен при приеме на работу, да, ему бы отказали.

Максим Дьячков:

  • Нет. Если бы [Годунин] предоставил справку точно такую же. То есть, вместо этой справки была бы справка, где всё это указано, ему бы отказали в приеме на работу?

Ольга Морозова:

  • Не поняла вопрос.

Максим Дьячков:

  • Вы говорите, что эта справка подложная по трем пунктам. Если бы он предоставил справку, в которой все эти три пункта были отражены, то есть не эта, которая сейчас, а тогда предоставил бы справку, в которой все эти пункты были бы отражены, ему бы отказали в приеме на работу?

Ольга Морозова:

  • Нет, не отказали бы.

Максим Дьячков:

  • Эта справка, [предоставленная Годуниным,] по форме соответствует всем требованиям?

Ольга Морозова:

  • Конечно. Она единая по всей стране. Она пишется не от руки, она заполняется с использованием специального программного обеспечения.

Владимир Канашов, заместитель директора департамента безопасности Владимирской области, представитель третьего лица в судебном разбирательстве по иску Романа Годунина:

  • Ваша честь, всё-таки, при вынесении решения по иску Годунина, департамент безопасности ходатайствует и настаивает вас учесть не указание Годуниным в своей справке о доходах за 2019 год, представленной им в качестве кандидата на указанную должность, дохода в размере 260 тысяч рублей, полученного им от ООО «МБ-Владимир», и дополнительного банковского счета ПАО «Сбербанк России», который он открыл 4 февраля 2020 года, это уже четвертый счет, а закрыл 4 декабря 2020 года, так как они также свидетельствуют о предоставлении Годуниным неполных и недостоверных сведений о доходах за 2019 год. Ограничение лишь теми нарушениями, которые указаны в распоряжении губернатора области об увольнении Годунина, повлечет к вынесению, мы считаем, необъективного решения.

Максим Дьячков:

  • Я возражаю. Здесь присутствуют СМИ. Я полагаю, что эта информация порочит честь и достоинство моего клиента. Она не имеет отношения к делу. Они опять приводят ту же самую историю, которая была в прошлом году.

Судья Наталья Авдеева:

  • Представитель третьего лица, всё-таки это к предмету увольнения относится?

Владимир Канашов:

  • Это является дополнительным доказательством того, что Годуниным Романом Сергеевичем были представлены недостоверные, неполные сведения.

Судья Наталья Авдеева:

  • Нет, поясните, пожалуйста. У нас предметом [спора] является указ губернатора, да? Эти доводы, которые вы сейчас озвучиваете, являются основанием к увольнению [Годунина в соответствии с этим указом]?

Владимир Канашов:

  • Они основанием к увольнению, может быть, и не являются, но они дополнительно доказывают умысел о представлении недостоверных и неполных сведений о доходах.

Судья Наталья Авдеева:

  • Пожалуйста, продолжайте, но только то, что относится к предмету всё-таки рассмотрения дела.

Владимир Канашов:

  • В связи с этим настаиваем учитывать именно ещё вот дополнительные факты, которые были установлены в ходе проверки, именно нарушения в части 260 тысяч [рублей], не указания дохода...

Максим Дьячков:

  • Я ещё раз возражаю.

Владимир Канашов:

  • У меня всё тогда.

Максим Дьячков:

  • Хотел бы обратить внимание суда на то, что в судебном заседании представители ответчика долгое время путались - за совокупность нарушений его уволили, или за каждое отдельное конкретное нарушение? По нашему мнению, это тоже имеет значение. Изначально они говорили, что уволили его, оценив совокупность этих нарушений; потом они поправились и говорили о том, что за каждое конкретное из них они могли уволить. За какое [ануршение Годунина в итоге] уволили — не очень понятно. Мы считаем, что это важный момент, поскольку увольняли его за совокупность этих нарушений. Например, если брать вопросы о Росреестре, об отчуждении зданий, то отчуждения не было, этого нарушения не было. Если в совокупности нет одного элемента, полагаем, что это уже совокупностью не является по степени тяжести.

Самые яркие события дня — в инстаграме Зебра ТВ.