Регистрация / Вход Сб, 03 декабря 2016, 01:22

«Этапом следовать не может»

Бывшего генерального директора завода «Автоприбор» Алексея Мельникова, обвиняемого в  неуплате налогов, по состоянию здоровья не смогли доставить в суд на следующий день после перевода из больницы в СИЗО
14 Сентября 2016, 14:58 19 5279

14 сентября во Фрунзенском районном суде города Владимира должно было продолжиться заседание по уголовному делу в отношении бывшего генерального директора и единственного владельца ОАО «Завод “Автоприбор”» Алексея Мельникова. Предпринимателя обвиняют в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 199 прим. 1 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ) - «Неисполнение из личных интересов обязанностей налогового агента по перечислению налогов, подлежащих, в соответствии с законодательством РФ «О налогах и сборах», исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет, совершённое в особо крупном размере». То, что вменяется предпринимателю, происходило с 1 августа 2012 года по 28 октября 2013-го.

Если говорить обывательским языком, по версии следствия, Мельников не перечислял в казну удержанный с работников «Автоприбора» налог на доходы физических лиц (НДФЛ). В деле фигурирует сумма 50 миллионов 143 тысячи 924 рубля.

БЕЗ МЕЛЬНИКОВА ПРОДОЛЖЕНИЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВА НЕВОЗМОЖНО

Заседание 14 сентября продлилось чуть больше минуты. Председательствующий судья Андрей Мочалов сообщил участникам процесса, что из медицинской части СИЗО, в котором содержится Алексей Мельников, поступило медицинское заключение о том, что по состоянию здоровья он этапом следовать не может. Судья поставил вопрос о возможности продолжения разбирательства уголовного дела в отсутствие подсудимого.

И государственный обвинитель Степан Володин, и адвокат Мельникова Катерина Иголкина сочли это невозможным. Судья отложил рассмотрение дела на 15 сентября на 10:30.

Загрузка плеера

Напомним, что 7 сентября появились сообщения о том, что Алексей Мельников был доставлен из СИЗО в реанимацию городской больницы №4 на улице Каманина (там находится сосудистый центр). В тот же день защитники Мельникова объявили, что у него был инсульт, и что «по-русски это называется - угробили мужика». На следующий день Следственное управление Следственного комитета по Владимирской области распространило заявление, что у Мельникова не было инсульта.

Следствие расценило информацию, распространенную адвокатами Мельникова, как публичную провокацию с целью оказания давления на следственные органы и суд в преддверии решения вопроса о продлении Мельникову срока содержания под стражей.

«Известные технологии по созданию у общественности субъективного мнения по резонансному уголовному делу использовать легче, чем проявлять достойный профессионализм и адвокатскую этику», - сказано в сообщении СледКома.

«ПОД ПРЕСС ПУСТИМ ДЕТЕЙ»

Перед тем, как судья Андрей Мочалов вышел из зала заседаний, Иван Миронов, защитник Алексея Мельникова по другому делу — о «преднамеренном банкротстве» и «злоупотреблению полномочиями», хотел было ходатайствовать о приобщению к «налоговому делу» своего ордера о том, что он является защитником предпринимателя и в данном процессе, но его даже и слушать не стали.

После заседания Миронов пояснил прессе, что он рассчитывал ходатайствовать перед судом о предоставлении ему времени для ознакомления с материалами дела, но, возможно, он попытается сделать это 15 сентября.

О состоянии здоровья Алексея Мельникова Иван Миронов высказался в том ключе, что предпринимателя вернули из городской больницы №4 в СИЗО в «тяжёлом состоянии»:

«Мы имеем дело не со вспышкой плохого самочувствия — закружилась голова, подкосились ноги, и человек сегодня болен, а завтра здоров; мы имеем уже очень плохое состояние Алексея Александровича на протяжении длительного времени, о чём мы уже неоднократно говорили. И то, что с горбольницы [Мельникова] вернули обратно в СИЗО, и, как мы понимаем, в тяжёлом состоянии-то вернули, если он не смог сегодня даже быть доставленным [в судебное заседание], и СИЗО не взяло на себя такую ответственность за жизнь и здоровье Алексея Александровича, чтобы даже вот так на короткие расстояния перевозить «воронком», то, значит, всё-таки горбольница, как мы полагаем, приняла данное решение под давлением Следственного комитета, которому почему-то стали неудобны заявления защиты о том, что совершенно больного человека, в критическом состоянии содержат в условиях тюрьмы, и что это недопустимо».

Иван Миронов сообщил, что он последний раз разговаривал с Алексеем Мельниковым более двух недель назад, поэтому он не может точно сказать, кто конкретно с ним находится в камере изолятора. Ему точно известно, что предпринимателя не держат в одиночной камере, так как, учитывая его состояние, для администрации СИЗО лучше, когда-то находится рядом с Мельниковым, чтобы, если понадобится, позвать на помощь.

Миронов исключил, что за то время, пока он не разговаривал со своим доверителем, с Алексеем Мельниковым проводились какие-то следственные действия. А вот во время его пребывания в горбольнице №4 могло быть всякое. Иван Миронов также заявил, что следователь ранее предпринимал попытки оказывать на бывшего гендиректора «Автоприбора» психологическое давление, угрожая уголовным преследованием в отношении его сыновей Петра и Павла:

«И если следователь Новожилов, как утверждает и сам Алексей Александрович, и его защитник-адвокат [Катерина] Иголкина, которая при этом присутствовала, они утверждают, что следователь Новожилов прямо заявил, что “если вот ты не дашь нужные следствию показания, тогда под пресс пустим уже, соответственно, детей”. То есть, последствия такие, угроза уже уголовной расправы висит над детьми Алексея Александровича за его принципиальную позицию не признавать то, что признавать абсурдно. Конечно, такие попытки предпринимались. Сейчас я говорить об этом не могу, посмотрим, я [сегодня] зайду [в СИЗО], проверю, что там действительно происходит и что было».

Загрузка плеера

Вопрос:

  • Вы хотели сейчас хотели ходатайство какое-то заявить или обратиться с чем-то к суду

Иван Миронов:

  • Я хотел войти в данное дело как защитник, ещё и по этому делу. Я хотел приобщить к делу свой ордер и заявить ходатайство о предоставлении времени на ознакомление с материалами дела

Вопрос:

  • Вы сделаете это завтра?

Иван Миронов:

  • По всей видимости, но пока непонятно

Вопрос:

  • Судья сказал, что по этапу Алексей Александрович Мельников следовать не может. Какова вероятность, что завтра ситуация изменится, и его всё-таки доставят в зал суда?

Иван Миронов:

  • Мы имеем дело не со вспышкой плохого самочувствия — закружилась голова, подкосились ноги, и человек сегодня болен, а завтра здоров; мы имеем уже очень плохое состояние Алексея Александровича на протяжении длительного времени, о чём мы уже неоднократно говорили

  • И то, что с горбольницы [Мельникова] вернули обратно в СИЗО, и, как мы понимаем, в тяжёлом состоянии-то вернули, если он не смог сегодня даже быть доставленным [в судебное заседание], и СИЗО не взяло на себя такую ответственность за жизнь и здоровье Алексея Александровича, чтобы даже вот так на короткие расстояния перевозить «воронком», то, значит, всё-таки горбольница, как мы полагаем, приняла данное решение под давлением Следственного комитета, которому почему-то стали неудобны заявления защиты о том, что совершенно больного человека, в критическом состоянии содержат в условиях тюрьмы, и что это недопустимо

  • Они [в Следственном комитете] сказали, что вроде как всё защита занимается пиар-акциями и раздувает шум на ровном месте, если он в принципе живой, то может и сидеть в тюрьме и участвовать в следственных действиях, этого достаточно. А то, что он действительно реанимируется в гражданскую больницу, что для России является вообще нонсенсом, это уже действительно в крайних, тяжёлых ситуациях [происходит], когда [следственный] изолятор, администрация не желает брать ответственность, делить её со следствием за, возможно, всякие трагические последствия неоказания медицинской помощи

Вопрос:

  • Корректно говорить, что гражданская больница тоже не захотела во всём этом деле участвовать, брать на себя какую-то плохую статистику, и предпочла его вернуть в СИЗО? Может быть так?

Иван Миронов:

  • Мне нужно для начала встретиться со своим доверителем. И сегодня как раз я постараюсь пробиться в следственный изолятор и переговорить с Алексеем Александровичем

Вопрос:

  • Он в СИЗО содержится в одиночной камере, или с ним рядом кто-то находится? Если с ним кто-то есть, то по обвинению в совершении каких преступлений они там содержатся?

Иван Миронов:

  • Насколько я знаю, он содержится в маломестных камерах, не в одиночке, потому что человек, у которого со здоровьем серьёзные проблемы, его в одиночке содержать боятся, стараются, чтобы кто-то присутствовал, чтобы, если что, можно было вызвать помощь. Контингент всё время меняется, разный. Кто после больницы с ним находится, опять-таки, не могу судить, потому что связи [с Алексеем Мельниковым] нет. Может быть, что-то выяснится после того, как я к нему попаду, если он сможет со мной общаться

Вопрос:

  • А когда вы последний раз с ним разговаривали?

Иван Миронов:

  • Наверное, недели две назад, может быть, больше

Вопрос:

  • Возможно такое, что с ним всё это время могли совершаться какие-то следственные действия, например, допросы?

Иван Миронов:

  • Нет, нет, нет, невозможно

  • Обычно такая практика допускается, но защита здесь предприняла все возможные методы, чтобы этого не происходило. Потому что, как известно, такие попытки были

  • И если следователь Новожилов, как утверждает и сам Алексей Александрович, и его защитник-адвокат Иголкина, которая при этом присутствовала, они утверждают, что следователь Новожилов прямо заявил, что «если вот ты не дашь нужные следствию показания, тогда под пресс пустим уже, соответственно, детей». То есть, последствия такие, угроза уже уголовной расправы висит над детьми Алексея Александровича за его принципиальную позицию не признавать то, что признавать абсурдно. Конечно, такие попытки предпринимались. Сейчас я говорить об этом не могу, посмотрим, я зайду, проверю, что там действительно происходит, и что было

  • Я думаю, новости будут, новости будут существенные, потому что защиту практически не допускали в течение очень длительного времени, когда он находился в гражданской больнице, и что там было, что происходило, кто к нему заходил — будем выяснять

Вопрос:

  • Вы завтра попросите судью дать время на ознакомление с материалами дела. Вам сколько времени понадобится на это? Вы не боитесь, что сейчас обвинение может начать говорить, что это всё фокусы, затягивание процесса, и так далее?

Иван Миронов:

  • Смотрите, есть право на защиту, которое очень чётко прописано в Уголовно-процессуальном кодексе, оно должно быть соблюдено. Это подразумевает, что адвокат, который представляет интересы подсудимого, он должен владеть материалами, владеть теми доказательствами, которые исследовались в суде. Поэтому, конечно, чтобы участвовать в прениях, чтобы давать оценку тем доказательствам, которые исследовались в ходе процесса, конечно, нужно ознакомиться с томами материалов дела и непосредственно с протоколами судебных заседаний, чтобы можно было на них ссылаться, давать им оценку, делать анализ, и чтобы, действительно, защита выступала в прениях качественно, профессионально, и основывалась на исследованных материалах в суде

Смотрите также
Мельников амнистирован
Фрунзенский районный суд города Владимира признал бывшего генерального директора ОАО «Завод “Автоприбор”» Алексея Мельникова виновным в неуплате налогов, назначил ему наказание в виде 4 лет условно и амнистировал в связи с 70-летием Великой Победы
Мельников заявил об отсутствии раздвоения личности
Бывший гендиректор завода «Автоприбор» заявил, что следователи, возбудившие против него 6 уголовных дел, противоречат сами себе, а «варяги» в руководстве Владимирской области создали «очень много проблем»