Ревизоры Центрального округа войск Росгвардии дали показания по уголовному делу владимирской начальницы Алфии Мокшиной

Ревизоры, для организации досуга которых начальник управления Росгвардии по Владимирской области, по версии следствия, требовала с подчиненных деньги, рассказали, как они проверяли финансово-хозяйственную деятельность силовой структуры
СПЕЦПРОЕКТЫ Автор: 3 Декабря, 13:40 3693
Репортаж
Фото из архива Зебра ТВ

В Октябрьском районном суде города Владимира продолжается рассмотрение уголовного дела начальника управления Росгвардии по Владимирской области Алфии Мокшиной. Её обвиняют в мошенничестве, получении взяток и приготовлении к получению взяток. Считается, что все преступления Мокшина совершила в апреле-мае 2018 года, когда в силовом ведомстве проходила ревизия финансово-хозяйственной деятельности.

В понедельник, 2 декабря, суд заслушал показания еще двух свидетелей обвинения - членов ревизионной комиссии из отдела финансового контроля и аудита Центрального округа войск национальной гвардии Российской Федерации Александра Абрамова и Вадима Мазуренко.

«ЛЮБОЕ НАРУШЕНИЕ, КОТОРОЕ ПРИЧИНИЛО УЩЕРБ ГОСУДАРСТВУ, ЯВЛЯЕТСЯ ГРУБЫМ»

Более 10 сотрудников отдела финансового контроля и аудита Центрального округа Росгвардии приехали во Владимир 2 апреля 2018 года и сразу отправились на совещание в головной офис на Суздальском проспекте. Там ревизоры познакомились с Алфией Мокшиной и её заместителями, определились, кто в каком районе проверяет и разошлись. Кто-то отправился в гостиницу, а кто-то сразу поехал в район.

Заместитель начальника отдела финансового контроля и аудита Вадим Мазуренко руководил ревизионной комиссией. Большую часть времени он проверял бухгалтерские документы во владимирских офисах Росгвардии и регионального управления вневедомственной охраны. Мазуренко отработал две недели, после чего ушел в отпуск. Но итоговый акт ревизии, составленный 10 мая, он подписал.

IMG_1740.JPGВадим Мазуренко

По словам Вадима Мазуренко, за месяц с небольшим проверяющие нашли свыше 30 различных нарушений. Ранее подчиненные Алфии Мокшиной рассказывали суду, что все недочеты были несущественными и практически сразу исправлялись. Мазуренко не отрицал, что сотрудники владимирской Росгвардии быстро проводили работу над ошибками, но «по своему субъективному сугубо личному профессиональному опыту» с оценкой степени тяжести нарушений не согласился. «Любое нарушение, которое причинило ущерб государству, является грубым», – заключил замначальника отдела финансового контроля и аудита Центрального округа Росгвардии.

Все промахи бухгалтеров силового ведомства попали в итоговый акт ревизии с пометкой об устранении в ходе проверки. О каждом найденном недостатке Мазуренко тут же сообщал лично Алфие Мокшиной. Проверяющий подчеркнул, что общался с начальником владимирской Росгвардии «практически ежедневно» исключительно по рабочим темам, а « имел отношение неформального характера» с ней только один раз, буквально на бегу. Вопросы, затрагивающие служебные интересы, в том разговоре не поднимались, вспомнил бывший глава ревизионной комиссии.

IMG_1744.JPG Александр Абрамов

Непосредственный начальник Мазуренко, руководитель отдела финансового контроля и аудита Центрального округа Росгвардии Александр Абрамов, практически дословно повторил слова своего подчиненного, отметив, что суммарный ущерб, выявленный во время проверки, составил примерно 1,5 миллиона рублей. Ревизоры заметили факты переплаты премий, неположенные компенсации за вещевое довольствие, недостачи, неправильно установленные тарифы на охрану объектов. Абрамов лестно отозвался о главе Росгвардии во Владимирской области Алфие Мокшиной, заявив, что за все время проверки «от нее не было никаких резких высказываний» в адрес подчиненных. «То, что практически весь ущерб был возмещен, – заслуга Мокшиной», – заметил Вадим Мазуренко.

По всем нарушениям, не устраненным во время ревизии, назначаются служебные проверки, по итогам которых виновных привлекают к дисциплинарной ответственности вплоть до объявления неполного служебного соответствия, это одно из самых строгих наказаний в правоохранительных органах – строже только увольнение. Инициировать проверку могла лично Мокшина; у нее же было право делегировать эти полномочия руководителям подведомственных структур, например, начальнику управления вневедомственной охраны, где была обнаружена основная масса нарушений. За допущенный проступок, рядовым сотрудникам на 20% сокращали премиальные выплаты до того момента, пока дисциплинарное наказание не будет снято. Бойцов Росгвардии с полицейским званием полностью лишали премий. Уволить начальник территориального управления никого не могла.

Заместитель начальника владимирской Росгвардии, майор полиции Алексей Прямов, который, по версии следствия, собирал с подчиненных деньги для Алфии Мокшиной, был своего рода помощником ревизионной комиссии, рассказывали свидетели. Он помогал подключаться «к сетям» и решал организационные вопросы, но, насколько можно понять Мазуренко и Абрамова, единственным контактным лицом от владимирского подразделения силового ведомства Прямов не был. Оба ревизора заявили, что ни заместитель Мокшиной, ни кто-либо другой не организовывал для них досуга. Лишь один раз Прямов вывел проверяющих в ресторан «ChaCha», но за ужин каждый расплачивался самостоятельно, вспомнил Александр Абрамов.

Абрамов и Мазуренко подробно объяснили суду порядок организации служебных проверок внутри владимирского подразделения Росгвардии и подведомственных ему структур. Они отметили, что Алфия Мокшина никаким образом не могла повлиять на то, сколько нарушений попадут в итоговый акт проверки. Оба свидетеля спокойно и даже дружелюбно отвечали адвокатам, правда, на вопрос о том, давались ли ревизорам указания по выявлению нарушений в региональном управлении войск национальной гвардии, Александр Абрамов пространно ответил, что «указание было одно: кто-то, что-то, где-то и почему-то». Участники процесса дружно заулыбались и больше к этой теме не возвращались.

Показания руководителей отдела финансового контроля и аудита Центрального округа Росгвардии в целом сильно отличались о тех, что давали владимирские силовики в зале суда. Допрос членов ревизионной комиссии продолжится и во время девятого дня заседания по уголовному делу Алфии Мокшиной.

ЧТО БЫЛО РАНЬШЕ

В первый день заседания адвокаты Мокшиной потребовали вернуть уголовное дело в прокуратуру из-за нарушений во время следствия. Суд не удовлетворил это ходатайство защиты.

Второй день начался с оглашения обвинительного заключения. Глава владимирской Росгвардии не признала себя виновной. Алфия Мокшина заявила, что ее уголовное дело искусственно создано руководителями региональных силовых структур, которые хотели убрать Светлану Орлову с поста губернатора Владимирской области.

Третий день суд посвятил допросу первого потерпевшего — начальника управления вневедомственной охраны (УВО) Владимирской области Алексея Севостьянова. Его показания легли в основу эпизода о мошенничестве.

На четвертый день еще один потерпевший, начальник финансово-экономического отдела регионального УВО Ольга Равковская, рассказала о передаче Алфие Мокшиной 50 тысяч рублей в коробке из-под «Рафаэлло». Заместитель начальника регионального управления Росгвардии Алексей Прямов, проходящий свидетелем по делу, попытался объяснить суду, как он по требованию Мокшиной собирал деньги с подчиненных.

Допрос свидетелей обвинения продолжался и в течение всего пятого дня заседания. Перед судом выступили замглавы владимирской Росгвардии, полковник полиции Андрей Бодягин, а также глава отдела вневедомственной охраны (ОВО) по Александровскому району Вадим Сильчихин. Адвокаты дали понять, что некоторые служебные документы были уничтожены во время ревизии, но с какой целью – пока непонятно.

Шестой день оставил еще больше вопросов. Руководители ОВО в Петушинском и Кольчугинском районах должны были просто уточнить информацию, ранее озвученную в суде другими свидетелями. Но Сергей Просыпалов и Сергей Кашутин, на двоих собравшие для Мокшиной 35 тысяч рублей, путались в показаниях, неуверенно и односложно отвечали на прямые вопросы адвокатов.

Последнее заседание, состоявшееся 27 ноября, суд посвятил опросу бывшего сотрудника ФСБ, под надзором которого заместитель Алфии Мокшиной, майор полиции Алексей Прямов собирал взятки с подчиненных. Экс-оперативник впервые озвучил, на что потратила деньги начальник владимирской Росгвардии: мечеными купюрами она якобы расплатилась за лечение в одной из подмосковных клиник.