Лечение в частной клинике: в суде впервые озвучили, на что глава владимирской Росгвардии Алфия Мокшина могла потратить большую часть вменяемых ей взяток

По делу начальника управления Росгвардии Владимирской области допросили бывшего сотрудника регионального подразделения ФСБ, под надзором которого заместитель Алфии Мокшиной собирал деньги с подчиненных
Новости Автор: 27 Ноября 2019, 11:15 4 7930
Репортаж

В Октябрьском районном суде города Владимира продолжается рассмотрение уголовного дела начальника управления Росгвардии по Владимирской области Алфии Мокшиной. Её обвиняют в мошенничестве, получении взяток и приготовлении к получению взяток. Считается, что все преступления Мокшина совершила в апреле и начале мая 2018 года, когда в силовом ведомстве проходила ревизия финансово-хозяйственной деятельности.

Во вторник 26 ноября суд допросил бывшего сотрудника регионального управления ФСБ. Как следует из материалов дела, с подачи оперативника Федеральной службы безопасности заместитель главы владимирской Росгвардии Алексей Прямов собирал деньги с подчиненных, чтобы затем, как считает следствие, передать их Алфие Мокшиной.

ЧТО БЫЛО РАНЬШЕ

В первый день заседания адвокаты Мокшиной потребовали вернуть уголовное дело в прокуратуру из-за многочисленных нарушений во время следствия. Суд не удовлетворил это ходатайство защиты.

Второй день начался с оглашения обвинительного заключения. Глава владимирской Росгвардии не признала себя виновной. Алфия Мокшина заявила, что ее уголовное дело искусственно создано руководителями региональных силовых структур, которые хотели убрать Светлану Орлову с поста губернатора Владимирской области.

Весь третий день суд посвятил допросу первого потерпевшего — начальника управления вневедомственной охраны (УВО) Владимирской области Алексея Севостьянова. Его показания легли в основу эпизода о мошенничестве.

На четвертый день еще один потерпевший, начальник финансово-экономического отдела регионального УВО Ольга Равковская рассказала о передаче Алфие Мокшиной 50 тысяч рублей в коробке из-под «Рафаэлло». Заместитель начальника регионального управления Росгвардии Алексей Прямов, проходящий свидетелем по делу, попытался объяснить суду, как он по требованию Мокшиной собирал деньги с подчиненных.

Допрос свидетелей обвинения продолжался и в течение всего пятого дня заседания. Перед судом выступили замглавы владимирской Росгвардии, полковник полиции Андрей Бодягин, а также глава отдела вневедомственной охраны (ОВО) по Александровскому району Вадим Сильчихин. Адвокаты дали понять, что некоторые служебные документы были уничтожены во время ревизии, но с какой целью – пока точно непонятно.

Шестой день оставил еще больше вопросов. Руководители ОВО в Петушинском и Кольчугинском районах должны были просто уточнить информацию, ранее озвученную в суде другими свидетелями. Но Сергей Просыпалов и Сергей Кашутин, на двоих собравшие для Мокшиной 35 тысяч рублей, путались в показаниях, неуверенно и односложно отвечали на прямые вопросы адвокатов.

КОЛОМЕНСКИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА

Опрошенный 26 ноября свидетель обвинения начал тесно взаимодействовать с руководством владимирской Росгвардии в начале 2018 года. На общем собрании в головном офисе управления на Суздальском проспекте данного сотрудника ФСБ представили как куратора силового ведомства и рекомендовали обращаться к нему по всем спорным вопросам. Номер мобильного телефона оперативника знали, по словам свидетелей, все заместители Алфии Мокшиной.

Профессиональные навыки сотрудника Федеральной службы безопасности в полной мере потребовались только через несколько месяцев. 23 апреля заместитель начальника регионального управления Росгвардии Алексей Прямов позвонил куратору из ФСБ. Прямов, по словам оперативника, рассказал, что Алфия Мокшина в разгар проверки финансово-хозяйственной деятельности потребовала деньги с подчиненных. Замглавы владимирского подразделения силового ведомства должен был взять 30 тысяч рублей у руководителя Центра лицензионно-разрешительной работы Андрея Бодягина и «до 50 тысяч рублей» — у руководитель александровского ОВО Вадима Сильчихина. За финансовую услугу Мокшина якобы обещала «минимизировать количество нарушений» в итоговом акте ревизии и не привлекать силовиков к дисциплинарной ответственности.

Как было сказано на заседании суда, на следующий день Алексей Прямов снова связался с сотрудников ФСБ. Он сообщил, что переговорил с полковником полиции Бодягиным, и тот отказался давать деньги. Тогда, с добровольного согласия Прямова, оперативник решил вывести Мокшину на чистую воду. Он снабдил замглавы Росгвардии техникой для аудио и видеозаписи, вручил ему 30 тысяч рублей, отмеченных в региональном управлении ФСБ, и разработал легенду. По задумке, Прямов должен был в точности следовать указаниям Мокшиной, то есть собирать деньги с подчиненных и передавать ей.

То, что происходило дальше, предыдущие свидетели обвинения уже рассказывали в суде. Вадим Сильчихин в конце апреля передал Прямову всё, что у него было на тот момент в кошельке — 30 тысяч рублей. Сильчихин сложил деньги в черную папку в кабинете замглавы владимирской Росгвардии. Спустя несколько дней тем же способом начальник александровского ОВО добавил еще 10 тысяч рублей. Прямов сфотографировал купюры, передал их номера оперативнику ФСБ, после чего, 3 мая 2018 года, вручил пачку банкнот своему начальнику.

Передача взятки Сильчихина и «лжевзятки» Бодягина произошла в служебном кабинете Мокшиной. Начальник владимирской Росгвардии попросила Прямова сложить деньги в красную дамскую сумку, описывал детали свидетель. При этом на некоторые уточняющие вопросы теперь уже бывший оперативник ФСБ отвечал либо «всё есть в материалах уголовного дела», либо ссылался на секретность своей работы, либо признавался, что не помнит — с момента описываемых событий прошло больше полутора лет.

По версии следствия, сразу после того, как «документы особой важности» (так участники истории, по версии следствия, завуалировано называли деньги) оказались в красной дамской сумке, Мокшина попросила Прямова собрать взятки еще с двоих подчиненных: начальников отделов вневедомственной охраны по Петушинскому и Кольчугинскому району. Алексей Прямов рассказал об этом сотруднику ФСБ и оперативные мероприятия продолжились. 10 мая замглавы владимирской Росгвардии подъехал к дому Мокшиной. Подсудимая села в машину к Прямову и отдала ему черную сумку, куда майор полиции и сложил требуемые 35 тысяч рублей. Оперативник службы безопасности несколько раз повторил, что всё было тщательно задокументировано.

Но на этом история не закончилась. От осведомленных источников (или каким-то иным способом, оставшимся засекреченным) свидетель узнал, что 11 мая Алфия Мокшина уехала на лечение в одну из частных клиник в подмосковной Коломне. Оперативник Федеральной службы безопасности «сделал предположение», что начальник владимирской Росгвардии могла расплатиться за медицинскую помощь купюрами, полученными в виде взяток, так как услуги медучреждения стоили недешево.

15 мая сотрудник ФСБ в рамках служебной командировки приехал в Коломну, пришел в клинику, где лечилась Мокшина, предъявил удостоверение и «предположения подтвердились». Он рассказал в суде, что в присутствии понятых деньги достали из кассы медучреждения и разложили по столу. Номера нескольких банкнот — всего на сумму 60-65 тысяч рублей — совпали с теми, что фигурировали в материалах оперативной разработки.

Адвокаты, судя по вопросам к свидетелю, пытались доказать, что все эпизоды с передачей взяток были подстроены, и одновременно старались предотвратить возможность неожиданного появления в материалах дела новых улик. Они уточняли, производился ли монтаж записей телефонных разговоров Мокшиной; почему, узнав о поездке подсудимой в Коломну бывший оперативник отправился туда только через четыре дня; не привозил ли он с собой купюры, ранее фигурировавшие в оперативно-розыскной деятельности и так далее.

Сотрудник ФСБ в суде держался уверенно, не в пример другим свидетелям обвинения. На большинство вопросов он отвечал отрицательно и даже с некоторым вызовом. Например, защита поинтересовалась, в полном ли объеме представлены в деле записи телефонных разговоров Алфии Мокшиной, на что услышали ответ - «в том объеме, который считает необходимым ФСБ».

Суд над Алфией Мокшиной продолжится 2 декабря. Свои пояснению по уголовному делу дадут сотрудники Центрального аппарата Росгвардии, члены ревизионной комиссии, которые весной 2018 года проверяли финансово-хозяйственную деятельности подразделения силовой структуры во Владимирской области.

Telegram-канал Зебра ТВ: новости в удобном формате