Регистрация / Вход Пн, 22 октября 2018, 12:54

Мельников: «С нашей стороны поступило предложение, на которое пока нет ответа»

Экс-гендиректор «Автоприбора» объяснил, почему не захотел выкупить по «бросовой цене» заводское имущество и как планирует взаимодействовать со столичным инвестором, чтобы совместно развивать завод
21 Августа 2018, 17:13 19 5417

21 августа началось рассмотрение по существу уголовного дела, возбужденного в отношении экс-гендиректора и бывшего собственника владимирского завода «Автоприбор» - известного предпринимателя Алексея Мельникова. После заседания суда Зебра ТВ поговорила с предпринимателем о судьбе выкупленного новыми инвесторами предприятия, а также о планах самого Мельникова в отношении работы с производственным комплексом.

Напомним, что буквально в конце прошлой недели стали известны подробности сделки по выкупу основного производственного комплекса московской компанией. Продажа обанкроченного предприятия состоялась в интересах банка-кредитора с открытых торгов.

Курирующий владимирский промышленный комплекс вице-губернатор Алексей Конышев в рамках своей пресс-конференции 16 августа заявил, что новые собственники, образовав свежее юрлицо, объединили все производственные мощности, имущество предприятия и производственные кадры. По его словам, ООО «НПК «Автоприбор» начало принимать на работу сотрудников разных юрлиц, на которые в последнее время было разбито некогда мощное предприятие. А все договоры на производство продукции уже перезаключены на новую полноценную компанию.

Как выяснилось из разговора с бывшим гендиректором «Автоприбора», у Алексея Мельникова другой взгляд на сложившуюся ситуацию. Он и его представители не теряют надежды поучаствовать в восстановлении производственного комплекса предприятия. Как только из цепочки бизнес-отношений выпал банк «ВТБ», с которым у Мельникова, мягко говоря, дружба не задалась, предприниматель тут же начал переговоры с новыми собственниками.

По его словам, несмотря на то, что он не участвовал в торгах на покупку заводского имущества с торгов (цена реализуемого имущества предприятия была сильно снижена), а договоры, действительно, на существующих условиях перезаключены на вновь созданное юрлицо, договориться со столичными предпринимателями о совместном бизнесе — вполне возможно.

Почему вы не пытались вернуть себе «Автоприбор» путем выкупа имущества с торгов? Казалось бы, за относительно небольшие деньги можно было приобрести предприятие — и заняться его восстановлением.

Ну, если у вас вон там в сумочке есть… (смеется)

У меня нет.

На самом деле, это только относительно небольшие деньги.

Вы зря смеетесь. Многие люди, действительно, рассуждают именно в этой логике: «Уж если Мельников так ратует за судьбу завода — ну, купил бы его и развивал, как считает нужным».

Дайте денег — куплю! Это же все равно не три рубля, а сотни миллионов рублей. Хотя завод в работающем состоянии стоил существенно дороже.

Что сейчас происходит с юрлицами, образованными вокруг завода «Автоприбор» для обеспечения его хозяйственной деятельности? Договоров с ними больше нет? Никакой деятельности они сейчас не ведут?

Мы собираемся строить свою производственную деятельность — и ее развивать. Для этого, в принципе, достаточно площадей. Есть очень серьезные планы по развитию производства на этих площадях. Целью создания бридж-компании было именно то, чтобы не потерять коллектив, не потерять основных потребителей и сохранить инженерную инфраструктуру. И именно эта наша последовательная успешная работа была основным раздражителем для околобанковских жучков. Потому что их цель и задача была — разделить и продать по частям. Соответственно, это стоило значительно меньших денег, чем стоил работоспособный сохраненный имущественный комплекс, который включает и здание, и землю, и трудовой коллектив, в который было очень много вложено в обучение и изменение ментальности.

Если бы нам не ставили палки в колеса в то время и мы бы, как наивные люди, как мухи не попали на липкую ленту этого кредита, сейчас речь бы шла об очень существенном и в мировом плане конкурентном производстве. Поэтому, когда мы пытаемся рассуждать и говорить - хорошо ли это или плохо, что организовали какой-то очередной «Автоприбор», что перевели туда людей… Хорошо, потому что это лучше, чем пустые корпуса тракторного завода. Но плохо, потому что это малая часть того, что могло бы быть на этом месте. При этом, надо понимать, что мы, как общество, как государство, живем не в вакууме. Мы живем в конкурентной среде, мы соревнуемся. А на конкретной площадке «Автоприбора» мы деградируем. И вот это больше всего обидно: что нет развития, а есть деградация.

Очень жаль, что в результате всех этих перетурбаций «Автоприбор» потерял все имеющиеся сертификаты по ISO 16949 по ISO 14001 — это экологический сертификат. ООО «Завод «Автоприбор» не подтверждал в последние годы сертификат «Росатома» - все это необходимые сертификаты, которые подтверждают соответствие процедур очень жестким требованиям. Эти требования обеспечивают значительную часть конкурентоспособности предприятию.

Я правильно поняла, что производство будет работать и вы намерены его развивать? Остались ли в этих компаниях сотрудники, ценное производственное оборудование? Речи о продаже всего этого имущественного комплекса новому инвестору сейчас не идет?

У нас рассматривалась возможность объединения всех этих активов, включая и земельные участки, и производственные корпуса, и компетенции, для того, чтобы, по нашей логике, заработать, чем каждый в отдельности. Сейчас предложение не на нашей стороне. То есть, мы свои предложения сделали. Нам важно все объединить.

Механизм какой?

Объединить все активы, которые были раздербанены по предложениям конкурсных управляющих, назначенных банком.

Вы сказали, что намерены развивать предприятие. Тем не менее, договоры перезаключены на другую компанию?

Производственные возможности этой площадки на сегодняшний день значительно шире, чем только производство автокомпонентов. Хотя и возможности по производству автокомпонентов по сегодняшней ситуации далеко не все использованы. Большое количество заказчиков ориентировано сейчас на старую продукцию. А существенное и серьезное упущение во время войны завода с банком произошли из-за того, что не было возможности вкладываться в новые разработки. И второе: сам статус этого производственного комплекса и трудового коллектива был ущербен, неопределен. Поэтому никакие серьезные инвестиции были невозможны. И никакие серьезные переговоры с нами не вели. Хотя неудовлетворенных потребностей на рынке автокомпонентов очень много. Та же пресловутая локализация, импортозамещение, как это было модно говорить еще пару лет назад, дает возможность кратно увеличить производство на этой площадке.

Подробнее можете рассказать? Сколько денег готовы инвестировать? О каких примерно разработках идет речь?

Прежде чем инвестировать, надо сначала договориться с другими собственниками. Если этих договоренностей не будет, тогда, наверное, будет другой сценарий развития. То есть, с теми людьми, которые купили эти производственные мощности.

А отдельно, если договориться не удастся, не будете работать?

Отдельно мы будем. В каком виде все это будет происходить, что называется, время покажет.

То есть, вы сейчас находитесь в переговорах с новыми собственниками, которые купили старую площадку и пытаетесь наладить какие-то взаимоотношения. Так?

Переговорами это сложно назвать. Переговоры — это когда идет диалог. С нашей стороны поступило предложение, на которое пока нет ответа.

Вы понимаете, что там за люди? Можно ли им доверять? И, в принципе, готовы вести с ними общий бизнес?

Я исхожу из того, что надо договариваться с каждым, кто хочет работать. Если люди хотят работать — надо договариваться. Я считаю, что, если люди вложили деньги, пускай и существенно меньшие, чем реальная стоимость этого комплекса, но все-равно немалые, значит они это сделали для того, чтобы заработать больше. Мне хотелось бы думать, что они хотят заработать. Досадно будет, если все их желание заработать — это простая купля-продажа.

Есть такие опасения?

Я не знаю, просто ничего не исключаю. Но мне не хотелось бы, чтобы все это было осуществлено просто с целью купли-продажи, а не с целью развития производства.

У этих людей есть опыт работы в этой сфере?

Насколько я знаю, большая часть завода «Автоприбор» выкуплена людьми, которые не работали в автокомпонентной отрасли. Это очень специфичная отрасль, с огромным количеством устоявшихся требований. Это одна из отраслей наиболее конкурентных в мировой экономике — такая же как, например, текстиль и производство радиоаппаратуры. И подходить к развитию бизнеса в этих отраслях надо хорошо подготовленными.

То есть, в этом смысле вы можете здесь неким экспертом быть?

Я считаю, что очевидные аргументы за то, чтобы вместе работать — налицо. Мне хотелось бы, чтобы другая сторона их увидела.

А встречного предложения, в том числе и о покупке, не было?

Нет.

Я правильно понимаю, что мы говорим про пять юрлиц, которые связаны с вашим именем, и которые могут сотрудничать с вновь созданной структурой на базе старого предприятия?

Мы говорим о комплексе — о том, который был «Заводом «Автоприбор». На сегодняшний день это несколько юридических лиц, которые сейчас, к сожалению, не составляют единого целого. И вот для того, чтобы можно было в полной мере использовать возможности «Автоприбора» - бывшего, того, который заставили пройти через процедуру конкурсного производства — нужно все эти составляющие складывать в один общий имущественный комплекс. С общей энергетикой, с общей инженерной инфраструктурой, с общими территориями, с преимуществами того, что цеха-лоутеки — они связаны с теми фирмами, которые там начинали развиваться.

Мало того, эту площадку надо насыщать другими фирмами. Тогда, когда идея конкурсного производства стала неизбежной, а к этому мы пришли к началу 2014-го года, мы разработали концепцию индустриального парка. Вот этот индустриальный парк и являл бы собой оптимальное развитие площадки старого «Автоприбора». При этом «Автоприбор» в этом индустриальном парке был бы, вероятно, самым значимым резидентом.

Вы в данном случае в этих юрлицах кто? Где-то являетесь учредителем? Если нет, то как они с вами связаны?

Нет, я уже давно не учредитель — очень давно.

Тогда давайте объясним, как вся эта история на данный момент связана с вашим именем: чтобы было понятно, почему мы именно с вами сейчас об этом разговариваем.

Вы разговариваете, наверное, потому, что вам интересно. (смеется)

Часть имущества конкурсного предприятия ОАО «Завод «Автоприбор» куплена структурами, к которым я имею отношение. Поскольку я считал себя связанным морально и этически обязательствами с большим количеством специалистов завода «Автоприбор» в части обеспечения их перспективной, хорошо оплачиваемой работой, то я думал о развитии этого комплекса. В сегодняшней диспозиции, когда большая часть сотрудников акционерного общества «Автоприбор» перешла в новое юридическое лицо, к которому я отношения не имею, я рассматриваю эти активы как возможность для развития и дозагрузки «Автоприбора», который сейчас трудится в другом юридическом лице. Потому что в наш век никто не бегает от работы, а, наоборот, ищут работу.

Так что, если мы придем и сделаем заказ для фирмы, которая производит пластиковые изделия «Автоприбор Равив Компоненты» или гальванику, которая теперь принадлежит новому юридическому лицу, думаю, они вряд ли откажутся от предложения поставлять продукцию на те проекты, которые я и мои партнеры хотят развивать в других помещениях и зданиях завода.