«Достаточно зайти в интернет, чтобы понять, что Владимир застрял в конце XX века». Урбанист Артем Черней — о главных городских проблемах

Организатор II урбанистического фестиваля в столице Владимирской области Артем Черней рассказывает, почему ПАЗики на городских маршрутах общественного транспорта — это шаг назад, для чего нужно беречь старые советские мозаики и что будет, если власти не начнут советоваться с жителями
СПЕЦПРОЕКТЫ Автор: 22 сентября, 10:59 10986
интервью

25 сентября на площадке владимирского гастромаркета «Рынок на Студеной» пройдет второй урбанистический фестиваль «Владимир будущего». В отличие от первого фестиваля, состоявшегося двумя годами ранее, организаторы решили сосредоточиться на двух, на их взгляд, наиболее актуальных городских проблемах: работе общественного транспорта и сохранении исторического облика областного центра.

Зебра ТВ поговорила с одним из организаторов фестиваля, урбанистом и сооснователем общественного движения «Владимир будущего» Артемом Чернеем о том, что изменилось в столице Владимирской области за последние два года, зачем перед тем, как что-то благоустраивать, лучше посоветоваться с жителями, а также почему пассажирские перевозки и уличные мозаики в 2021 году активисты поставили на первые места в списке городских проблем.

Первый урбанистический фестиваль «Владимир будущего» состоялся в сентябре 2019 года. Что изменилось с того времени?

За два года во Владимире появилось несколько километров «прекрасных» оцинкованных оградок, которые якобы призваны обеспечить безопасность дорожного движения, но как мы все знаем, на самом деле это не так. Да много всего изменилось. Отремонтировали какое-то определенное количество улиц и дорог. Появилось несколько новых скверов. Прошло несколько интересных мероприятий. Например, недавний фестиваль стрит-арта — очень яркое событие, которое, надеюсь, станет регулярным. Много было событий как со знаком «плюс», так и со знаком «минус».

А больше всё-таки «плюсов» или «минусов»?

Наверно, всё зависит от человека и его мироощущения. Я искренне радуюсь, когда в городе появляются новые интересные места и происходят неординарные события. Но негативные эмоции сильнее. Сложно смириться с недостатками или принять новые проекты, плохо спроектированные, плохо реализованные за наш с вами счет.

Отличный пример плохой реализации хорошей идеи — реконструкция патриотического сквера. Мы пожертвовали зелеными насаждениями ради пустырей и плитки. В сквере до сих пор нет ни лавочек, ни освещения; он не выполняет ту функцию, которую должен был бы. Сквер — это место отдыха для людей, которые живут в микрорайоне. Но сейчас им пользоваться очень сложно, потому что там просто нечем заниматься.

Подпись видео
Подпись видео
Подпись видеоПатриотический сквер на пересечении улицы Мира и Октябрьского проспекта

Пространство в районе перекрестка улицы Мира и Октябрьского проспекта и правда давно нуждалось во внимании, в реконструкции, но то, что мы увидели в результате, конечно, совсем не соответствует моим ожиданиям. Там достаточно было просто навести порядок: благоустроить дорожки, поставить лавочки и сделать хорошее освещение, чтобы сквером можно было пользоваться с самого раннего утра до позднего вечера. А вместо этого мы услышали, как пилят деревья.

Сквер «совсем не соответствует твоим ожиданиям», но ты — публичный человек, и транслируешь своё мнение сотням горожан. Почему ты уверен, что твои ожидания, твое мнение — правильные? Почему так же не могут быть правы сотрудники мэрии Владимира?

Здесь вопрос не о том, чье мнение правильное, а чье неправильное. У каждого человека может быть свое мнение — это абсолютно нормально. Проблема в том, что нет общественной дискуссии, нет диалога, нет возможности высказать общее мнение жителей, сравнить его с представлениями о прекрасном администрации и выработать из этого компромиссное оптимальное решение.

Я не утверждаю, что моя точка зрения всегда правильная. Я просто готов делиться своим мнением, кто-то может его поддержать, а кто-то его не разделяет. Это абсолютно нормально. А вот то, что решения в администрации принимаются в каком-то полузакрытом режиме, — это ненормально. Нет банального вопроса к жителям: «Чего вы хотите на этой территории?». Как будто не существует интересов разных групп жителей со своими запросами. Сценарии использования сквера отличаются у пенсионеров, родителей с детьми и работников близлежащих офисов. Важно это учитывать.

Пока же получается, будто администрация, не советуясь с жителями, навязывает свои представления о прекрасном. Как мы можем судить — и это точно не только мое мнение, — представления чиновников о прекрасном, мягко говоря, немного устарели. Это довольно легко проверить. Достаточно зайти в интернет и посмотреть, какие скверы открывают в других российских городах, европейских городах, в любой другой стране, а потом сравнить с тем, что делают во Владимире, чтобы понять, что мы застряли где-то в конце XX века, хотя не за горами уже 2022 год.

А что стало за эти два года с горожанами? Что-то изменилось в их сознании? Может быть, они стали чаще требовать какой-то дискуссии о городской среде? Или они по-прежнему, по большей части, равнодушно относятся ко всему происходящему?

Сложно судить, но хочется верить, что жители вместе с нами все-таки изменились. По крайней мере, мы точно видим, что вокруг нашего движения формируется сообщество: довольно активное, молодое, где-то согласное с нами, где-то нет. Они готовы действовать, поддерживать инициативы, взаимодействовать с органами власти.

Возможно, эти люди выражали бы свою гражданскую позицию и без нас, но я склонен думать, что наш «Владимир будущего» стал триггером, который запустил скрытые желания по изменению города у многих людей. Наша деятельность их поддерживает, помогает понять, что всё это не бесцельно, что у всего этого может быть будущее.

Это единственное достижение «Владимира будущего» за все два года его существования?

Это самый главный результат. Не единственный, конечно. Я не буду сейчас говорить о бесчисленном количестве обращений на Госуслугах, которые мы оставили и благодаря которым было отремонтировано множество ям на дорогах и фонарей, установлены лавочки и так далее. Это все мелочи, на самом деле, которые не так важны к обсуждению.

Мы внесли большой вклад в разработку концепции парка у ДД(ю)Т. Мы потратили, правда, на это очень много времени и энергии, но увидели неплохую концепцию. Конечно, дальше все будет зависеть от проекта и от его реализации. К сожалению, в разработке проекта мы никак не участвуем, хотя отправляли обращения компании, которая выиграла конкурс. Это внушает определенные опасения.

Подпись видео
Подпись видеоКонцепция парка за Дворцов детского (юношеского) творчества на улице Мира

Разработчики концепции из московского архитектурного бюро «Реформа» были открыты к диалогу и много общались с общественниками, экологами, представителями различных сообществ — одним словом, со всеми жителями, которые проявляли активность. Но на стадии разработки проекта уже другой компанией все изменилось. Работа ведется непублично, нет призыва к общению. Все может закончиться печально.

Кроме того, мы запустили большую кампанию по сохранению мозаик советского периода. Проделали огромную работу по составлению каталога этих мозаик. Не уверен, что выявили все мозаики, но основные, которые присутствуют в экстерьере города, мы обнаружили. Провели много часов, общаясь с Госинспекцией по охране объектов культурного наследия, провели кучу переговоров с экспертами, специалистами. Мы подошли к тому, что 25 сентября на втором урбанистическом фестивале устроим открытое обсуждение этой проблемы — чтобы выработать конкретные шаги с предложениями от специалистов и направить их в городскую администрацию.

Подпись видео
Подпись видео
Подпись видео
Подпись видеоСоветские уличные мозаики города Владимир

Два года назад в интервью Зебра ТВ перед первым фестивалем ты перечислял основные урбанистические проблемы города. В числе прочего ты сказал про общественный транспорт, отсутствие безбарьерной среды, слабую работу с парковыми зонами и скверами, не самые лучшие детские площадки и отсутствие бренда города. За два года какие-то другие проблемы вышли на первый план?

Проблема общественного транспорта по-прежнему более чем актуальна с учетом всех событий, которые произошли зимой и весной этого года. Я имею в виду ситуацию с компанией АДМ, которая сначала отказывалась от маршрутов, потом полностью прекратила свою деятельность.

Постепенно ситуация как будто бы откатывается назад. То есть вернулись практически все маршруты. Появились даже новые временные маршруты, которые до сих пор работают, но в целом ситуация ухудшилась, потому что качество услуг заметно снизилось. Увеличились интервалы движения. Мы по-прежнему видим практически каждый день новость о том, что автобус того или иного перевозчика сломался, попал в аварию, перегрелся и так далее.

Абсолютно точно можно утверждать, что с наступлением холодов все эти проблемы усугубятся, потому что в сфере перевозок есть четко выявленная сезонность. Летом можно дойти пешком, воспользоваться велосипедом, самокатом, а зимой такой возможности нет. Соответственно, нагрузка на общественный транспорт возрастает. Плюс погодные условия. Я боюсь, что зимой мы снова встретимся, к сожалению, с повторением всех тех проблем, о которых мы говорили. Поэтому мы и сделали основной темой нового фестиваля общественный транспорт.

SKRVC0001-7794.jpg «В 2021 году во Владимире появился перевозчик, который оказывают услуги на ПАЗиках. Это большой шаг назад»

В городе появился новый перевозчик, который оказывает услуги на ПАЗиках. Это тоже большой шаг назад. Владимир славился в нулевые годы, в десятые годы тем, что по городу ездят большие, удобные низкопольные автобусы. По сути, это преимущество, которое у нас было, мы растеряли. ПАЗики, пусть они и условно новые, но никак не могут быть альтернативой. Никак это нельзя назвать современным, удобным, комфортным общественным транспортом.

То же самое с безбарьерной средой. Даже в этом году отремонтировано много улиц и тротуаров. Но что мы видим? Строители так и не научились делать безбарьерное понижение тротуара. Полный абсурд, когда на Октябрьском проспекте, только-только отремонтированном, мы видим велодорожку, которая прерывается каждые 50 метров высокими бордюрами. Или приподнятые пешеходные переходы, которые прекрасно работали бы на улице Соколова-Соколенка в местах примыкания выездов со дворов, устанавливаются вместо этого на магистральных улицах.

Удивительно всё это ещё и потому, что здесь даже аргумент «у нас нет на это денег» уже не работает, потому что деньги есть. Таким образом, получается, что все упирается в компетентность специалистов, которые выполняют строительные работы, и экспертизу специалистов, которые эту работу принимают. Есть ощущение, что за два года мы так и не продвинули вперед в понимании базовых стандартов благоустройства. Мы предлагали депутатам горсовета заняться этим вопросом. Видимо, продолжим это делать, потому что невозможно с этим смириться.

SnzjarsvHM4.jpg
lc3Rg6nGEGk.jpg

«Владимир будущего» собирает фестиваль в том числе по теме общественного транспорта. Чего ждать от фестиваля и когда ждать изменений ситуации после него?

Начну с печального. На следующий день после фестиваля по городу точно не начнут ездить низкопольные «Мерседесы» или МАНы. Визуально на следующий день после фестиваля ничего не изменится — это факт, который надо принять. Но зачем тогда это все, если ничего так быстро не изменится?

Мы приглашаем специалистов, практиков, экспертов в сфере общественного транспорта. Это не те люди, которых можно было бы обвинить в хайпе или пиаре на этой теме. Для них общественный транспорт — ежедневная работа. Они поделятся своим опытом и знаниями, чтобы перенять и реализовать во Владимире лучшие российские и мировые практики. Пора Владимиру избавляться от синдрома провинциала — инновации возможны не только в столице. Посмотрите на Белгород, например.

Город можно сравнить с живым человеком. Это сложный организм, в котором много систем, связанных между собой и оказывающих влияние друг на друга. Любое решение, которое человек принимает в своей жизни, имеет какие-то последствия. Мы прекрасно понимаем, что если перебрать вечером, то утром, скорее всего, будет болеть голова. Точно так же и город. Любое неправильное решение может привести к проблемам в будущем. Для того чтобы оценивать риски и последствия, можно либо самостоятельно учиться, либо привлекать специалистов, либо и то и другое. Так поступили в Южно-Сахалинске и создали Центр развития городской среды. Обращаться к специалистам — это более действенный способ, чем делать по старинке или на глазок.

Поэтому мы зовем на фестиваль не только активных граждан, но и прежде всего представителей администрации — чтобы послушали выступления, познакомились с экспертами, задали вопросы, договорились о консультациях. Мероприятие имеет абсолютно практический и прикладной смысл.

Еще одно из наших ожиданий — что у жителей постепенно начнет меняться представление о стандартах предоставления услуг в общественном транспорте. Для того чтобы понимать, каким должен быть современный транспорт и что нужно требовать от городских властей.

Если приземлять и перейти от теории к практике, то я хочу, чтобы как можно больше людей поняли, что ПАЗики — это плохо; низкопольные автобусы — это хорошо; троллейбусы — еще лучше, чем автобусы, потому что это экологически чистый вид транспорта. Да, построить новую троллейбусную сеть стоит денег — это дополнительные инвестиции, но эти инвестиции окупаются многократно.

Многих пугает, например, перспектива создания выделенных полос для общественного транспорта. Автомобилисты этого очень боятся, потому что думают, что если у них отберут еще одну полосу движения, то город непременно встанет в пробках и задохнется в них. Практика показывает, что сотни городов внедряют выделенные полосы и всем становится только лучше.

Есть обратный пример: Южно-Сахалинск, где выделенные полосы сначала сделали, но потом по требованию ГИБДД убрали.

Есть и такие примеры, действительно. Просто нужно помнить, что город — довольно сложная система. Чтобы увидеть эффект от нововведений, иногда недостаточно нескольких месяцев. Нужно несколько сезонов или лет, чтобы оценить эффект от реформ.

Здесь нужны политическая воля, характер, поддержка специалистов, консультации и — самое главное — честный открытый диалог с жителями. Все участники изменений должны понимать, куда и зачем мы движемся, сколько это стоит и сколько принесёт, каковы риски. Без этого любая реформа будет восприниматься с опаской и столкнётся с неприятием. А определенность успокаивает и внушает уверенность в завтрашнем дне.

Ещё одной темой фестиваля станет сохранение «непризнанного культурного наследия». Почему именно «непризнанное»? Зачем оно, если оно и так непризнанное? У нас есть признанное культурное наследие — белокаменные соборы. Зачем что-то еще?

Сейчас опять повторю слова, за которые меня не любят местные краеведы и экскурсоводы: Владимир — это город с богатой историей. И эта история не ограничена XII и XIII веком. Владимир потому славен и велик, потому что смог пережить разные исторические эпохи. Он уже тысячу лет существует. Он вобрал в себя энергию многих поколений людей, которая выражается и в памятниках белокаменного зодчества, и в историческом центре XIX века, и в советской архитектуре. Любое проявление творческой энергии важно и ценно, потому что все это складывается в сложную мозаику, которая показывает нам настоящее лицо города.

А город Владимир всё-таки состоит не только из белокаменных соборов. Это еще и старые вывески, наличники, окна и двери, особенная конфигурация улиц. Даже поведение автомобилистов на дороге — это все тоже Владимир.

Формальный подход к тому, что мы четко делим интересные объекты на культурное наследие, которое стоит охранять, и все остальное, автоматически делает последние неважными, будто не требующими защиты.

IMG_3043.jpg
IMG_2997.jpg
IMG_2946.jpg
IMG_0327.JPG

Этот подход мне очень не нравится, потому что те же мозаики советского периода — допускаю, что не все, но многие из них — это произведения искусства, которые нуждаются во внимании, охране и защите. Нахождение на стенах жилых зданий усложняет процесс их признания объектами культурного наследия. И мы теряем и, к сожалению, продолжим терять мозаики. Собственники жилья этому способствуют, и время, и погодные условия — много факторов. С каждым годом ситуация все хуже и хуже. Сюда же можно добавить старинные двери, наличники.

Мы гордимся тем, что Владимир — это старый исторический город, привлекательный для туристов. Но при этом мы сами ограничиваем Владимир в росте этого самого туристического потенциала. Это и стоянка Сунгирь, о которой даже в городе мало кто знает. Тут и художница Ольга Розанова, которая абсолютно точно достойна присутствия в городской среде. Здесь же мы говорим про советское наследие, про прекрасные здания в стиле модернизма, про мозаики, про купеческий город. То есть много слоев, которые могут сосуществовать одновременно, не противореча друг другу.

Эта туристическая ткань может быть гораздо более сложной и привлекательной, а значит город Владимир может быть богаче. Богатый город может себе позволить больше расходов на транспорт, благоустройство, создание комфортных пространств. Это город, в котором приятнее жить и которым проще гордиться. Последнее важно, ведь тогда человек становится лучшим рекламным агентом города. Горожанина не придется «подкупать», чтобы он похвастался городом, выложил красивую фотографию в соцсеть и приглашал к себе в гости знакомых из других городов.

IMG_0367.JPG
IMG_0415.JPG
IMG_0412 (1).JPG
Подпись видео

В общественном сознании преобладает мнение, что из Владимира нужно уезжать, если хочешь чего-то добиться и хочешь чего-то интересного. Мы проводили опрос, собирали мнения о том, почему люди уезжают из Владимира. Самые частые ответы — здесь нечем заняться, здесь нет перспектив роста, здесь скучно, здесь нет интересных мероприятий, событий, не хватает комфортной городской среды. За этим всем люди уезжают в другие города. Мы теряем лучших, мы теряем самых энергичных и активных жителей — это драйверы роста, которых так не хватает городу.

Ты не чиновник, не политик, у тебя нет своей транспортной или строительной компании, тебе никто не платил ни за организацию фестивалей, ни за другие дела. Зачем ты всем этим занимаешься?

У меня нет ответа. Видимо, потому и занимаюсь организацией интеллектуальных турниров, потому что люблю вопросы задавать, а отвечать — не очень. Если серьезно — я все еще верю, что изменения возможны. Я делаю это для себя, дочери, родных и близких, потому что хочу жить во Владимире. Это очень крутой город, который может стать еще лучше — более комфортным, удобным, тихим, спокойным, безопасным. Можно сказать, что это такое здоровое проявление эгоизма.

Я хочу изменить город для себя и понимаю, что эти изменения точно понравятся и многим другим.

Предупреждение о возможном конфликте интересов. Один из авторов материала Сергей Егоров — сооснователь общественного движения «Владимир будущего».