Вице-губернатор Александр Ремига – об июльских коронавирусных ограничениях, взаимоотношениях с рестораторами и губернаторских амбициях

В интервью Зебра ТВ заместитель губернатора Владимирской области объяснил, как во владимирском Белом доме вводили QR-коды для предприятий сферы услуг, и волнует ли его лично не заладившийся диалог с одним из крупнейших бизнес-сообществ региона – Ассоциацией отельеров и рестораторов
СПЕЦПРОЕКТЫ Автор: 27 июля, 15:05 8684
Интервью

В июле 2021 года фамилия заместителя губернатора Владимирской области, члена «Единой России» Александра Ремиги звучит особенно часто. Недавние коронавирусные ограничения, которые стали неожиданным для всей сферы услуг региона, и последовавшая за ними волна возмущения, вынудили владимирский Белый дом сесть за стол переговоров с предпринимателями. Диалог с бизнесом вел Ремига, курирующий экономический блок региональной администрации.

Ограничения в виде QR-кодов действовали меньше недели – 16 июля их отложили до середины сентября. Сумбур в принятии решений не добавил рейтинга областной администрации, а Ассоциация отельеров и рестораторов Владимирской области и вовсе публично выразила недоверие Александру Ремиге, который, по слухам из предпринимательской среды, якобы планировал использовать ограничения как инструмент в борьбе за губернаторское кресло.

В интервью Зебра ТВ вице-губернатор попытался объяснить логику областных властей по введению коронавирусных ограничений. Александр Ремига также рассказал, насколько успешно выполняется постановление Роспотребнадзора об обязательной вакцинации работников ряда сфер, как намерен работать с негативом со стороны крупного регионального бизнес-сообщества, а также о том, насколько велики его губернаторские амбиции.

«МЫ НЕ ДОЛЖНЫ ГДЕ-ТО ЗАКРУЧИВАТЬ ГАЙКИ, А В ДРУГОМ МЕСТЕ ИХ РАССЛАБЛЯТЬ»

События двухнедельной давности выглядит очень противоречиво. 12 июля заработали коронавирусные ограничения, в тот же день их дополнили, потом организовали их публичное обсуждение, а под конец недели и отменили . Что это было?

Давайте так. У нас принимает решения и подписывает указы губернатор Владимирской области. Он смотрит на все происходящее в регионе в целом. То есть, есть позиция экономического блока, есть позиция тех, кто отвечает за медицину, и так далее. Губернатор получает информацию из множества источников.

К сожалению, в случае с июльскими ограничениями сложились два фактора. Первый: судя по докладам на региональном оперативном штабе по борьбе с коронавирусом, перестали соблюдаться меры безопасности. Думаю, здесь не надо ничего накручивать: возьмите «Глобус», любой ресторан, общественный транспорт, кинотеатр – там почти ни одного человека в маске нет. Все перестали соблюдать санитарные правила, но с точки зрения жителей – это одна история, а с точки зрения юридических лиц – другая. Когда на входе юрлица или организатора мероприятия, например, не измеряют температуру, это приводит к определенным последствиям.

SKRVC0001-3374.jpg

Второй фактор – это, естественно, резкий скачок заболеваемости. У нас количество заболевших за сутки выросло с 40-50 до 240-250. Это сразу же повлекло ряд других проблем: обеспечение больных койками, логистику пациентов и так далее. Бывают всплески в отдельных районах – там нужно продумывать логистику отдельно. Губернатор при принятии решений, естественно, все это взвешивает. Решение о введении коронавирусных ограничений было принято, исходя из всего, что происходит во Владимирской области, с точки зрения заболеваемости, ее распространения и, что самое важное, резкого роста числа больных.

А как рождалось решение о введении QR-кодов для сферы услуг? Кто предложил: «Смотрите, у нас сейчас очень все плохо, и нам нужно закрывать рестораны»? Или все-таки была какая-то статистика, что в ресторанах или фитнес-центрах заражаются больше, чем в других местах?

Нет. Я еще раз говорю, что решение принимает всегда один человек на основании показателей, которые диктовал Роспотребнадзор, региональный блок здравоохранения.

SKRVC0001-3351.jpg

В Роспотребнадзоре заявили, что не предлагали губернатору делать посещение предприятий сферы по сертификатам о вакцинации и отрицательным ПЦР-тестам.

Консультации были однозначно. Я в них не принимал участия, поэтому не могу свою точку зрения высказать об этом. Но напомню: наверно, за 2-3 недели [до введения ограничений] я проводил совещание, собирал бизнес–индустрию общественного питания, кино, маленькие производственные предприятия, и говорил тогда, что надо сделать превентивные шаги, чтобы нас – я имею в виду бизнес Владимирской области – ограничения коснулись меньше всего. Говорил, что нам необходимо прививаться, что в других регионах вводят паспорта коллективной безопасности. После этого мы организовали с представителями бизнеса несколько прививочных пунктов – в «Z-клубе», на «Рынке на Студеной», если вы помните.

Соответственно, запустили и привили на тот момент порядка 1 000 человек, наверно. И процентов 30 из них пришли со стороны, то есть, не персонал [заведений]. Когда был подписан указ об ограничениях, как я уже говорил, по данным различных контролирующих инстанций, меры безопасности не соблюдались. Мне как человеку, который отвечает за всю экономику региона, было бы гораздо легче защищать интересы бизнеса, если бы я мог сказать: вот, посмотрите, индустрия гостеприимства привита. Тогда можно было бы вести предметный диалог о смягчении ограничений – доказывать свою правоту с цифрами проще.

SKRVC0001-3361.jpg

Как я придерживался такой позиции четыре недели назад, так и придерживаюсь сейчас, и мы запускали вакцинацию заранее, готовясь, ожидая постановления Роспотребнадзора. Когда мы вакцинируем минимум 60% работников, а по некоторым направления и все 100%, я первый буду защищать бизнес от введения ограничений, потому что предприниматели сделали все зависящие от них шаги.

Сейчас у вас есть промежуточные данные по обязательной вакцинации? Есть ли уже сферы, где привит необходимый минимум в 60% сотрудников?

[Отдельные организации] подают данные в Роспотребнадзор, что у них привиты 60% сотрудников, но это пока незначительное количество. Очень мало по всей сфере услуг, на уровне статистической погрешности, однако есть и те, кто привил уже 100% работников. И я вас уверяю, большинство из них как раз те, кто сразу же откликнулся на мой призыв месяц назад. Они провели ряд мероприятий, действительно вакцинировали своих сотрудников, и это пошло им на пользу.

Все связанное с ограничениями создает ощущение непоследовательности. Мы говорим, что нужно ограничивать вход в рестораны и фитнес-центры, потому что они не соблюдают мер безопасности, но посмотрите на магазины, посмотрите на общественный транспорт. Я понимаю, что продукты питания и поездки – последние сферы, которые будут как-то серьезно ограничивать, но может все-таки навести порядок там, а потом уже браться за сферу услуг?

Одно другого не исключает. Это не значит, что мы где-то должны закручивать гайки, а в другом месте их расслаблять, если все одинаково не соблюдают правила.

SKRVC0001-3408.jpg

Но пока все именно так и выглядит: одним закручиваете гайки, а на других просто забили.

На самом деле, это не так. В сетевых магазинах, в транспортных предприятиях проходят проверки, встречи. Просто не все встречи надо освещать. Если вы обратили внимание, на прошлой неделе я проводил встречу по «борщевому набору» в администрации. Так вот, за несколько дней до этого департамент предпринимательства прорабатывал с торговыми сетями все меры безопасности, как вернуть их на прошлогодний уровень, когда в магазинах все без исключения действительно ходили в масках. С транспортом гораздо сложнее, там все - от проверки до проверки. Не может же, к сожалению, кондуктор или водитель останавливать автобус, [если кто-то не надел маску]. Все будут страдать от этого.

Так может увеличить число автобусов, сократить интервалы, чтобы люди рассредотачивались более или менее равномерно?

Вы же согласны с тем, что невозможно просто так взять и выпустить на маршрут, скажем, 20-30 дополнительных автобусов? Это же конкурсные процедуры, закупки. Тут много факторов, которые не позволяют сделать это оперативно. Если бы все было просто и быстро, мы бы сразу же этим инструментов воспользовались.

Многие замечали, что во Владимирской области вводят примерно такие же коронавирусные ограничения, как и в Москве, только с небольшим запозданием, и примерно в то же время отменяются. Даже отмена пропускного режима у нас произошла через несколько часов после Москвы. Все-таки история с QR-кодами – это было исключительно решение губернатора или копия московского опыта?

У нас раньше отменили. По крайней мере, указ был подготовлен раньше точно. Мы не знали про Москву. Скажу так: QR-коды или отрицательные ПЦР-тесты – это инструмент. На этом не надо заострять внимание. Важно было, что представители медицинского сообщества или Роспотребнадзора говорили, что надо снизить коммуникацию между людьми. Как это сделать? Разобщить людей. Хорошо. Какие с точки зрения жизнедеятельности человека наименее важные сферы? Транспорт важен, продукты питания – то же самое, и только потом идут все остальные индустрии. Дальше встает вопрос о том, как ограничивать. Можно просто всех закрыть, а можно найти более гибкий подход, например, разрешить обслуживать тех, кто не болен и готов это подтвердить. Это не новелла Москвы, так по всей России делают.

SKRVC0001-3399.jpg

То есть, никакой зависимости нет вообще, вы не ориентируетесь на Москву?

Нет. Мы смотрим опыт всех регионов, но не зацикливаемся на том, что где-то приняли решение, а значит и мы будем делать так же. Мы анализируем опыт, это факт. Смотрим, какие подходы, зачем это сделали, какой порог заболеваемости на сегодня, с чем были связаны эти решения. Иногда Роспотребнадзор готовит бумагу – и для нас это руководство к действию. Мы тоже смотрим, в каких регионах это произошло, как повела себя власть, как снизить издержки бизнеса по этому направлению.

«МНЕ НЕКОГДА РАЗБИРАТЬСЯ, ПОЧЕМУ КТО-ТО ЧТО-ТО СКАЗАЛ»

Ассоциация отельеров и рестораторов Владимирской области, куда входят больше сотни организаций, публично выразила вам недоверие. Как вы планируете работать с таким бэкграундом?

Честно говоря, не вижу предмета разговора. Против чего они?

Конкретно против вас. Вы обещали бизнесу, пострадавшему от коронавируса, меры поддержки, но мер поддержки нет.

Меры поддержки там [в Ассоциации] никого не интересуют. Я же со всеми общался, собирал всех этих людей. Предлагал им обсудить меры поддержки, и мне было сказано каждым из тех, кто там сейчас выражает какое-то негодование, что меры поддержки нам неинтересны, мы даже это не хотим обсуждать. Я говорю: «Вы вроде представители общественной организации? Помимо вас, есть еще маленькие компании, маленькие предприниматели. Вы о них-то думаете? Для них это может быть важно, когда будет компенсация издержек по зарплате, когда будет, может быть, снижение арендной платы. Вы о них думаете или вы о себе только думаете?».

То есть, получается, в Ассоциации думают только о своих ресторанах?

Получается, что так, но тогда это не общественная организация. Тогда это просто свои интересы отстаивают. Что потом происходит? После этого я предлагаю: давайте соберемся и примем решение все вместе. Но нет, навстречу они не идут.

SKRVC0001-3427.jpg

Было заявление, что они вам не доверяют. И поэтому Ассоциация добивалась встречи лично с губернатором.

Вопрос в том, что никто не был против, чтобы они встречались с губернатором. Другое дело, что результат-то какой? Все решения по снятию ограничений были выработаны мной в рамках рабочей группы и предложены губернатору. Губернатор поддержал их.

Получается, встреча бизнесменов с губернатором 16 июля была не так уж и важна?

Она была формальной. Указ о переносе ограничений был подписан или готов к этому моменту. Он, повторюсь, был выработан на основании тех решений, которые принимала рабочая группа. Губернатор с ними согласился. Тут нет предмета для доверия или недоверия. Это просто какие-то личные, может быть, интересы или еще что-то. Не готов давать оценки, потому что не вижу смысла. Где-то там что-то делают – пусть делают.

Никто закрытую позицию с самого начала не занимал. Поймите, когда мы проводили рабочие группы, на них записывалось по несколько сотен человек. Тогда кто эти люди, которые говорят, что им меры поддержки неинтересны? При этом хотим встретиться с губернатором. Это их личный выбор. Мне просто этим некогда заниматься, разбираться, почему кто-то что-то сказал. Есть реальные решения, которые пошли на благо бизнеса. Вот это для меня важно. Если какая-то часть захотела встретиться с губернатором – пожалуйста.

В ночь с 24 на 25 июля департамент предпринимательства и Росгвардия проводили проверки ресторанов во Владимире. Удивительное совпадение: проверяющие заходили в рестораны бизнесменов, которые входят в Ассоциацию отельеров и рестораторов, ту самую, которая выразила вам недоверие. Что это были за проверки? Почему они случились? На каком основании они прошли?

Знаете, надо смотреть каждый отдельный случай. Это - во-первых. Во-вторых, никаких параллелей здесь нет и быть не может. Я уже говорил, что какую бы позицию отдельные предприниматели не высказывали – это их личное мнение. То, что они заостряют внимание на чем-то, это тоже их позиция и их право. Никакой взаимосвязи здесь не может быть.

SKRVC0001-3348.jpg

Вы знали об этих проверках?

Нет. Я не отслеживаю все проверки. Департамент предпринимательства, конечно, проводит проверка, составляет график вместе с Роспотребнадзором, полицией, Росгвардией.

То есть, вы были не в курсе?

О том, что проверки идут постоянно, конечно, я в курсе.

А какие конкретно рестораны посещали проверяющие, вы не знаете?

Нет.

В бизнес-среде ходили слухи, что вы намерены использовать коронавирусные ограничения в политической борьбе за пост губернатора. И в последнее время вы часто появляетесь в СМИ, у вас резко выросла цитируемость, особенно на фоне новостей про то, что Владимир Сипягин включен в федеральный список кандидатов ЛДПР на выборах в Госдуму. И даже сейчас из нашего разговора можно сделать вывод, что все непопулярные решения принял губернатор, а вы остались как бы в стороне от этого. Все это наводит на определенные мысли. Скажите, вы рассматриваете себя как преемника Владимира Сипягина?

Нет. Абсолютно. И никогда такого разговора не было.

А вы хотели бы стать губернатором Владимирской области?

Естественно, [хочу], как и, наверно, любой госслужащий. То есть, мы [госслужащие] можем рассматривать разные позиции с точки зрения карьерного роста, это нормальное явление. В данной перспективе мое губернаторство не рассматривается, такого вопроса сейчас не стоит.

А возможно такое в принципе?

Дело не в этом. К такому моменту нужно созреть. И должен быть определенный опыт. Я считаю, что для меня сейчас самая важная цель – формировать себя как профессионала в том направлении, которым я занимаюсь: экономика, инвестиции, промышленность, сельское хозяйство. Для меня это интересно.

Я понимаю, что в регионе у нас огромный потенциал. Мы можем развиваться. В нулевых годах моими предшественниками, [Владимиром] Веретенниковым и [Вячеславом] Кузиным было заложено очень много. И за последнее время, даже в год пандемии, мы сделали определенные шаги, правильные шаги, и выстраиваем правильный, хороший диалог с инвесторами, внутренними, в том числе. Они начинают открываться к власти и подтверждают свои инвестиционные планы. В долгосрочной перспективе мы понимаем, как регион должен развиваться, как нарастить объем кооперации, усилить машиностроение, химическую промышленность, фармацевтику. Сегодня я вижу свою самореализацию именно в этом.

SKRVC0001-3344.jpg