Суд изучил видео, на котором запечатлены моменты передачи взяток начальнику владимирской Росгвардии. Адвокаты сочли записи неубедительными

Адвокаты начальника управления Росгвардии по Владимирской области снова заявили о фальсификации доказательств со стороны следствия – на этот раз после изучения видеозаписей, на которых запечатлены моменты передачи взяток Алфие Мокшиной
СПЕЦПРОЕКТЫ Автор: 20 Февраля, 12:54 2 7672
Репортаж
Все фото в материале из архива Зебра ТВ

В Октябрьском районном суде города Владимира продолжается рассмотрение уголовного дела начальника управления Росгвардии по Владимирской области. Алфию Мокшину обвиняют в мошенничестве, получении взяток и приготовлении к получению взяток.

XXI-4903.jpg Алфия Мокшина

Все преступления, по версии следствия, Мокшина совершила весной 2018 года, когда в силовом ведомстве проходила ревизия финансово-хозяйственной деятельности. Обвинение настаивает, что глава владимирского подразделения войск Национальной гвардии требовала с подчиненных взятки, чтобы задобрить ревизоров, но использовала полученные деньги для оплаты услуг в подмосковной частной клинике.

ТРИ ХОДАТАЙСТВА АДВОКАТА ГРУЗДЕВА

16-й день судебного процесса начался с серии ходатайств защиты. В прошлый раз, 14 февраля, у адвокатов возникли вопросы к сопроводительному письму главы регионального управления ФСБ Евгения Столбина, которое стало основанием для возбуждения уголовного дела.

Столбин отправил письмо с материалами оперативно-розыскной деятельности председателю владимирского управления Следственного комитета Александру Еланцеву 3 июня 2018 года. В СК получили документы только 27 июня 2018 года. Сама отметка о регистрации входящего сообщения появилась, как полагают адвокаты, спустя год после переписки. Это, по мнению защиты, свидетельствует о фальсификации доказательств.

В среду, 19 февраля, адвокат Алфии Мокшиной Евгений Груздев попросил суд назначить экспертизу отметки о входящем сообщении. В независимой лаборатории Груздев рассчитывал узнать, когда именно появился штамп на сопроводительном письме – современные технологии позволяют сделать это с точностью до нескольких месяцев.

XXI-4902.jpg Евгений Груздев

«Наличие штампа еще ни о чем не говорит, – возразил судья Юрий Евтухов. – Штамп – это элемент делопроизводства, и нет ничего, что опровергало бы факт подделки письма». Старший помощник прокурора города Владимира Татьяна Мельник сказала, что не поняла суть ходатайства. «Заявление голословно и не подтверждено фактами», – заявила она, попросив суд отклонить просьбу защиты. Юрий Евтухов сразу отказал в удовлетворении ходатайства. Если бы экспертиза действительно требовалась, судья обязательно удалился бы в совещательную комнату, пояснил судья свои действия как будто специально для студентов, которые пришли на заседание.

XXI-4952.jpg Юрий Евтухов

Видимо, ожидая подобного решения суда, адвокат Груздев заявил еще одно ходатайство. Он снова обратил внимание на признаки, по его мнению, свидетельствующие о фальсификации сопроводительного письма из ФСБ двухлетней давности. В частности, Груздева удивило, что письмо, адресованное генерал-лейтенанту Александру Еланцеву вопреки субординации попало сразу к начальнику отдела по расследованию особо важных дел. Адвокат не понимал, где находилось письмо с секретными документами с момента отправки 3 июня 2018 года до момента получения 27 июня 2018 года.

На отметке о приеме входящего сообщения стоит номер «3483», обратил внимание суда Евгений Груздев. Он назвал эту цифру произвольной, так как другие материалы, поступившие в Следственный комитет спустя полгода, пронумерованы меньшими числами. Например, заявления о преступлении от потерпевших Равковской и Севостьянова, написанные в ноябре 2019 года, имеют порядковые номера «1984» и «1985» соответственно. Учитывая все это, Груздев попросил признать все сведения об оперативно-розыскной деятельности, приложенные к письму Евгения Столбина, недопустимыми и исключить из материалов дела.

«А с чего вы взяли, что сопроводительное письмо – это доказательство?», – ответил на ходатайство адвоката судья Юрий Евтухов. Он спросил у гособвинителя, представляла ли она письмо Евгения Столбина как документ, подтверждающий вину Алфии Мокшиной. Старший помощник прокурора города Владимира Татьяна Мельник ответила отрицательно. «Сопроводительное письмо – сверх делопроизводства, оно не является уголовно-процессуальным доказательством», – заметил судья Евтухов и снова отклонил ходатайство, не удаляясь в совещательную комнату.

Тогда Евгений Груздев заявил третье подряд ходатайство. «В целях экономии процессуального времени», адвокат попросил суд истребовать для защиты оригиналы книг входящих сообщений регионального Следственного комитета и исходящих писем регионального управления ФСБ за 2018 год. «Факт получения сопроводительного письма не вызывает сомнений, удовлетворять ходатайство смысла нет», – возразила Татьяна Мельник. «Изучение делопроизводство не имеет отношения к существу обвинения», – заключил судья Юрий Евтухов и в третий раз подряд отклонил ходатайство защиты.

НЕОПРОВЕРЖИМЫЕ ВИДЕОДОКАЗАТЕЛЬСТВА ОБВИНЕНИЯ

После череды ходатайств продолжилось изучение доказательств обвинения. Предыдущие два дня участники процесса слушали аудиозаписи телефонных разговоров между фигурантами дела. 19 февраля суд исследовал видеозаписи, сделанные на скрытую камеру заместителем начальника управления Росгвардии по Владимирской области, майором полиции Алексеем Прямовым. Он считается посредником при передаче взяток от подчиненных Алфие Мокшиной. Прямов действовал под надзором сотрудников ФСБ.

На втором из трех CD-дисков, приложенных к делу, записаны два видео. Сначала старший помощник прокурора города Владимира Татьяна Мельник зачитывала протоколы осмотра диска и его содержимого, сделанные следователем, а зачем демонстрировала сами записи.

Ролик № 1

Видео снято в здании центрального офиса владимирского управления Росгвардии на Суздальском проспекте. Алексей Прямов берет в руки свою черную папку и идет в приемную Алфии Мокшиной, которая находится напротив его кабинета. Начальника на месте нет. Через несколько минут она возвращается, приглашает Прямова к себе в кабинет. Они разговаривают о работе, затем выходят в кабинет Прямова, где в этот момент сидит человек, внешне похожий на другого замначальника владимирской Росгвардии Андрея Бодягина. Мокшина просит Бодягина уйти, но говорит, что в кабинете у Прямова может быть «это» (по всей видимости, имеются ввиду скрытая камера видеонаблюдения – ред.). Оба возвращаются в кабинет начальника. Мокшина достает из серванта красную сумку и отдает ее своему заместителю со словами: «Положи документы важной секретности на место». Прямов проходит в пустое смежное помещение. Он достает из своей папки несколько пятитысячных купюр и кладет в сумку, после чего возвращается в кабинет и отдает ее Мокшиной. После этого начальник владимирской Росгвардии и ее заместитель выходят на улицу. Они снова обсуждают рабочие вопросы и дальнейшие действия по сбору денег с подчиненных. Затем оба возвращаются в кабинет Мокшиной и разговаривают о вещах, не представляющих интереса для следствия.

Комментируя после заседания первое видео, адвокат Алфии Мокшиной Александр Аверин обратил внимание журналистов на одну деталь: протокол осмотра записи, сделанный следователем в июне 2018 года, несколько отличается от того, что можно увидеть в самом ролике. В частности, следователь пишет, что «Мокшина А.Р. ставит под стол сумку красного цвета с деньгами». По видео определить, было ли это на самом деле, невозможно, утверждал Аверин. Скрытая камера прикреплена к мундиру Прямова под наклоном и угол обзора достаточно узок; момент, когда начальник владимирской Росгвардии убирает сумку под стол, на записи не виден.

Ролик №2

Видео снято в салоне внедорожника Great Wall Алексея Прямова рядом с домом на улице Гастелло, где находилась служебная квартира Алфии Мокшиной. Прямов сидит на месте водителя. К нему в машину на переднее пассажирское кресло подсаживается начальник владимирской Росгвардии в гражданском с желтым пакетом и маленькой черной сумкой в руках. Они обсуждают рабочие вопросы, возможные кадровые перестановки в силовом ведомстве, называют фамилии некоторых служащих Росгвардии. Разговор продолжается примерно 12 минут. За кадром слышен звук расстегивающейся молнии. «Может, назад сядете?» – спрашивает Прямов у Мокшиной. «Да без вопросов, на», – отвечает Мокшина и отдает Прямову свою сумку. Прямов выходит из машины, открывает заднюю дверь и достает свою папку, в которой лежат купюры номиналом 1 тысяча и 5 тысяч рублей, разложенные в три пачки. Замначальника владимирской Росгвардии поочередно достает деньги и перекладывает, по всей видимости, в маленькую черную сумку Мокшиной, которой не видно в кадре. После этого Прямов закрывает дверь внедорожника и отдает сумку своему начальнику. Оба некоторое время разговаривают об отстраненных вещах, после чего Мокшина направляет к подъезду, а Прямов садится в машину и уезжает.

То, что в кадре не видно, куда именно Алексей Прямов перекладывает деньги из своей папки, позволило адвокатам снова сделать вывод о «предвзятости и преднамеренности следователя, создающего тем самым искусственные доказательства обвинения в целях формирования у суда заведомо искаженного представления об имевших место событиях». Об этом защита написала в своем ходатайстве, которое попыталась заявить сразу после просмотра второй видеозаписи. Судья не позволил адвокатам выступить, заявив, что прежде нужно рассмотреть все доказательства, а именно изучать материалы, содержащиеся на всех трех дисках, приложенных к делу.

«Дело не в том, что адвокаты плохие и они выкручивают дело туда или сюда. Дело в том, что существуют правила, которые свидетельствуют о необходимости сбора доказательств таким образом, чтобы доказательства бесспорно убеждали всех, кто их изучает – особенно суд, если он независим, если он объективно смотрит, и так далее, – убеждали в том, что это было.

Додумать можно все, что угодно. Мы уже проходил это, 37-й год уже был, когда люди признавались [в тех преступлениях, которые не совершали]. Посмотрите, как сфокусирована видеокамера: деньги берутся и куда-то исчезают. Его [Прямова] задача была сфотографировать, как он кладет в сумку, а не как он берет у себя», – рассказал журналистам адвокат Александр Аверин после очередного дня судебного заседания.

XXI-4910.jpg Александр Аверин

На вопрос Зебра ТВ о том, следует ли из заявления адвокатов о фальсификации доказательств, что Алфия Мокшина не брала взятки через посредника, Александр Аверин ответил уклончиво:

«У нас есть четкая позиция, она давно уже имеется. Мы ее, безусловно, изложим. На сегодняшний день излагать эту позицию мы не может по одной простой причине, и мы об этом сказали с самого начала: как только мы что-то говорим, моментально все переворачивается, все переделывается, все подстраивается, как и с этим сегодняшним доказательством (имеется в виду сопроводительное письмо из регионального управления ФСБ – ред.). На момент возбуждения уголовного дела не было материалов проверки у них [следователей]. Приходят сотрудники ФСБ, открывают ногой дверь к следователю: «Возбуждай дело». Так нельзя, порядок для всех одинаковый».

Аверина также возмутило, что суд отклоняет все подряд ходатайства защиты, даже не удаляясь в совещательную комнату. Адвокат отметил, что процесс с самого начала заточен под обвинительный приговор. На вопрос о возможном отводе суду и смене председательствующего, Александр Аверин ответил, что «судья хороший – систему надо менять».

ЧТО БЫЛО РАНЬШЕ

В первый день заседания адвокаты Мокшиной потребовали вернуть уголовное дело в прокуратуру из-за нарушений во время следствия. Суд не удовлетворил это ходатайство защиты.

Второй день начался с оглашения обвинительного заключения. Глава владимирской Росгвардии не признала себя виновной. Алфия Мокшина заявила, что ее уголовное дело искусственно создано руководителями региональных силовых структур, которые хотели убрать Светлану Орлову с поста губернатора Владимирской области.

Третий день суд посвятил допросу первого потерпевшего — начальника (УВО) Владимирской области Алексея Севостьянова. Его показания легли в основу эпизода о мошенничестве.

На четвертый день еще один потерпевший, начальник финансово-экономического отдела регионального УВО Ольга Равковская, рассказала о передаче Алфие Мокшиной 50 тысяч рублей в коробке из-под «Рафаэлло». Заместитель начальника регионального управления Росгвардии Алексей Прямов, проходящий свидетелем по делу, попытался объяснить суду, как он по требованию Мокшиной собирал деньги с подчиненных.

Допрос свидетелей обвинения продолжался и в течение всего пятого дня заседания. Перед судом выступили замглавы владимирской Росгвардии, полковник полиции Андрей Бодягин, а также глава отдела вневедомственной охраны (ОВО) по Александровскому району Вадим Сильчихин. Адвокаты дали понять, что некоторые служебные документы были уничтожены во время ревизии, но с какой целью – пока непонятно.

Шестой день оставил еще больше вопросов. Руководители ОВО в Петушинском и Кольчугинском районах должны были просто уточнить информацию, ранее озвученную в суде другими свидетелями. Но Сергей Просыпалов и Сергей Кашутин, на двоих собравшие для Мокшиной 35 тысяч рублей, путались в показаниях, неуверенно и односложно отвечали на прямые вопросы адвокатов.

Весь седьмой день суд потратил на опрос бывшего сотрудника ФСБ, под надзором которого заместитель Алфии Мокшиной, майор полиции Алексей Прямов собирал взятки с подчиненных. Экс-оперативник впервые озвучил, на что потратила деньги начальник владимирской Росгвардии: мечеными купюрами она якобы расплатилась за лечение в одной из подмосковных клиник.

Членов ревизионной комиссии Центрального округа Росгвардии начали допрашивать на восьмой день. Их показания кардинально отличались от тех, что давали владимирские силовики. Расхождения были заметны во всем, начиная с оценки грубости нарушений и заканчивая характеристикой Мокшиной.

Во время девятого, десятого и одиннадцатого дней заседании в Октябрьском районном суде ждали двенадцать сотрудников Центрального округа Росгвардии, проверявших финансово-хозяйственную деятельность владимирского управления силовой структуры весной 2018 года. Никто из свидетелей не приехал, поэтому гособвинитель зачитывала протоколы их допроса, почти слово в слово повторявшие друг друга.

На двенадцатый день заседания суд допросил по видеосвязи главного бухгалтера частной клиники в Коломне, где по версии следствия Мокшина расплачивалась деньгами, полученными в виде взяток от подчиненных. В тот же день подруга начальника владимирской Росгвардии рассказала суду некоторые подробности поездок подсудимой на лечение в Подмосковье.

Во время тринадцатого дня заседания суд допросил последних свидетелей обвинения – рядовых сотрудников владимирского управления Росгвардии. Их показания не добавили ничего ценного к сути обвинения, зато адвокатам дали лишний повод ещё раз заявить о противоречиях в уголовном деле Мокшиной.

Четырнадцатый день заседания стал первым, во время которого суд изучал доказательства обвинения. Старший помощник прокурора Татьяна Мельник предложила прослушать аудиозаписи телефонных разговоров свидетелей и подсудимой, но из-за технических проблем сделать это корректно не удалось.

На пятнадцатый день судебного заседания адвокаты узнали, что основанием для возбуждения уголовного дела стало письмо начальника УФСБ по Владимирской области председателю регионального Следственного комитета, к которому были приложены 102 листа материалов оперативно-розыскной деятельности. Защита подозревает, что письмо попало к следователям задолго до того, как появилось дело Мокшиной, то есть с нарушением процессуального порядка.